Главная / НОВОСТИ / Белгородский мэр – на первом месте

Белгородский мэр – на первом месте

Центр информационных коммуникаций «Рейтинг» опубликовал новое исследование: рейтинг мэров столиц регионов Российской Федерации за  июнь 2015 года.

При составлении рейтинга исследователи обращались к материалам открытых источников и инсайдерской информации. Но главное внимание специалисты ЦИК «Рейтинг» уделили учёту мнений региональных и федеральных экспертов. Именно этот источник определил конечные результаты работы. Основной массив информации по большинству субъектов России был собран во второй половине мая – середине июня 2015 года.

Первое место занял мэр Белгорода (Белгородская область) Сергей Боженов. На втором — руководитель Салехарда (Ямало-Ненецкий автономный округ) Иван Кононенко. А третью строчку занял глава Ханты-Мансийска (Ханты-Мансийский автономный округ) Максим Ряшин.

На третьей строчке снизу оказался глава Читы (Забайкальский край) Владимир Забелин. На предпоследней позиции – руководитель Барнаула (Алтайский край) Игорь Савинцев. На последней строчке «Народного рейтинга» расположился мэр Биробиджана (Еврейская автономная область) Андрей Пархоменко.

Ситуацию прокомментировал профессор Уральского государственного Экономического университета, эксперт по конкурентной разведке (г. Екатеринбург) Евгени Ющук:

«Реальная суть реформы местного самоуправления старательно «забалтывается» мэриями по всей стране. Второстепенное систематически вытаскивают наружу, где-то пугают население, а где-то даже угрожают социальной дестабилизацией Кремлю. Почему же мэрии реагируют так бурно? А все очень просто, на самом деле. С точки зрения возможности увольнять начальников, властная вертикаль заканчивается на уровне главы региона. Президент может уволить полпреда, губернатора тоже может. А мэра – нет.

Мэр – это не государственная власть, а муниципальная. Закон о местном самоуправлении до недавнего времени нес в себе такой либерализм, унаследованный из 90-х, что любой мэр оказывался практически неуязвимым для властной вертикали, правда, при одном условии. Это условие — способность самофинансирования, в случае перекрытия денежных поступлений «сверху». Иными словами, богатая мэрия в значительной степени независима от центральной власти. Мэра можно посадить, если поймать на нарушениях, но просто отрешить его от должности волевым решением не получится.

В небольших населенных пунктах у мэрии нет ни денег, ни аппаратного веса, чтобы заниматься политикой, поэтому там баланс интересов населения и Кремля, в целом, соблюден. Но в крупных и богатых городах ситуация сложилась принципиально иная. Наличие развитого бизнеса, строительства, дорогих объектов недвижимости, востребованных землеотводов, наружной рекламы, развитой розничной торговли и т.п., делает мэрию крупного города финансово довольно самодостаточной. А, как только появляются деньги, можно и политикой заняться: хоть медиа-атаку организовать, хоть митинги и манифестации замутить. Любой центр власти, не вписанный в государственную вертикаль, объективно становится оппозиционным, и превращается в потенциальную точку распада страны. Как только стало понятно, что крупные города России могут относительно легко превратиться в точки, полыхающие Майданами, Кремль начал реформу Местного самоуправления. Цель реформы МСУ – пресечь саму возможность превращения города в центр майданной активности».

Служба информации «НВ»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru