Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 18 08 2018
Home / В Мире / Что произошло в Греции?

Что произошло в Греции?

Американский социолог, основатель мир-системного анализа Иммануил Валлерстайн  всматривается в  греческий кризис.

greciya_defolt_1234124

Тот, кто следит за развитием ситуации в мире, не мог пропустить в масс-медиа бесконечную череду аналитических материалов, касающихся экономических реалий Греции. Наиболее примечательный момент здесь, собственно, то, насколько эти материалы радикально отличаются друг от друга. Тем не менее их можно условно разделить на две основные группы.

Первая утверждает, что Греция сама виновата в своих трудностях, поскольку ряд правительств (как и сами граждане Греции) опрометчиво растратили средства ради поддержания коллективного образа жизни на уровне, превышающем их уровень коллективного дохода. У этой группы решение проблемы Греции очень простое – резко сократить коллективные расходы, чтобы расплатиться с огромными кредитами. Сторонники такой позиции называют свою программу «реформой» и утверждают, что после ее реализации и по прошествии времени Греция только окрепнет.

Эту точку зрения (в той или иной степени) разделяют большинство стран еврозоны, а их позицию наиболее бескомпромиссно и громко озвучивает министр финансов Германии Вольфганг Шёбле. В защиту своей позиции он приводил два основных аргумента: Греция должна выйти из еврозоны «временно» и в строжайшем порядке платить по всем своим непогашенным кредитам.

Критики этой программы называют ее «мерами экономии» и утверждают, что это жестокие и бессердечные меры, обрекающие еще большую часть общества на ужасающую нищету. Кроме того, они утверждают, что режим мер экономии не приведет и не может привести к окончанию нынешней депрессии в Греции. Они говорят, что каждый новый кредит только увеличивал, а отнюдь не сокращал уровень безработицы и еще более отдалял задекларированную цель этих мер – восстановление «конкурентоспособности» Греции на мировом рынке. Они призывают не вводить меры экономии, а списать существенную часть долга и снять требования кредиторов сократить пенсии и прочие социальные выплаты.

Требование о списании долгов поддержали такие ведущие экономисты, как Джозеф Стиглиц и президент МВФ Кристин Лагард.

Однако как же Греция дошла до такого экономического упадка? Во-первых, здесь нужно выяснить, когда Греция прошла точку начала ее нынешних бедствий, а этот вопрос и является «яблоком раздора». Сторонники неолиберальных реформ ведут отсчет с момента свержения диктатуры в 1974-м и возникновения левой партии ПАСОК (под руководством Андреаса Папандреу) в качестве основного игрока на политической сцене. Таким образом вся вина возлагается исключительно на Грецию – в частности за проведение рядом правительств социал-демократической политики. Их оппоненты отодвигают дату начала проблем еще дальше – в 1930-е годы, когда западноевропейские правительства (в частности Германия) навязали Греции квази-колониальную систему. Они таким образом возлагают вину непосредственно на капиталистические и империалистические силы.

Политика Греции после 1974-го во многих отношениях является достаточно типичным политическим соперничеством правоцентристской партии («Новая Демократия») и изначально левой, но затем все больше склонявшейся к левоцентризму ПАСОК. Поскольку целый ряд правительств принимали условия выделения кредитов, а, соответственно, соглашались на введение мер экономии, вакантное место слева заняла СИРИЗА (аббревиатура, означающая Коалицию Радикально Левых) – новая партия, основанная в 2004-м. Поначалу СИРИЗА была действительно коалицией, объединяющей множество мелких партий от ультралевых до левоцентристов. Она отличалась от других своей жесткой оппозицией политике мер экономии. Ее лидером стал Алексис Ципрас. С каждыми новыми выборами СИРИЗА набирала силу, наконец, выйдя на первое место в 2015 и получив 36% голосов.

Поскольку греческая избирательная система предоставляет бонус лидирующей партии, то этих голосов было достаточно, чтобы получить 149 депутатских мест (из 300) и сформировать правительство благодаря поддержке одной небольшой партии.

И тогда СИРИЗе пришлось столкнуться с определенной дилеммой – будучи правительственной партией, она не могла занимать удобную позицию радикального оппозиционного движения. Новое правительство избрало Яниса Варуфакиса на должность министра финансов и на роль ведущего переговоры с греческими кредиторами.

Перед выборами СИРИЗА обещала не договариваться с так называемой «Тройкой» по поводу дальнейших действий («Тройка» – это МВФ, Европейский Центробанк и Евросоюз). Затем Варуфакис понял, что никто с ним даже разговаривать не будет, если он не договорится с «Тройкой». Тем не менее Варуфакис достаточно стойко и четко заявлял о необходимости списания долгов и выделении кредита на переходный период, который обеспечил бы платежеспособность греческих банков. Он хотел выиграть время, которое позволило бы СИРИЗе смягчить пагубные последствия многолетней реализации мер экономии. И он хотел добиться этого без выхода Греции из еврозоны – так называемого «Grexit».

Когда же переговоры ни к чему не привели, СИРИЗА внезапно решила провести референдум по вопросу, принимать или не принимать условия «Тройки». Все, включая СИРИЗу, ожидали, что голоса распределятся примерно поровну, однако вместо этого 5 июля 61,3% греков отказались сдаваться на милость «Тройке», ответив OXI (Нет).

И тогда перед СИРИЗой встал вопрос: что же теперь делать? Решение принималось в узком кругу – комитетом из шести человек, включая Ципраса и Варуфакиса. Варуфакис предлагал так называемый «план Б», который он разрабатывал в течение пяти месяцев.

Он предполагал введение параллельной платежной системы, которая позволила бы осуществлять финансовые транзакции даже в период «банковских каникул» и введения контроля над капиталом. Это было нечто вроде выхода из еврозоны, но на условиях Греции. И в случае реализации данного варианта Греция столкнулась бы с максимальным противодействием со стороны неолиберальных сил. Однако комитет проголосовал (4 голоса против 2) против принятия «плана Б», и тогда Варуфакис подал в отставку с поста министра финансов. После этого СИРИЗу вынудили согласиться на еще более жесткие «реформы», чем предлагавшиеся в самом начале переговоров.

И сейчас политическая буря охватила саму СИРИЗу. Есть те, для кого приоритетом является ее сохранение как партии. Есть и так называемая «Левая Платформа», которая называет Ципраса «предателем» и, возможно, намерена уже создать новую партию. И есть такие, как Варуфакис, которые считают, что Ципрас допустил серьезную тактическую ошибку, однако по-прежнему намерен покончить с мерами экономии.

Какие же уроки СИРИЗА (и все прочие) может извлечь из всего случившегося? Во-первых, нужно отметить один аспект, который пока что не обсуждается.

С самого своего зарождения в 2004-м СИРИЗА стремилась к государственной власти ради реализации поставленных целей. И, похоже, что альтернативные политические пути даже не рассматривались.

В ходе стремления к государственной власти, конечно же, приходится идти на серьезные жертвы. В частности правительства (любые правительства и где бы то ни было) вынуждены идти на компромиссы и заключать сделки с остальным миром. В итоге это приводит к расколу – вроде того, который сейчас переживает СИРИЗА.

И второй вопрос, который сейчас как раз обсуждается: хорошо это или плохо — оставаться в еврозоне? Очевидно, что это вопрос кратковременной тактики. Еврозона в своем нынешнем виде сама по себе является прессингом, вынуждающим проводить неолиберальную политику. Однако выход из нее предполагает серьезные кратковременные, но негативные последствия для условий жизни греков. Массовый ответ «нет» на референдуме свидетельствует одновременно как о достоинстве греков, их намерении выступать против мер экономии, так и о желании остаться в еврозоне. Сейчас можно ожидать досрочных парламентских выборов, на которых СИРИЗе под руководством Ципраса будет достаточно сложно возобновить мандат доверия. Однако альтернативы Ципрасу нет. Он загнан в ловушку своих прежних решений и приоритетных задач своей партии, которая желает остаться у власти.

Иммануил Валлерстайн

Фото: news.day.az

По информации: rabkor.ru


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru