Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Воскресенье, 22 09 2019
Home / Тайны века / История хищной паутины. Отчет паука

История хищной паутины. Отчет паука

Тайная история человечества: Глава X, в которой французы, немцы и русские против своей воли пляшут под дудку англичан

Portrait-Of-Otto-Von-Bism-007Нет отбросов – есть кадры.

Вильгельм Штибер

Право-это правильно понятая политика силы

Отто фон Бисмарк

История – наука неточная. Ведь исторических фактов  не существует. Существует лишь контекстная  интерпретация  документов и источников, то есть измышления ученых, нашедших старый папирус или черепок с письменами. И измышления эти порой весьма забавны. К примеру – «Украинские археологи, исследуя стоянку древних укров близ Жмеринки, обнаружили кусок проволоки. Это неопровержимо свидетельствует, что древние укры знали телеграф… Российские ученые, исследуя стоянку древних русов близ Углича, не обнаружили следов проволоки. Это неопровержимо свидетельствует, что древние русы знали беспроволочный телеграф».

Мы – против такого исторического волюнтаризма. Наша трактовка истории порой иронична, но в ней есть определенная и в чем-то железная логика, подобная лучу свете в темном историческом царстве. 

… Каминный зал в резиденции в фамильной резиденции канцлера Германии Отто фон Бисмарка в поселке Фридрихсру  близ Гамбурга в  Германии. Январь 1871 года после Рождества Христова. 

— Ваша светлость, господин Штибер приехал! – затянутый в ливрею дворецкий  застыл в ожидании указаний. – Прикажете провести его каминный зал?

— Нет-нет, Ганс, я сам встречу дорогого гостя! – Величавый как монумент канцлер Германии Отто фон Бисмарк поднялся из кожаного кресла с фамильным гербом, подошел к дверям и широко распахнул их.

— Я жду вас, мой дорогой Вилли! Жду с нетерпением! Прошу! – Бисмарк обнял скромно стоявшего на пороге руководителя Прусской политической полиции Вильгельма Штибера и увлек в дом.

— Ну как доехали, герр Штибер? – спросил с радушной улыбкой «железный канцлер» своего главного шпиона, после того как они  удобно расположили в глубоких креслах возле пылающего камина.

— Превосходно, Ваша светлость! –  слегка улыбнулся Штибер. – ваше поместье расположено в глубине древнего Саксонского леса.  Здесь веет духом   воинов  Арминия и Карла Великого.

— Да вы оказывается романтик, Штибер.- рассмеялся Бисмарк. – На самом деле здесь гораздо более явственно веет духом саксонских язычников, нещадно истребленных Карлом Великим и духом  фанатичных солдат Морица Саксонского, вождя протестантов в войне с империей  Габсбургов. Но, впрочем, к делу! Вы привезли остаток средств, выделенных на оплату информаторов?

— Все в этом портфеле, Ваша Светлость! – Штибер  пододвинул стоявший перед ним черный кожаный портфель к ногам рейхсканцлера.

— В марках?

— Нет, в английских фунтах, как вы и просили. И смета всех расходов, включая специальные проекты.

— Очень хорошо, майн либер Вилли! – провел рукой по юнкерским усам Бисмарк. – В Берлине ждет моего отчета посланец Ротшильдов, наших  финансистов. А ему, в свою очередь, проще отчитаться перед мистером Дизраэли в фунтах, а не германских марках.

— Вы сказали – Дизраэли? Но ведь он, хоть и затеял всю эту Большую Игру, сейчас в отставке, а в кресле премьера – Билли Гладстон?

— Дизраэли – великий человек, Штибер, он по прежнему держит руку на пульсе истории, и он еще вернется в кресло премьера. И уж отчет по европейской кухне Ротшильды сначала представят ему. Он дальновидны. И они знают настоящих «Хозяев Истории», кстати это  bon mot(словечко) самого Дизраэли.

— А для каких целей хозяевам истории снова понадобиться Дизраэли?

— Франция разбита окончательно и никогда не вернется в число великих по- настоящему держав. Впереди у нее медленное угасание, и бороться с Германской империей она может лишь в союзе с Британией и  набирающей силой Америкой.

— Значит, теперь на прицеле мы?

— Да, это так, —  веско сказал Бисмарк, — Британцы и Ротшильды использовали нас для разгрома Франции, а мы использовали британцев и Ротшильдов для возрождения Германского рейха. Это нормальная политическая игра. Теперь европейская конфигурация изменилась и для ослабления Германии будут использоваться, видимо, социалисты и эти новомодные … коммунисты.

 — Да, есть у нас такой «Союз коммунистов» господ Маркса и Энгельса, — подхватил тему Штибер. — Они очень активны и даже агрессивны.

— За ними все те же британские интересы и деньги Ротшильдов, дружище Штибер. Это на сегодняшний день самая грозная опасность для нашей Родины. Хотя и не единственнная.

— Вы опасаетесь новой войны, господин канцлер?

— Безусловно. Я  жду, что Англия начнет  нагнетать напряженность в отношениях Германии и России. Сейчас ситуация под нашим контролем, но что будет, когда мы с вами уйдем… Я боюсь, что во главе Германии встанет глупец, фанатичный глупец, который втянет нацию в убийственные военные авантюры.

 — Что касается германских коммунистов, что я попробую их нейтрализовать, герр канцлер. А с русскими я работаю уже десять лет, с вашего ведома и под вашим контролем.

— Ну и что вы о них думаете, Штибер?

— Император Николай 1 сделал правильные выводы из путча 1825 года и создал свою собственную контрразведку –   III отделение Собственной Его Величества канцелярии во главе с графом  Бенкендорфом. Я консультировал Бенкендорфа и  его преемника графа Орлова. У меня поначалу

 сложились самые дружеские отношения с шефом корпуса жандармов, входящего в  III Отделение, полковником Мезенцевым. Это  были весьма ответственные и преданные императору люди, но…

— Почему вы замолчали, Штибер?

— Русская элита прогнила насквозь, герр канцлер, — угрюмо процедил Штибер.-  Они  заражены либеральными идеями, очень сильны масоны. Я смог предотвратить покушение на императора Александра 1 в Париже, но что будет дальше?  К сожалению, господин Мезенцев  не поверил мне о наличии  заговорщиков и предателей среди его людей…

— Вы назвали ему конкретные имена? – поднялся из кресла Бисмарк.

— Да, я назвал ему фамилию его заместителя, полковника Макарова. Я отследил его огромные расходы на любовниц и  поездки в Париж и Лондон. Я отследил связи Макарова с террористическим подпольем.

— И что?

— Мезенцев не поверил и сжег обличающие Макарова документы!

— И все?

—  Мезенцев счел мою информацию оскорбительной для чести корпуса жандармов и пригрозил  мне арестом.

— Дер тойфель, этот Мезенцев просто швайнехунд!

— Нет, Ваша светлость, Мезенцев просто запуган. В заговоре состоят самые высшие чиновники России. Один из них, граф Сергей Витте, связанный кстати с Ротшильдами, как-то в иносказательной форме даже предложил Мезенцеву подумать над идеей покушения на императора…   Я прекращаю консультировать русских, герр канцлер. Пусть идут навстречу своей судьбе.

— Вы считаете, что императора убьют?

— Верхушка русских аристократов тесно связана с англичанами и ненавидит Александра II. Он  обречен.

… Бисмарк позвонил в бронзовый колокольчик. – Дружище Ганс, бутылочку «бордо»  48-го  года для нашего гостя… Я знаю, Вилли, это ваше любимое вино… и мне рюмочку шнапса.

— Хочу вернуться к нашим французским делам.- сказал канцлер, опрокинув рюмку шнапса. – Расскажите, как вам  удалось сделать вашу шпионскую сеть столь эффективной.

— М-м-м… чудесное вино, герр канцлер, вино революции 48 года…Как удалось? Да очень просто. Я исходил из человеческих слабостей и влечений. Стоило мне увидеть слабину или тайную страсть в человеке, как я тотчас же находил подход к нему.

— Ну это понятно, — усмехнулся Бисмарк. – Я имел в виду вашу  неслыханную результативность. Ведь трудно поверить, что один человек может управлять армией шпионов в 40 тысяч человек. Как вам это удалось?

— Ответ прост, герр канцлер. «Луковичный» принцип. Так была построена организация баварских иллюминатов Адама Вейсгаупта.  Люди, принадлежавшие к определенному кругу иллюминатов, не имели права  доступа в другие, высшие круги, так что каждый круг представлял собой замкнутую систем. Это  обеспечивало секретность деятельности и препятствовало утечке информации.  Связь между кругами осуществлялась через особо доверенных. Только высший круг имел полную информацию о деятельности всей организации… Я построил свою агентурную  сеть, я называю ее паутиной, таким же образом. Со мной имели контакт только два человека, вы их знаете, это Зерновски  и Кальтенбах.  Каждый из них имел пять-шесть агентов, так сказать унтер-офицеров, затем десятки сержантов и сотни и тысячи солдат нашей невидимой армии. .. Но честно говоря, 40 тысяч человек у меня никогда не было. Десяти тысяч вполне хватило, чтобы организовать потоки информации обо всем, что творится в самых разных сферах деятельности Франции и организовать саботаж  в критические моменты  решающих сражений.

— Да, сдача неприступной крепости Мец – это потрясающе! Вы один стоите десяти дивизий, дорогой Штибер.

— Но скольких дивизий стоит поддержка Ротшильдов?

— Сегодня деньги решают судьбу мира, дружище, и те, у кого их больше, по праву могут считаться «Хозяевами истории», это и имел в виду  сэр Дизраэли.

— Позвольте спросить, герр канцлер…

— Все  что угодно, Штибер!

—  Почему мы не можем обратиться к своим, германским финансистам, зачем нам Ротшильды?

— Во-первых, мы обращаемся к ним. Причем, того же самого замеса, что и Ротшильды. Это банкиры Зелигманы, мой друг и советник банкир Бляйхредер. Во-вторых, зачем отказываться от денег, если их дают?

— Ясно, герр канцлер, но прошу учесть, что Франция возрождается и тайную сеть там нужно финансировать еще больше, чем во время войны.

— Деньги будут, это я вам обещаю, Штибер. Я переменил свое решение относительно поддержки русской экономики. Мы не дадим им кредитов, я лучше направлю свободные средства на финансирование ваших сетей во Франции и на усиление экономического роста Германского Рейха. Ни к чему усиливать русского медведя.

— Не будет ли это ошибкой, Ваша светлость? Если бы вы обеспечили им кредиты для массированного строительства железных дорог в Сибирь и Дальний Восток, Россия  полностью сконцентрировалась бы на восточном направлении и  оставила бы нам  Европу.

— Да нет, я не хочу чрезмерного усиления России. Нужно лишь обеспечить Германии вменяемое руководство. Нельзя пускать к власти идиотов.

— У меня мрачные предчувствия. Мы рискуем оказаться в одиночестве против Франции и России. А столкнет нас ними лбами все та же Англия.

— Пока я у власти, этого не произойдет.

— Храни вас Бог, Ваша светлость

— Прозит, Штибер.

-Прозит, герр канцлер.

Владимир Прохвилов

Фото: theguardian.com


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru