Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 30 05 2017
Home / ШОУБИЗ / Сергей Жуков: «Выступление на семейные праздники — табу!»

Сергей Жуков: «Выступление на семейные праздники — табу!»

Интервью с солистом группы «Руки вверх» и его женой Региной, экс-вокалисткой поп-руппы «Сливки»

жуков

— Сергей, группа «Руки вверх» сейчас очень востребована, вы постоянно гастролируете. Как к этому относится ваша семья?

Сергей: Да, действительно, на отсутствие работы мы не жалуемся. Наша группа вот уже 15 лет никуда с радаров не уходит. Разумеется, у нас, как и у любой российской команды, был спад в кризис 2008 года, но сложное время прошло, а вместе с ним немного поменялась мода. На смену «Дискотеки 80-х», которая еще несколько лет назад собирала целые стадионы по всей стране, пришла «Дискотека 1990-х». Тут же кинулись искать ярких представителей этого периода, и оказалось, что вот они: «Иванушки», «Отпетые мошенники», «Руки вверх». Так вышло, что мы это движение 1990-х возглавили. Что позволило нам сейчас плотно забить расписание концертов аж до марта 2014-го. Мы даже начали принимать заявки на сентябрь. Раньше, если нам звонили за год с просьбой о концерте, мы говорили: «Вы с ума сошли?! Нам дожить бы до следующей осени». А сейчас ставим в график, потому что потом свободного времени может и не оказаться. Почему так происходит? Помните, как в одном рекламном ролике говорилось: «Тот самый вкус, тот самый чай». Это и про нас. Люди удивляются: «Батюшки, они же еще поют! И знакомые песни. Немедленно идем!»

Вообще, ностальгия — это наше любимое слово. Ни для кого не секрет, что я занимаюсь еще ресторанным бизнесом и там тоже с большим успехом эксплуатирую ностальгическую тему. Наши посетители голову теряют, когда мы выносим им пиво в целлофановых пакетах (так в Советском Союзе разливали ценный напиток в пивной, если не было тары). Или официант ставит пиво на стол в трехлитровой банке, чтобы они сами по стаканам разлили, вспомнили молодость. Воблой это все сопровождаем — как раньше. Стараемся делать так, чтобы люди, приходя к нам, говорили: «Ой, слушай, у моих родителей в коммуналке такой же радиоприемник был. И чайник».
На концертах группы «Руки вверх» зрителей охватывают те же чувства. Взрослые мужчины забывают, что у них трое детей, машина, ипотека, что они менеджеры какого-то там скучного звена, и говорят друг другу: «А  помнишь на турбазе в Самаре под хит «Ну где же вы, девчонки» зажигали?! Да-а-а… И ведь жены тогда не было еще…» И вот эти мужики идут на танцпол и прыгают так, что их жены успокоить не могут. Те самые женщины, которые до сих пор мне письма пишут: «А я когда-то хотела выйти за вас замуж!» И вот сейчас у них полные руки детей, а они слушают мои песни — и окунаются с головой в то, давнее, чего уже не вернуть. В этом секрет нашей популярности. Плюс мы не ломим цены, как некоторые наши топовые артисты, можем себе позволить по 500 рублей билеты продавать и собирать стадионы. Так что приходится бедной моей супруге смотреть каждый день на ужасающие графики — вот один из них на холодильнике висит, для наглядности, — и видеть, что завтра я снова уезжаю в тур по восьми городам, вернусь нескоро и ненадолго.

— Регина, каково это — жить с человеком, за которого когда-то полстраны хотело выйти замуж?

Регина: К этому я как раз привыкла. А вот к бешеному графику привыкнуть сложнее. Наши отношения спасло то, что, когда мы только начали с Сережей встречаться, у него был человеческий режим работы и он мог уделять мне много внимания, красиво ухаживать. Гастролей становилось все больше, и привыкала я к его отсутствию постепенно. Сейчас у нашей семьи выработался свой распорядок дня, отличный от расписаний будней и праздников других людей. Дети спрашивают не «Когда будет выходной?», а «Когда выходной будет у папы?». И при первой возможности мы срываемся из дома и едем куда-нибудь отдыхать.

Сергей: Конечно, в дни семейных праздников (Новый год, дни рождения) у меня концертов не бывает, все менеджеры знают, что эти дни — табу. Хотя тоже бывают истории. Купили мы, например, дорогущие билеты в прекрасный театр, заранее известили менеджеров, они этот день оставили свободным. И вот с утра всей семьей расслабляемся, играем целый день с детьми, счастливые, укладываем их спать и, сидя в обнимку на кухне, вспоминаем, что вообще-то у нас на этот день была запланирована культурная программа. Но мы о ней напрочь забыли.

Регина: Хотя обычно про праздники помним. В нашей семье есть традиция: отмечать дни рождения креативно, чтобы потом было что вспомнить. В этом году, к примеру, день рождения Сережи праздновался так. Мы пригласили наших друзей — команды высшей лиги КВН — и устроили мини-фестиваль. Назвали его по аналогии с «КиВиНом» — «ЖукИн». Команды Пятигорска, «Станция спортивная» и «Кефир-Нягань» боролись за кубок, все, как полагается, — разминка, домашнее задание. Было дико смешно, и зрители, среди которых были наши с Сережей родители, друзья и знакомые, выходили на сцену и тоже принимали участие в конкурсах.
А в день рождения Энджела мы разыгрывали сказку «Стойкий оловянный солдатик». Декораторы оформили помещение в виде большого бумажного кораблика. В начале празд­ни­ка из огромной коробки появился солдатик, он спасал балерину — в общем, все как у Андерсена. Казалось бы, ребенку исполнилось всего три года, вряд ли он когда-нибудь вспомнит этот день рождения, но мы думаем, что это очень важно — сделать его праздник интересным. Не умеем экономить на детях. Видимо, советское детство, в котором почти ничего не было, крепко сидит в нас, и мы стараемся теперь дать им все, что только можно.

— У вас дом — полная чаша, дети воспитанные, в отношениях гармония. Можно сказать, идеальная семья…

Регина: Ага. Особенно когда откроешь входную дверь квартиры и прямо с порога видишь разбросанные игрушки и слышишь детские крики: «Это мое!» — «Нет, мое!» Сфотографировать это все и подписать: «Идеальная семья!» — вот будет забавно.

Сергей: Такие моменты в любой семье бывают. А вот в чем, как мне кажется, мы действительно идеальны — это в отношении друг к другу. Знаете, я часто вспоминаю бабушку и дедушку. Они жили душа в душу. И как-то, когда я был маленьким, обратил внимание на то, что они едят из одной тарелки. Причем специально накладывают в одну тарелку две порции. «Что вы как нищие, у вас второй тарелки, что ли, нет?» — удивился я. А они отвечают: «Ты, Сережа, еще мал и пока не понимаешь, но так вкуснее». И сейчас, когда Регина сидит рядом со мной, смотрит, как я ем, и иногда берет кусок с моей тарелки, я вспоминаю тот разговор и соглашаюсь мысленно. Да, так вкуснее. Конечно, мы, как и все люди, иногда ссоримся. Но давно пришли к выводу, что проблемы ни в коем случае нельзя замалчивать. И если я звоню Регине и спрашиваю: «Как дела?», а она говорит: «Да ничего, все нормально», но в ее голосе слышу напряженные нотки, тут же стараюсь выяснить, в чем дело. Может быть, именно поэтому мы живем вместе уже столько лет и ни разу не ругались, не хлопали дверью и не уходили из дома. Мы не знаем, что это такое, и дай бог, никогда не узнаем.

— Сергей, вы старше Регины на 10 лет. Разница, конечно, не кардинальная, но наверняка она сказывается на ваших взглядах на жизнь.

— В том смысле, что она слушает дабстеп, а я — Шаинского? Нет, такого не наблюдается. Естественно, мы разные, но это связано не с возрастом, а, скорее, с воспитанием. Моя жена — москвичка, а я родился в Димитровграде Ульяновской области. У нее всегда был четко выстроенный график: в шесть часов утра почти каждый день Регина уже занималась в бассейне. Я же был вольный как ветер, бегал целыми днями по улицам, делал бомбочки. Моя жена всегда была очень домашним ребенком и до замужества жила с мамой, а я в 17 лет окончил школу, уехал из родительского дома и больше туда не возвращался. Регина знает все про балет, про известные танцевальные коллективы, и когда мы начали встречаться, с удивлением говорила мне: «Ну ты что, это же знаменитый ансамбль Локтева!», а я знать про него не знал. А она в свою очередь удивлялась, когда я цитировал что-нибудь про Жеглова и Шарапова, для нее эти имена ровным счетом ничего не значили. Надо отдать Регине должное, после свадьбы, как только у нее появлялось свободное время, она предлагала: «Ну давай теперь твои фильмы смотреть, рассказывай, что мне обязательно надо увидеть». Сейчас кар­динальных различий меж­­ду нами нет (кстати, и про Локтева я теперь тоже в курсе).

— Как в вашей семье распределяются роли? По классической схеме: муж занимается финансами, а жена — хозяйством?

Сергей: В какой-то степени это так, но у нас в доме невозможна ситуация,  знакомая многим: мужчина лежит на диване, прикрывшись газетой, и кричит: «Жена, неси тапки! И борщ подавай, да поскорее!» Если еды по какой-то причине на столе нет, а есть хочется, мы идем в ближайший ресторан или я встаю к плите и что-то готовлю. Но, справедливости ради надо сказать, такие ситуации крайне редки. Жена очень хорошо меня чувствует, знает, когда я хочу есть, а когда — выспаться. От знакомых часто слышу: «Ой, я ужасно не выспался, лег под утро, дети проснулись, прибежали и с криками сели мне на голову». У нас в семье такое невозможно в принципе: Регина бдит, как зоркий сокол, и успевает объяснить проснувшимся детям, что папа только в пять утра прилетел с гастролей и поэтому в полвосьмого играть с ними просто не в состоянии. Дети эту истину усвоили хорошо.

Недавно был случай, умиливший меня до слез. Я, как обычно, в четыре утра приехал с концерта, и Регина говорит: «Дочь просила ее разбудить, когда ты вернешься, а чтобы твой приход не пропустить, положила под подушку сюрприз для тебя». Будить мы ее не стали, незаметно вынули из-под подушки листок, на котором было написано: «Папа, я тебя лублу», и вокруг нарисованы птички и цветочки — в общем, сплошные слезы умиления. Я ей написал ответ: «Доченька, я тебя тоже очень люблю», положил на ее кроватку и пошел спать. А утром понимаю, что со мной рядом кто-то лежит. Открываю глаза — Ника. Она прочитала письмо, пришла ко мне, легла рядом и тихонечко ждала, пока я проснусь.

— Такая атмосфера в доме требует от жены огромного терпения, мудрости и, чего греха таить, самоотречения. Регина, у вас никогда не возникало мысли: «Господи, как все надоело, хочу самореализоваться!»

Регина: Моменты, когда хочется все бросить, бывают у каждого человека. Но спасает, во-первых, то, что я получаю огромное удовольствие от общения с детьми и мужем. А во-вторых, как только чувствую, что чаша переполняется, могу себе позволить куда-нибудь выйти развеяться. У нас есть помощники, и никто меня взаперти не держит.

Сергей: Регина периодически спрашивает: «Ну когда я снова буду выступать?» На что предлагаю ей выбрать любой город из моего гастрольного графика, поехать туда и выйти вместе со мной на сцену. Даже зарплату ей заплатить обещаю. Но она что-то не спешит. А если серьезно, то вряд ли я был бы счастлив, если бы Регина снова решила запеть. Наши дети и так практически не видят папу, нельзя их лишать еще и мамы. Но если она решит реализоваться в чем-то другом — я буду рад. У нас есть давняя мечта: открыть сеть детских садов. Это очень актуально не только в Москве, но и по всей России. И здесь Регина, которая уже, как говорится, собаку съела на детских секциях, врачах, игрушках, методиках преподавания и всем, в чем она на собственном опыте научилась разбираться, будет неоценима. Она сможет организовать, проконсультировать, подойти к этому делу творчески, а когда проект за­пустится — будет там преподавать. И с детьми будет, и при деле.

— Регина, справитесь, помимо дома, еще и с бизнесом?

— Попробую. Хотя, конечно, с детьми сейчас становится несколько сложнее, чем раньше. Они растут, проявляют характер, и надо каждый раз тщательно все взвешивать, прежде чем применить тот или иной метод воспитания. Иногда импровизируем. Энджел, скажем, очень хороший мальчик, воспитатели не нахвалятся, но я все чаще замечаю у него ярко выраженные мужские черты характера. Он упрям и хочет все делать по-своему.

Сергей: Хулиганит он, естественно, куда ж без этого. В меня мальчик! Я всегда был хулиганом — круглым отличником с вечным неудом по поведению. А недавно случай был — не знал, плакать мне или смеяться. Произошло у Энджела с мамой какое-то недопонимание. Он обиделся на нас на всех сразу и, разозлившись, сказал Регине: «Я сейчас пойду к папе и побью его». Кулаки сжал, брови насупил. Регина спрашивает: «Зачем ты за спиной у папы это говоришь? Иди и выскажи ему все лично». Сын пошел. Подходит ко мне и изо всех сил бьет кулачком. Что было делать? Пришлось дать ему сдачи — естественно, символически, совсем слегка толкнуть его. Он удивился. «Хочешь еще драться? — спрашиваю. — Нет? Иди тогда к себе в комнату спать». Он пошел к маме, долго думал, а потом сказал: «Надо пойти извиниться перед папой. Я был неправ». Три года человеку! Некоторые и в 40 на это не способны. Мне кажется, правильный человек растет.

Ника тоже нас удивляет. Дети ходят в один сад, и сестра сама отводит брата в его группу, проверяет, не обижает ли малыша кто-нибудь там. «Я, — говорит дочь, — с Ромой побеседовала, он не будет больше отнимать у Энджела игрушки». Дома они смотрят по телевизору канал Меццо, где транслируют балет и классическую музыку. Нику невозможно оторвать от опер, которые она слушает, не понимая там ни слова, но переключать не дает. Энджелу безумно интересны вулканы и все, что с ними связано: он читает книжки, смотрит документальные фильмы, знает, откуда берутся пепел и лава. Мы за ними наблюдаем и отчетливо понимаем, что Энджелу не три года, а Нике не пять. Гораздо больше. Иногда нам даже кажется, что они проживают не первую жизнь. Так что это не мы такие хорошие воспитатели, они такими одаренными нам уже достались.

Регина: Но, анализируя их поведение, я понимаю, что некоторые ошибки в воспитании детей все-таки есть. Когда ребенок рождается, мать уделяет ему все свое свободное время, и он становится эгоистом, зная, что есть мама, которая всецело ему принадлежит. И потом приучить его к тому, что у родителей есть свое личное время и пространство, бывает очень трудно. Наверное, надо было с рождения таскать ребенка везде с собой: на работу, в гости, в ресторан с друзьями, на тренировки — везде, где ходят мама и папа. В просвещенной Европе давно так делают. И мы исправим нашу ошибку — с третьим ребенком именно так и поступим!


Сергей ЖуковСергей Жуков

Родился: 22 мая 1976 года в г. Димитровград (Ульяновская область)

Семья: жена — Регина Бурд, экс-солистка ВИА «Сливки»; дочь — Александра (12 лет), дочь — Ника (5 лет), сын — Энджел (3 года)

Карьера: в 1995 году стал диджеем на радиостанции «Рокс», вместе с Алексеем Потехиным создал группу «Руки вверх». Диски группы в 1997 году становились шесть раз серебряными, три раза золотыми и один раз платиновыми. В 2005 году начал сольную карьеру, на данный момент записал три альбома. Генеральный директор компании Real Records. Владеет несколькими барами и ресторанами. В 2012 году сыграл себя самого в сериале «Интерны»

Награды: шесть статуэток «Золотой граммофон», четырежды лауреат «Песни года», лауреат премий Муз-ТВ, RU.TV, «Стопудовый хит» и многих других

По материалам: tele.ru

Рейтинг@Mail.ru