Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 24 01 2017
Home / Общество / Власть — продукт скоропортящийся

Власть — продукт скоропортящийся

699

Уважаемый «Вторник»!

Каюсь, только сейчас прочитал роман талантливейшего писателя Даниила Гранина «Мой лейтенант», хотя опубликован он был еще два года назад. Но дело не в этом. Главное — книга побудила меня написать о том, о чем я думаю.

В возрасте 93-х лет Гранин издал правдивую книгу о Великой Отечественной войне. Он сам участник боевых действий под Ленинградом, которые и описывает с позиции непосредственного их участника — простого лейтенанта, добровольно записавшегося в народное ополчение, верящего в скорую победу над врагом.

Каким же тяжелым оказалось разочарование наивного офицера, когда он своими глазами увидел неспособность нашей армии противостоять врагу. Какие испытания прошел его лейтенант, прежде чем убедился в этом.

Я не собираюсь пересказывать всю книгу, остановлюсь только на выводах, которые сделал автор применительно к сегодняшнему дню. А выводы Гранина неутешительны.

Начиная с революции 17-го, мы решали судьбу Отечества, однако она до сих пор остается нерешенной. Автор задает себе безответный вопрос: «Почему они (чиновники. — А.Т.) не удерживаются, не могут, чтоб не скурвиться?», «Там, наверху, эта публика через два-три года перерождается. Все свои принципы, обещания, все выбрасывают, нести не под силу, надо бороться за власть», «Какие они скоропортящиеся».

Вывод, повторяю, печален, а родился он у автора не вчера и, тем более, не на почве сегодняшних событий.

Перерождаются чиновники на протяжении всей нашей истории, причем сразу же, как только обретают власть. Борьба за власть, увы, вечна… Почему фактически сразу же после снятия блокады Ленинграда, началось «ленинградское дело»? Расстреляли и пересадили всех руководителей, кто вынес блокаду на своих плечах. Поразительно, но сажали больше честных и ответственных, кто не молчал, кто думал, размышлял. Верховной власти, чтобы не появились конкуренты, надо было нагнетать страх. «Мне стыдно за «Ленинградское дело», — пишет Гранин, — за то, что все молчали. После «Ленинградского дела» синдром страха царил еще долгие годы». И еще: «Каждый новый вождь через два-три года теряет уважение, и все его сподвижники тоже скидывали свои красивые доспехи, начинали славить, лизать задницу Генсека, безропотно исполнять любое…».

В уста одного из героев книги автор вкладывает такие слова: «Мы спасли город, а фактически спасли шпану. Они пируют. Как жить — этому нельзя учить, этому можно только научиться. Пример действует лучше, чем призыв. Другое дело — призывать легче».

Даниил Гранин говорит о своем лейтенанте: «Мой лейтенант чтил Сталина — я нет. Он восхищался Жуковым, мне не по душе жестокость Жукова, как он тратил без счета солдат. Мы стали слишком разными, почти чужими, плохо понимаем друг друга. У лейтенанта были одни кумиры, у меня другие. Наверное, их тоже сбросят. Пьедесталы освобождаются один за другим. Торчат пустые пеньки».

К сказанному, как говорится, ни прибавить, ни убавить…

Александр ТИХОНОВ

с. ИДРИНСКОЕ

Красноярский край

Рейтинг@Mail.ru