Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 28 03 2017
Home / Статьи / Горим, братцы, горим…

Горим, братцы, горим…

ЧРЕЗМЕРНЫЙ ИЗНОС ОСНОВНЫХ ФОНДОВ ДЕНЬ ОТО ДНЯ ПРИОБРЕТАЕТ ВСЕ БОЛЕЕ КАТАСТРОФИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР, О ЧЕМ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ УЧАСТИВШИЕСЯ ПРОИСШЕСТВИЯ НА ЗЕМЛЕ, ВОДЕ И В ВОЗДУХЕ

 Как, по-вашему, кого я чаще всего встречаю на лестнице своего подъезда? Бизнесменшу Аллу с третьего этажа, за которой каждое утро приезжает черный Мерседес и несколько раз на дню привозит и увозит снова? Пенсионерку тетю Тоню, которой, когда дом заселяли, как ветерану войны предложили на выбор любой этаж, и она почему-то выбрала пятый, и теперь еле сползает к подъезду? Продавщицу Любу, щенок которой просится на прогулку почему-то раз десять в день, а то и двенадцать?

 

Кого бы вы ни выбрали, все равно не угадали.

 

Чаще всего я встречаю сантехника Женю, который неизменно сообщает: опять протечка (засор, дырка в трубе, прокладка «клюкнулась») в такой-то квартире. Женя любит поговорить, но тема всегда одна и та же: в доме все системы изношены до предела, все лопается, трескается, выходит из строя… А как иначе? Изначальный, кстати, официально объявленный срок службы дома – 30 лет, а ему уже под 60. Кстати, Женя уверяет, что дом «держится на трубах» (недавно прочитал, что наш Большой театр до капремонта «держался на электропроводке»). И если бы не они, эти трубы, то наш дом давно бы рухнул…

 

«Чрезмерный износ» — вот слово, которое неизменно повторяется в газетных материалах и телепередачах об упавших самолетах и вертолетах, утонувших теплоходах, рухнувших мостах. День без такого сообщения уже воспринимается как нонсенс, мы как-то потихоньку, незаметно, привыкли к этому, как привыкли к практически ежедневным сообщениям об убитых чиновниках и милиционерах на Северном Кавказе. И между прочим, уже очень многие воспринимают «фактор износа» вполне серьезно.

 

Мой знакомый в Саратове отказался от покупки великолепного участка для дачи в двух шагах от Волги и построил ее на высоченной горище близ села под названием Широкий Буерак – а вдруг плотину Куйбышевского водохранилища прорвет – смоет ведь…

 

Изношено сверх всяких нормативов у нас буквально все – станки, химические установки, морские и речные суда, плотины гидростанций и водохранилищ, трубопроводы, самолеты… Трудно найти деловую газету или журнал, где не приводились бы – чуть ли не в каждом номере — примеры на этот счет. Правда, по большей части «через запятую», как-то походя.

 

Еще раз скажу: привыкли.

 

А дела-то – серьезные.

 

В ЖКХ сверхнормативный износ систем водоснабжения близок к 60 процентам, ежегодно заменяется 9 тысяч километров водопроводных труб, но нужно менять гораздо больше, поэтому «процент износа» нарастает.

 

Шлюзы наших каналов сооружались в основном в 30-е – 50-е годы, большинство из них капитально не ремонтировались и выработали свой ресурс. Из 60 тысяч российских гидросооружений 6 тысяч работают больше 100 лет, 6,5 тысяч требуют капремонта, а 400 вообще пребывают в аварийном состоянии.

 

В СНГ на миллион полетов гибнет пять самолетов, в Африке – только три с половиной, в Европе и Северной Америке – лишь полсамолета. Хотя определенную роль здесь играет «человеческий фактор» – ошибки пилотов, чрезмерный износ авиатехники остается одной из главных причин катастроф.

 

По данным ассоциации «Станкоинструмент», парк механообрабатывающего оборудования, состоящий преимущественно из отечественных станков, за последние 15 лет практически не обновлялся, сократившись с 2,5 до 1,5 миллиона единиц, причем более 70 процентов станков эксплуатируются свыше 15-20 лет и находятся на грани полного износа.

 

Еще в 1999 году Владимир Путин, тогда премьер-министр, говорил, что, по его оценкам, доля оборудования со сроком эксплуатации до 5 лет сократилась в России с 40,8% в 1970-м, 29% в 1990-м до 4,5% в 1998-м году. Из имеющихся в России станков свыше 70% эксплуатируются более 10 лет, что вдвое хуже, чем в развитых странах. При этом объем инвестиций, необходимых для обновления основных фондов, снизился за 90-е годы в пять раз.

 

С тех пор положение не только не улучшилось, а даже ухудшилось. Износ оборудования достиг уже 80%, половина станков и агрегатов заслуживают того, чтобы их немедленно сдали в утиль. Сейчас отечественное оборудование практически не производится – все закупается за рубежом. Но даже там, где все же изготовляются станки и агрегаты с российской маркой, их ключевые элементы, прежде всего электроника, импортные (иногда доля закупаемых за рубежом компонентов в стоимости оборудоания достигает половины и больше).

 

То же самое можно сказать о положении с износом техники и других инженерных объектов в России: назвать его катастрофическим – значит, сильно приукрасить ситуацию. И не будет преувеличением сказать, что безопасность страны под серьезной угрозой. Разве сможем мы (да по сути уже не можем!) на вконец изношенном, потерявшем точность и другие нужные свойства оборудовании делать хорошие самолеты? А откуда будем получать запчасти и комплектующие, если иностранные заводы, их изготовляющие, окажутся «по ту сторону фронта»? Как ни мала вероятность такой ситуации, на 100% ее исключить нельзя – иначе зачем тратим колоссальные средства на новое вооружение?

 

Нам говорят, что положение скоро исправится, что уже в обозримом будущем мы станем пятой экономикой в мире. Это возможно при условии, если бы «они» — те, что «за бугром» — остановились в своем развитии или, по крайней мере, замедлили его. Но «они» не останавливаются и практически не замедляют. Во всяком случае, в том, что касается обновления своих предприятий. Поэтому разрыв в износе оборудования не сокращается, а растет. Хотелось бы знать: когда этот разрыв хотя бы стабилизируется, или начнет хотя бы медленно сокращаться? Увы, ни экономическая наука, ни политики не дают ответа на этот вопрос.

 

Так что же нам делать?

 

Рискну предположить, что из всех задач модернизации, самая важная – не нанотехнологии, и не сплошная электронизация, а именно замена устаревшего оборудования на новое, в основном импортное (это — на сегодняшнем этапе). С расчетом постепенной замены, пусть даже через 20-25 лет (такой срок называют самые оптимистичные эксперты-прогнозисты), на отечественное. Пока на это можно найти средства, хотя бы за счет нежданно-негаданно свалившихся на нас нефтедолларов.

 

Еще один более или менее благоприятный (с позиций замены изношенного оборудования) фактор – сокращение в большинстве отраслей объемов производства. Сначала – из-за серьезных ошибок в проведении рыночных реформ, в последнее время – из-за разразившегося финансово-экономического кризиса. В результате на многих предприятиях оборудование сильно недогружено и там, где оно работало в две-три смены, сейчас работы и на полсмены не хватает… Выходит, что станки с 15-20-летним «стажем» оказываются не такими уж и изношенными. Другое дело – моральное старение, но это тема отдельного разговора. Так что положение с реальным, «физическим» состоянием тех же станков с большим сроком службы, возможно, и не такое уж катастрофическое, как утверждает официальная статистика.

 

Конечно, хорошо понимаю: только что сказанное мною означает «подсластить горькую пилюлю» — не более того. Кризисы и спады производства обладают свойством заканчиваться, а значит, проблема чрезмерного износа оборудования рано или поздно встанет с еще большей остротой – на этот счет не стоит обольщаться. И не стоит строить чрезмерно оптимистичные прогнозы относительно темпов роста нашей экономики, особенно если они носят «предположительный» характер и не базируются на точных расчетах.

 

 

Николай ПЕТРОВ

Рейтинг@Mail.ru