Home / В Мире / Крепкий орешек

Крепкий орешек

Поможет ли Джанет Йеллен, первая в истории женщина-руководитель Федеральной резервной системы,  выздоровлению мировой экономики?

878

Итак, свешилось! С 1 февраля нынешнего года впервые в вековой истории Федеральной резервной системы(ФРС) США кабинет руководителя американского аналога национального центробанка, займет женщина. Это — 67-летняя Джанет Йеллен. В день православного рождества за нее проголосовали 56 сенаторов, включая 11 республиканцев. Против было подано 26 голосов. Впрочем, недовольных могло бы быть больше. Однако 18 законодателей не смогли вернуться в столицу для голосования из-за беспрецедентных снегопадов и арктических холодов, обрушившихся на десятки северовосточных и южных штатов. Так что местные начитанные обозреватели к привычному  штампу применительно к Джанет Йеллен —  «королева мировых финансов» —  добавили новый —  «снежная королева».

Барак Обама выразил свое удовлетворение исходом голосования.Президент ждет от нового председателя ФРС помощи прежде всего в сокращении безработицы, которая по-прежнему остается самой важной экономической проблемой в США. «Джанет известна своей приверженностью к реализации двойного мандата ФРС, — отметил он, — сдерживать инфляцию и одновременно отвечать на самый главный для нас экономический вызов, сокращая безработицу и создавая рабочие места».

Новый  карьерный взлет автоматически превращает эту миниатюрную даму, с серебристого цвета короткой стрижкой и в строгих очках в темной оправе,  чем-то похожую на нашего композитора Александру Пахмутову, в самую влиятельную и могущественную женщину в целом мире. Дело в том, что доллар давно уже превратился в мировую резервную валюту и любые решения или даже намерения ФРС относительно процентных ставок определяют курс не только для экономики США, но фактически для целого мира, особенно с учетом того, что многие развивающиеся рынки привязали собственные национальные валюты к американской. Поэтому ни могущество британских королев на пике расцвета империи, ни масштабы власти нынешних женщин-политиков, таких как германский канцлер Ангела Меркель или бразильский президент Дилма Русефф, не сравнимы с ролью, которую предстоит сыграть Джанет Йеллен.

Причем ее сторонники и почитатели в кругах американской политической и финансовой элиты не устают твердить,  что выдаваемые  г-же Йеллен с авансы связаны  не только  с креслом, в которое она вот-вот сядет. По их мнению, вся ее жизнь, научная деятельность и работа в правительственных структурах показывают, что она из числа тех людей, которых, согласно поговорке, не место красит, а они — место.

Среди вашингтонских экспертов, с которыми мне довелось пообщаться на эту тему, сложилось убеждение, что она была самым подготовленным и самым квалифированным соискателем этого поста уже хотя бы потому, что в течение нескольких лет является заместителем нынешнего главы ФРС Бена Бернанке. Более того, ее назначение лоббировали около 350 самых известных американских экономистов, включая нобелевского лауреата Джозефа Стиглица и  профессора Алана Блайндера, основателя Центра экономических исследований при Принстонском университете. Они в октябре прошлого года подписали  письмо в ее подержку  и с критикой  первоначального фаворита Белого дома Ларри Саммерса. «Подписанты» особо упирали на то, что Йеллен « ничем не обязана ни какой-то заинтересованной группе, ни какой-то отдельной индустрии». (Все это камешки в огород заносчивого, самоуверенного Саммерса, имеющего  теснейшие связи с Уолл-стрит и главного сторонника  дерегуляции финансового сектора в 1990-х гг., ставшей, как считают некоторые специалисты,  одной из причин экономического кризиса 2008-2010 гг.)

Доктор Йеллен в то же время всегда отличалась большей ясностью и прямотой суждений, небоязнью выразить свое собственное мнение в специфической атмосфере ФРС, где высказывания председателя ФРС обычно  подобны изречениям древнегреческого дельфтского оракула – т.е. требуют расшифровки и гаданий: а что бы это значило. Особенно прославился криптографичностью своих высказываний на публике «маэстро американских финансов» Алан Гринспэн, возглавлявший ФРС с 1987 по 2006 г. Но даже и с ним Джанет Йеллен,  будучи сравнительным новичком в ФРС, осмеливалась вступать в споры. В 2005 г., когда она руководила банком ФРС в Сан-Франциско, Йеллен стала первым официальным лицом, кто публично и прямо, без гринспеновских словесных кружев,  назвал ситуацию в секторе недвижимости «пузырем, который может причинить ущерб экономике».  Не стеснялась отважная дама  противоречить и нынешнему своему боссу, Бену Бернанке. Не случайно, видимо, что Белый дом поначалу долго склонялся в пользу более близкого и понятного администрации демократов Ларри Саммерса. И президент Обама в речи по случаю выдвижения ее кандидатуры в прошлом октябре не прошел мимо этой черты ее характера,  назвав  Йеллен «крепким орешком из Бруклина».

Джанет Йеллен, действительно, родилась (13 августа 1946 г.)  и выросла в этом ньюйоркском районе, в семье еврейского врача. В школьные годы увлечение математикой, тесно соседствовало со страстью к антропологии. Но в колледже в первый же год учебы  был сделан выбор в пользу экономики, «самой лучшей и самой великой из всех наук», по собственному определению тогдашней студентки. Должно быть, талантливый преподаватель попался!

Поучившись и попреподававши в ряде учебных заведений, Джанет Йеллен в 1977 г. попала на стажировку  в ФРС. И там, в столовой, можно сказать,  решилась ее личная судьба – она встретилась с восходящей звездой экономической науки Джорджем Акерлофом. Они понравились друг другу с первого взгляда и скоро поженились. До сих пор их союз не перестает радовать друзей  научной продуктивностью и семейной гармоничностью. «Единственным разладом в наших воззрениях, — признавался Акерлоф, когда получал в 2001 г. Нобелевскую премию за иссследования поведения людей в условиях рынка, —  было то, что она больший сторонник  свободной торговли, чем я». Кстати, 2001 г. был неплох и для самой Джанет Йеллен, поскольку тогда был опубликован главный труд ее научной жизни «Поразительное десятилетие» — о макроэкономических уроках 1990-х гг. Супруги до сих пор остаются кейнсианцами, то есть верят, что люди в рыночной экономике ведут себя иррационально, а рынки функционируют несовершенно,  и что вытекающие отсюда проблемы не поддаются самокорректировке. Для этого требуется вмешательство правительства. Свободному предпринимательству и капитализму, много раз говорила Йеллен, альтернативы нет. Но вместе с тем, по ее словам, было бы ошибкой не замечать определенные ограничители свободного рынка, оправдывающие необходимость в определенных случаях государственного вмешательства в рынки, именно для того, чтобы они работали.

Подобные высказывания создали Джанет Йеллен не только свой круг сторонников, но также значительное число критиков и  недоброжелателей, особенно в среде республиканцев. В финансовой политике у нее репутация «голубя», то есть превалирует готовность примириться с некоторым ростом инфляции ради экономического роста и, следовательно, снижения до максимально низкого уровня безработицы. Ее кредо в этой сфере: «Влияние безработицы на душевное и физическое состояние трудящихся, на их семьи и на их детей просто ужасны»  —  звучит для некоторых чуть ли не социалистическим лозунгом. Как заявил сенатор-республиканец от Флориды Марко Рубио,  «Она является сторонницей политики, которая лишает людей покупательной способности из-за удешевления доллара, снижает привлекательность долгосрочных сбережений и подвергает экономику США риску повышенной инфляции и повторению в будущем «экономических пузырей», от  которых мы никак не можем оправиться». По этой причине ее поддержка в сенате выглядит достаточно скромно. Напомню, что ее предшественники проходили через Конгресс более победительно: Уильям Миллер в 1978 г. был утвержден единогласно, Пол Волкер – в 1979 г. 98 голосами «за» и ни одного против, Алан Гринспэн при утверждении на превый срок в 1987 г. имел всего 2 голоса против. И даже  Бен Бернанке в изменившейся ситуации взаимоотношений между республиканцами и демократами в 2006 г. заручился поддержкой 70 сенаторов.

Тем не менее дело сделано. Йеллен получила простое большинство в сенате и, согласно новым правилам голосования, введенными в силу господствующими в палате демократами в конце 2013 г.,  «сделала историю»,   возглавив ФРС. Поскольку на протяжении ряда лет она являлась в сущности «правой рукой»  уходящего председателя ФРС Бена Бернанке, то экономика страны и экспертное сообщество уверены в преемственности экономического курса. Символом этого стал тот факт, что в утро голосования индекс биржевой активности Доу-Джоунс подскочил вверх на целых 100 пунктов. Йеллен, в частности, поддержала принятое руководством ФРС в декабре решение о постепенном и осторжном сворачивании программы финансовой помощи национальной экономике. Говоря еще конкретнее, главным вызовом для нового руководителя теперь станет вопрос о продолжении практики количественного смягчения, то есть объемов  покупки центробанком государственных ценных бумаг, что эквивалентно печатанию денег для поддержки экономики. Согласно принятому ранее решению совета управляющих ФРС,  этот объем уже сокращен с 85 млрд. долларов в месяц до 75 млрд.

Что дальше? – вот главный вопрос, ответ на который будут ждать мировые рынки от «крепкого орешка» Джанет Йеллен.

 

Николай ЗИМИН,

Вашингтон, специально для «Новых Ведомостей»

Рейтинг@Mail.ru