Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 21 10 2017
Home / Персона / Два года без права переписки

Два года без права переписки

Приговор Аксане Пановой: можно ли запретить журналисту писать- мнение экспертов.

47

Ленинский суд Екатеринбурга 9 января вынес приговор журналистке Аксане Пановой. Бывший шеф-редактор информагентства «Ура.ру» и нынешний главный редактор интернет-газеты «Знак.ком» получила два года условно, штраф в размере 300 тысяч рублей штрафа и запрет на работу в средствах массовой информации сроком на два года.

Уголовное дело было заведено в 2012 году, как сказала в суде сама Аксана Панова, по заказу губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева, начальника тамошнего ГУ МВД Михаила Бородина и заместителя генпрокурора в Уральском федеральном округе Юрия Пономарева. По ее словам, почвой для преследования стала ее профессиональная деятельность, а точнее, судя по публикациям в СМИ, конфликт с властями начался из-за освещения агентством «Ура.ру» событий в Сагре, критика областной администрации и поддержка основателя фонда «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана, который минувшей осенью был избран мэром Екатеринбурга. Кстати, Панова, как сообщают местные СМИ, — гражданская жена Ройзмана.

До суда дошли лишь четыре эпизода уголовного дела Пановой. Причем, обвинение в мошенничестве было снято по ходатайству прокурора уже во время процесса, потом суд признал журналистку невиновной в злоупотреблении служебными полномочиями. Третий эпизод был переквалифицирован с вымогательства под угрозой распространения порочащих сведений на менее тяжкое — принуждение к сделке. И хотя Панову признали виновной по этому эпизоду, срок давности по нему уже вышел. Признали ее виновной и по четвертому — самому, мягко говоря, сомнительному — эпизоду: вымогательству у коммерсанта Константина Кремко одного миллиона рублей.

«Оставшийся из четырех эпизодов, — написала в «Фейсбуке» Аксана Панова после вынесения приговора, — эпизод некоего «бизнесмена» Кремко, которого первый раз в жизни увидела на очной ставке в полиции и который неоднократно имел проблемы с законом: сидел, был осужден этим же Ленинским судом Екатеринбурга за фальсификацию доказательств и т.д., — это, конечно, самый настоящий лжедонос. Эксперты Совета по защите прав человека при президенте РФ еще год назад, изучив материалы моего дела, именно так его и квалифицировали. Более того, сообщили об этом в прокуратуру Свердловской области.

Однако Кремко чем-то сильно дорог нашим силовикам, и его сохранили. (…) Заявил, что семь лет назад в темное время суток, в один из трех зимних месяцев, в какой — он не помнит, помнит только, что был снег, на стройке я много часов вымогала у него деньги. Он, якобы, был с другом, но меня это не остановило: запугала их обоих. Да так, что семь лет боялся… Стоит ли говорить, что в настоящий момент в отношении Кремко расследуется ряд уголовных дел, а также рассматривается несколько десятков исков в разных судах? И это лучший из моих «потерпевших». И вот из-за него мне запретили заниматься журналистикой».

Мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман после приговора Пановой написал в «Живом журнале»: «И вот по этому эпизоду она получила два года условно и запрет на профессию. И вот это именно то, к чему они вели и чего добивались. Ну, как относиться? Утром тебе должны были отрубить голову и ты был к этому готов. Вместо этого тебе отрубили ногу. Можно, конечно, порадоваться. Но как-то не очень искренне получается. Но самое главное — все-таки на свободе. Мы свою страну знаем. С такими оппонентами это можно расценивать как чудо. К тому же, в глазах всех думающих людей, сегодня в России условный срок равноценен полному оправданию».

Политолог и журналист Сергей Шелин считает этот приговор суда неким компромиссом. «Реальный срок вызвал бы серьезные проблемы, так как Панова — известный человек. Совсем отпустить невозможно. Поэтому выносится компромиссный приговор. С одной стороны, приговор обвинительный, с другой стороны, по факту Панова остается на свободе»,- сказал эксперт «Росбалту». «Мне кажется, что человеку могут запретить работать там, где совершилось правонарушение, но я сомневаюсь в правовой законности запрета на профессиональную деятельность. Не могут же, скажем, ученому запретить заниматься наукой, если он совершил преступление», — добавил Шелин.

Дополнительное наказание в виде запрета на работу в СМИ не противоречит действующему законодательству, считает адвокат Вадим Клювгант. «Но, определив такое дополнительное наказание, суд должен был обосновать то, что общественная опасность деяний, которые вменялись Пановой, повысилась именно в ходе журналистской деятельности», — отметил Клювгант агентству РАПСИ. «Так как журналистская деятельность связана с реализацией конституционного права на свободу выражения мнения и свободу информации, это решение суда должно иметь под собой какое-то очень мощное обоснование, иначе оно выглядит очень странно», — подчеркнул адвокат.

Согласно статье 8 Закона о СМИ, сайт в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», не зарегистрированный в качестве средства массовой информации, средством массовой информации не является. Так что Аксана Панова может писать в блогах или сайтах, не зарегистрированных как СМИ, считает правовой аналитик межрегиональной правозащитной ассоциации «Агора», адвокат Рамиль Ахматгалиев. При этом официально зарегистрированные СМИ могут ее цитировать на совершенно законных основаниях.

Адвокат Владимир Жеребенков тоже увидел в приговоре Пановой ограничение ее конституционного права — но права на труд. «Это основное ее занятие, вид деятельности, которым она зарабатывает себе на жизнь. Поскольку ей вменялось коррупционное преступление, суд мог лишить ее должности, но лишение права заниматься трудовой деятельностью в СМИ вообще — это чрезмерное наказание», — отметил адвокат, слова которого приводит РИА «Новости».

Депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский в комментарии «Росбалту» отметил: «Учитывая нынешнюю обстановку в стране, не исключено, что теперь вместо реальных сроков неугодным журналистам просто будут запрещать работать».

«Ни одна награда в профессиональном сообществе лучше, чем вот это обвинение, не говорит о ее профессионализме. Поэтому я убежден, что она вышла победителем из этой всей неприятной истории, когда человека обвиняют в шантаже, в мошенничестве», — сказал руководитель адвокатской компании «Трещев и партнеры» Александр Трещев в эфире радио «Коммерсант FM».

«Обжаловать буду до тех пор, пока не будет законного оправдательного приговора, — добавила Аксана Панова на своей странице в «Фейсбуке». — Надеюсь, это случится в России».

Геннадий ШАЛАЕВ


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru