Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Воскресенье, 17 12 2017
Home / Статьи / Следователи спохватились…

Следователи спохватились…

Три месяца им потребовалось, чтобы начать работать по расследованию тяжкого преступления

Итак, 6 декабря во время работы на несанкционированном митинге в Москве полицейскими был задержан корреспондент газеты «Коммерсантъ» Александр Черных.

По его словам, несмотря на предъявленное редакционное удостоверение, полицейские препроводили его в автозак, где уложили на пол, а один из стражей порядка (обутый в форменные ботинки) попрыгал у корреспондента на спине, сопровождая свои действия нецензурными комментариями и вполне определенными обещаниями. Но (и в этом, разумеется, благотворное следствие реформирования наших органов внутренних дел) обещаний стражи порядка не выполнили: «Через какое-то время в машину сели другие полицейские. Они спросили, действительно ли я журналист. Я еще раз показал удостоверение, и попросил назвать того, кто меня бил, но они ответили, что это клевета на полицию, а это — уголовное преступление, так что я должен радоваться, что меня вообще выпустят», – пояснил Черных позднее. Одним словом, немного поучив журналиста, его вышвырнули из машины, а вслед за ним сумку с ноутбуком, телефон, которым Черных пытался снимать происходящее на митинге, и смятое в процессе предъявления удостоверение.

И укатили по своим делам дальше.

Сам же Черных отправился в ближайшее медицинское учреждение, где ему была оказана необходимая помощь и зафиксированы нанесенные побои (вывих шейного позвонка и повреждения мышцей связок). Забегая чуть вперед, скажу, что когда мы с Александром встречались, его шею фиксировал специальный корсет, и это причиняло ему заметные неудобства.

Особую пикантность придавало инциденту то, что именно в эти дни вступала в силу поправка в Уголовный кодекс, согласно 144-й статье (часть третья) которого, «воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста, сопряженное с применением насилия», отныне переводилось в состав ТЯЖКИХ преступлений. Вообще, за двадцать с лишним лет существования этой статьи, по моим (допускаю неполным) сведениям эта статья никого до реального судебного приговора пока так и не довела. Но уж теперь-то! – радовались оптимисты. Теперь, когда эти дела будет обязан вести сам Следственный комитет…

Появилась возможность поверить этот оптимизм практикой.

Инцидент с Александром стал темой невообразимого числа публикаций в СМИ, а через два дня после него секретариат Союза журналистов России провел специальное совещание с участием самого пострадавшего и руководителей его газеты. Которые, среди прочего, специально подчеркнули, что Черных на Триумфальной площади именно выполнял редакционное задание.

Результатом совещания стало письмо председателя СЖР главе Следственного комитета с просьбой взять дело под личный контроль и довести его до конца. Мы понимаем, говорилось в письме, насколько трудно у нас установить личность не пожелавшего представиться милиционера, но, может быть, тогда имеет смысл наказать их начальников? Были высказаны и другие, как нам кажется, уместные предложения.

Тем временем «руководство ГУ МВД принесло извинения газете «Коммерсант» по факту избиения корреспондента издания Александра Черных, выполнявшего редакционное задание по освещению митинга оппозиции в Москве, сообщил РИА Новости главный редактор издания Михаил Михайлин… По его словам, руководители ГУ МВД принесли свои извинения и сказали, что инцидент будет расследован. Представители пресс-службы МВД подтвердили, что проведут разбирательство, правомерно ли было задержание». Это – подчеркиваю – сообщение авторитетного государственного агентства.

И все стихло. Итогов разбирательства в «Коммерсанте» до сих пор не знают. Правда, Черныху позвонил человек, представившийся каким-то участковым и сообщил, что установить личность конкретного омоновца не представляется возможным.

А Следственный комитет в лице зам руководителя второго отдела управления процессуального контроля М. Сашиной 16 января (обращайте внимание на даты!) направил письмо из СЖР в Следственное управление по Центральному административному округу г. Москвы «для организации проверки в порядке ст. ст. 144, 145 УПК РФ» и предложил «о результатах проверки подробно информировать управление процессуального контроля не позднее 28.01.2012».

Копию этого поручения прислали нам, в Союз журналистов. Меня лично более всего обнадежило слово «подробно».

И вот свершилось!

Из следственного отдела по Тверскому району СУ по Центральному округу Москвы председателю СЖР Богданову пришла строгая бумага. «В настоящее время возникла необходимость об опросе Вас об обстоятельствах, указанных в Вашем заявлении. На основании вышеизложенного Вам необходимо явиться 29.02.2012 к 10 часам 00 минут в следственный отдел… При наличии причин, препятствующих явке по вызову в назначенный срок… представить письменное заявление об этом по указанному выше адресу»

Подписал и. о. заместителя руководителя следственного отдела А. Петреченко.

Они что, так всегда работают? В ответах на какие вопросы «возникла необходимость» у и. о. заместителя – через три месяца после совершения тяжкого преступления и через месяц после назначенного начальством срока окончания проверки? Что хочет услышать строгий и. о. от Богданова «об обстоятельствах указанных в его заявлении»? При этом с самим пострадавшим ни встретиться, ни поговорить по телефону следователь пока времени не нашел…

Или просто «возникла необходимость» продемонстрировать бурную деятельность и вдруг потребовалось предъявить начальству следственные действия по делу, находящемуся на высоком контроле?

Три месяца не делалось ни-че-го, а сейчас, понимаете ли, «возникла необходимость»! Да и то: от кого еще, кроме Богданова, следователь Петреченко сможет узнать адрес редакции газеты «Коммерсантъ» и ГУ МВД по г. Москве? Что еще, кроме этих бесценных сведений, может предоставить ему Богданов? Он журналистов ногами в берцах не топтал, из машины не выкидывал, самостоятельного следствия по этому делу не проводил, ибо полномочиями господина Петреченко отнюдь не обладает…

…Это я пишу, хочу специально подчеркнуть, в связи с президентскими выборами, результаты которых мне на момент написания заметки неизвестны.

Надеюсь, никого из коллег после оглашения этих результатов не избили и не покалечили.

 

Павел ГУТИОНТОВ


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru