Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Воскресенье, 23 07 2017
Home / Статьи / Продолжим наши игры?

Продолжим наши игры?

Передвижная труппа провинциальных комедиантов на политической арене

Из старой книги ученого голландца Йохана Хейзинги, которая названа по-латински «Homo ludens» (что в переводе на русский — «Человек играющий»), я когда-то выписал потрясшую меня цитату про эскимосов:

«… Если один эскимос имеет претензии к другому, то он вызывает обидчика состязаться в игре на барабане… Племя или клан собирается на праздничную сходку, все нарядно одеты и в праздничном настроении. Оба противника поют друг другу поочередно бранные песни под аккомпанемент барабана, в которых упрекают один другого в совершенных поступках. При этом не делается различия между обоснованными обвинениями, подымающей на смех сатирой и низкой клеветой. Один исполнитель перечислил всех соплеменников, которых в голодное время съели жена и теща его противника, так что охваченная состраданием аудитория разразилась слезами… Иной формы правосудия, кроме этих барабанных боев, эти племена не ведают. Другого пути формирования общественного мнения просто нет».

Вот как написал этот самый ученый голландец. Повторяю: «Иной формы правосудия, кроме этих барабанных боев, эти племена не ведают». И еще раз: «Другого пути формирования общественного мнения просто нет».

Сразу оговорюсь, что у нас «иные формы правосудия», слава Богу, вроде бы, есть. Например, Пресненский районный суд в Москве (как всем известно, располагающийся на улице Зоологической, но по другую сторону забора от вольеров с орлами и питонами) только что дал пять лет предпринимателю Козлову, мужу журналистки Романовой, неудачно поссорившемуся когда-то с сенатором Слуцкером, выигрывающим все процессы в Пресненском суде, но проигрывающим во всех остальных. А полицейские из Казани, только что прошедшие переаттестацию, подтвердившую их ангельскую чистоту, изнасиловали подозреваемого в краже мобильника бутылкой из-под шампанского, отчего подозреваемый умер.

В связи с этим вице-спикер Совета Федерации Торшин пропел славу министру внутренних дел Татарстана: «Тот факт, что этот вопиющий случай стал предметом гласности и открытого разбирательства, делает честь главе МВД Татарстана, поскольку он не стал скрывать случившееся. А ведь мог, поскольку речь идет о человеке, будем говорить откровенно, не ангельского нрава и не элиты общества, этот человек был шесть раз судим». Мне лично в этом пассаже больше всего нравятся слова «делает честь» и «мог бы». А также то, как, по мнению господина Торшина, пристало обращаться с человеком, шесть раз судимым и не принадлежащим к «элите общества»…

А вы говорите – барабаны!.. К чему это я? Где мы и где эскимосы? Разве что вспомнятся энтузиасты из «Наших», которые, как известно, пытались путем боя в приобретенные на бюджетные средства китайские музыкальные инструменты застукивать митинги всяких несогласных, но эти бюджетные средства были быстро потрачены, китайские барабаны за ненадобностью выброшены, митинги застучать не удалось, да и не очень старались… Так это не всерьез, это на бюджетные средства, это не считается…

А что – считается?

Как-то так, скороговоркой, проскочило сообщение, что разоблаченные аккурат перед нашими выборами злоумышленники, готовившие непосредственно в Одессе (на Малой Арнаутской) покушение на российского премьер-министра, никакого покушения на него, оказывается, не готовили.

«Служба безопасности Украины не нашла доказательств подготовки покушения на Владимира Путина участниками преступной группы, арестованными в Одессе. Как пишет ”Коммерсант”, следствие пришло к выводу, что погибший чеченец Руслан Мадаев и арестованный гражданин Казахстана Илья Пьянзин проходили обучение взрывному делу для участия в диверсиях экономического характера на территории России. Пьянзину и предполагаемому руководителю группы Адаму Осмаеву вменяется незаконный оборот взрывчатых веществ, оснований для других обвинений пока нет. В деле отсутствуют признательные показания, кроме видеозаписи, показанной в эфире российского Первого канала».

То есть, душераздирающие подробности, обрушившиеся на нас с предвыборных телеэкранов, были (как некоторые подозревали с самого начала) полным фуфлом, шуткой юмора. И шуткой же юмора были гневные слова премьерского пресс-секретаря, назвавшего «кощунственными» заявления о том, что история с предотвращением покушения носит предвыборный характер. Так или иначе, но о мужестве российского премьера, пренебрегшего очевидной опасностью и не свернувшего ни одну из ранее намечавшихся предвыборных поездок, сдержанно отозвавшегося на жуткие сообщения из Одессы («Люди, которые находятся в моем положении, с этим должны жить. Такие вещи никогда не должны отражаться, они никогда не мешали и мешать не будут… Я живу с этим с 1999 года»), — об этом нечеловеческом мужестве немедленно в самых далеких аулах были сложены прекрасные песни. И эти песни, конечно же, повлияли, не могли не повлиять на стопроцентный результат, достигнутый премьером на выборах в этих самых аулах. Откуда, добавлю от себя, все, кто мог позволить себе проголосовать против, уже перебрались в Одессу (на Малую Арнаутскую) и в Лондон.

А теперь… Как она только работает, эта Служба безопасности Украины? Надо будет им туда на укрепление пресс-секретаря Пескова отослать…

А в принадлежащем Ксении Собчак ресторане «Твербуль», где хозяйка с компанией отмечала вручение французского ордена кинорежиссеру Павлу Лунгину, бдительные официанты углядели за соседним столиком двух корреспонденток интернет-издания «Life-news», которые тайком что-то там снимали на видеокамеру. Флэшка из видеокамеры была немедленно изъята, корреспондентки вызвали полицию, хозяйкина компания бежала из ресторана через кухню, издатель «Life-news» Габрелянов опубликовал душераздирающее открытое письмо московскому полицмейстеру («Журналисты выполняли свою профессиональную работу: пришли в публичное место и стали снимать на видео людей, которые не боятся высказывать свое мнение с трибун в центре Москвы. Как рассказали сотрудники, Собчак рылась в их сумках в поисках устройств записи, Яшин держал руки нашего корреспондента, а Анастасия Огнева била корреспондента по лицу…»). Что ему ответит генерал Колокольцев (только что он наконец запретил своим подчиненным бить журналистов на митингах, а что, Собчак – можно?), но уже инициируется закрытие «Твербуля» силами главного санитарного врача Онищенко — за то, что Собчак с товарищами выходила из ресторана через кухню без спецодежды. А что, Онищенко может все.

Я бы, конечно, со всей душой поддержал пафос письма господина Габрелянова. Но только после того, как он сам ответит (перед судом? Настойчиво рекомендую Пресненский) хотя бы за недавнюю публикацию прослушек телефонных разговоров оппозиционера Немцова. Здесь «профессиональную работу» имели право делать совсем не журналисты, да и то при наличии определенных Законом оснований (например, для предотвращения покушения на премьер-министра). А все остальное – чистой воды уголовщина.

Пародию на каковую нам сейчас старательно предлагают.

 

Павел ГУТИОНТОВ

Рейтинг@Mail.ru