Home / Политика / Кто стрелял?

Кто стрелял?

26

У нас есть выбор: то ли полиция не работает вообще, то ли работает на провокаторов.

Сначала было неинтересно.

Мне сообщили, что дагестанский свадебный кортеж из дорогущих машин пронесся по столице (причем горячие люди, сидящие в машинах, палили из окон от переполнявших чувств), и полиция смогла остановить его лишь с помощью ОМОНа — непосредственно у стен седого Кремля. Журналисты также довели до моего сведения, что полиции было оказано серьезное сопротивление, но сопротивлявшихся в результате отпустили. Хотя и оштрафовали — за тонированные стекла в дорогущих машинах и за беспорядочные звуковые сигналы (на сто, что ли, рублей), а пистолет (травматический) обнаружили только у одного из гостей праздника — причем без кобуры, и это стоило владельцу уже не сто рублей, а две, что ли, тысячи.

Вот, собственно, и все.

И неинтересно мне все это было потому, что ничего для себя нового и тем паче удивительного я не узнал.

Я же помню, что некий чеченец, огорченный тем, что троллейбус недостаточно поспешно уступил дорогу, остановил этот троллейбус и вместе с товарищем стал бить водителя. А когда тот полез за монтировкой, выстрелил в водителя из позолоченного «Стечкина». Чеченец оказался охранником самого Кадырова, зачем-то командированным в столицу, и его почтительно отпустили, не затрудняя возбуждением уголовного дела.

Другой чеченец (тоже с позолоченным «Стечкиным») пытался в ходе разбирательства дорожно-транспортного происшествия предъявлять удостоверение ФСБ, но ФСБ установила, что такого сотрудника у нее нет и потому личностью чеченца со «Стечкиным» не заинтересовалась. Вот если б был он сотрудником ФСБ, с него б тогда строго спросили, почему это он с оружием в руках разруливает неприятности, в которые попали земляки на трудной московской дороге. А раз он самозванец, то — пусть.

Третий (на этот раз уроженец Дагестана, но миллиардер) тоже попал в ДТП. Но ему предъявлять «Стечкин» или какое-нибудь фальшивое удостоверение не понадобилось вообще: его охраняли непосредственно московские полицейские, которые сами и свинтили с машины номера и не давали фотографировать машину журналистам. И тоже не ответили, почему все это делают.

И был еще «вайнахский автопробег» по столице, в процессе которого вайнахи тоже палили во все стороны из разнообразных стволов. И никому (ни вайнахам, ни тем, кто им попустил) ничего за это тоже не было. Хотя один тогдашний депутат и грозился, что дела так не оставит…

А тут рядовая, в сущности, свадьба.

…Интересно стало потом.

Потом по поводу лихой свадебки осудительно высказался премьер-министр, потом мэр столицы (президент, как обычно, загадочно промолчал). И владельцу травматического пистолета (хотя он и клялся, что стрелял из него только на даче) влепили пятнадцать суток. Но — за то, что он, оказывается, обругал полицейского нецензурно, только за это. Значит, даже ни одного омоновца не искусал, как какой-нибудь гроссмейстер Каспаров. Значит, действительно, больше не за что.

Оставалось лишь разобраться, была ли свадебка вообще.

Потому что, видите ли, никаких документальных свидетельств бесчинств, творившихся на московских улицах и с трудом остановленных в нескольких шагах от резиденции главы государства, обществу предъявлено так и не было. Ни одной видеозаписи! Представляете — ни одной!

Я понимаю, когда вдруг не срабатывают все видеокамеры на Ленинском проспекте, когда по проспекту едет вице-президент Лукойла, а навстречу  ему две акушерки в дешевенькой иномарке. Здесь ясно, почему нам так и не удастся увидеть, кто именно виноват в столкновении этих двух миров. Но тут-то, тут-то?..

Версий здесь, как оказалось, несколько.

Первую, самую незамысловатую, я уже изложил. Ребята просто несколько ошалели от безнаказанности, воспитанной за последние годы, и не считают нужным как-то себя сдерживать. Потому что самое страшное, что с ними может произойти, это штраф за тонированные стекла (100 рублей) да пятнадцать суток (если вмешаются мэр с премьером) за нецензурную брань в адрес бойца ОМОНа.

Причем это касается вовсе не исключительно кавказских парней, кавказские парни просто больше бросаются в глаза. Но, если ты «имеешь право» или возможности, то точно так, фигурально выражаясь, ты можешь раскатывать и по встречке Ленинского проспекта, и по экономике нашей, и по политике, — хоть в местном, хоть в региональном, хоть в федеральном, хоть в международном масштабе. И никакая полиция слова не скажет. И коль скоро необходимые возможности есть, в нужный момент все до единой видеокамеры работать перестанут. Ни позолоченный «Стечкин», ни травмат без кобуры, ни скромный замок на Лазурном берегу, построенный на зарплату в налоговой инспекции, ни номера машины, угодившей в аварию — ничего зафиксировано ими не будет.

Так устроена наша жизнь, которой, как известно, весь мир завидует.

То есть, достаточно посмотреть незамыленным взглядом на список гостей этой самой свадьбы, и все станет ясно.

Это, повторяю, версия первая, думаю, именно к ней склоняются разнообразные враги нашей державы, ее устоев и традиций.

А вот что думают по этому поводу подлинные государственники, радетели стабильности, страстные пропагандисты и пламенные агитаторы.

Член Общественной палаты телеведущий Максим Шевченко написал в своем блоге огромный текст, в котором изобразил портреты замечательных ребят, умниц и отличников, ставших жертвой провокации, и предъявил нам единственно верное видение происшедшего.

«Ложью было практически все, — пишет Шевченко, — кроме того, что свадьба была, что она задержана и что ее участники — кавказцы (хотя, как выяснилось, и не все — были и русские, и евреи, и даже туркмен)». Никто, естественно, не стрелял, правил движения не нарушал, с полицией не ссорился. «Журналисты «Russia.ru», связавшиеся с ГУВД Москвы и спросившие о перестрелке в центре столицы, услышали в ответ хохот — если бы кто-то открыл огонь по полицейским, даже из травмата, он был бы, если и не уничтожен ответным огнем на месте, то, по крайней мере, не отпущен со штрафами за «тонировку стекол» и «нарушение звукового режима». Версия о том, что «кавказцы проплатили», постреляв по полиции в центре Москвы, а потом ушли от ответственности за штрафы в 100 рублей, вызвала в ГУВД уже не хохот, а сомнения в психической адекватности предлагающих подобную версию»…

И все-таки: что же было?

Оказывается, «главной мишенью (провокации) был один из участников свадебного кортежа… Доказательством этого служит и тот факт, что многие из участников свадьбы работают на очень ответственных должностях в крупнейших российских и зарубежных компаниях… Я не могу обозначить в этом тексте ни имен, ни названий этих компаний. Но на территории одного из регионов РФ интересы развития одной из компаний вступили в серьезный конфликт с интересами местного губернатора и его окружения… Но, будьте уверены, все подробные данные об этой ситуации (полученные из открытых источников) у членов экспертной группы имеются…»

Ничего себе!.. Причем, обратите внимание, Шевченко здесь обвиняет не только продажных журналистов (которые, кстати, по такой же методе постоянно разоблачают политических противников господина Шевченко), но и действующих с ними в одной связке полицейских, политиков, премьер-министра (страшно сказать), мэра… По всему выходит, «проплатили» не дагестанцы — полиции, а их недоброжелатели — в том числе и полиции тоже?

Он, Шевченко, конечно, сам не понимает, что пишет. Но с предложением внимательно перечитать список гостей этой свадьбы он тоже полностью согласен.

Так что верными могут оказаться обе версии. И что — лучше, не знаю.

Павел ГУТИОНТОВ


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru