Home / Политика / Думский антитеррор

Думский антитеррор

Поможет ли новый закон в борьбе с терроризмом — мнение экспертов.

457

В Госдуму внесено три законопроекта, ужесточающих антитеррористическое законодательство. По сообщениям, документ начали разрабатывать давно совместно с ФСБ и МВД, однако после терактов в Волгограде работу ускорили. Законопроект был подготовлен и внесен в Госдуму рабочей группой, в состав которой вошли депутаты всех четырех фракций нижней палаты, большинство из которых в своем допарламентском прошлом работавшие в силовых структурах. Член «Единой России» и глава комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая ранее была сотрудником прокуратуры, два зампреда этого же комитета: член ЛДПР Андрей Луговой — бывший сотрудник ФСБ, коммунист Олег Денисенко в прошлом был бойцом группы «Альфа», справедливоросс и зампред комитета по информационной политике Леонид Левин — экс-президент коммуникационной группы «Тайный советник».

Первый законопроект расширяет полномочия сотрудников ФСБ и ужесточает наказание за преступления, способствующие терроризму. Например, за совершение, подготовку и финансирование террористических актов законопроект предусматривает вплоть до пожизненного заключения. Кроме того, предлагается приравнять к терроризму посягательство на жизнь общественных деятелей, насильственный захват власти, вооруженный мятеж, а к признакам террористической деятельности причислить «дестабилизацию деятельности органов власти».

Сотрудникам ФСБ этот законопроект дает право на досмотр граждан, их вещей и транспорта, если есть на то основания. Сейчас фээсбешникам разрешено досматривать граждан только в зоне контртеррористической операции, а у полицейские могут это делать повсеместно.

Второй законопроект направлен на ограничение и контроль за электронными платежами. Предлагается ограничить сумму анонимных электронных платежей ограничить до 1 тысячи рублей в сутки, и до 15 тысяч — в месяц. Сейчас неперсонифицированный платеж, например, через «Яндекс-деньги» позволяет пополнить электронный кошелек до 15 тысяч рублей в сутки и до 40 тысяч — в месяц. Эти ограничения не коснуться открытых платежей, когда отправитель денег известен.

Третий проект закона призван контролировать Интернет в части обмена информацией между пользователями в сетях. Предлагается обязать физические и юридические лица ставить в известность Роскомнадзор о начале деятельности по организации распространения информации и обмена данными между пользователями. Как пояснил депутат Левин, сюда включаются «все электронные почтовые сервисы, соцсети, торренты и СМИ, на страницах которых можно что-то комментировать». Правда, официально зарегистрированным электронным СМИ не понадобится дополнительная регистрация в Роскомнадзоре. Кроме того, закон, если будет принят, обяжет интернет-ресурсы и провайдеров в течение шести месяцев хранить данные обо всех действиях пользователей в сети.

Эксперты разошлись в оценках этого законопроекта. Одни считают, что он необходим, другие уверены, что уже существующих антитеррористических законов достаточно, а дополнительные ограничения превратят страну в полицейское государство.

Президент международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров считает разумным наделение ФСБ функцией досмотра граждан.

«То, что произошло у нас в Волгограде, многих, конечно, заставило задуматься и передвинуть ситуацию в другую плоскость. Я считаю, что на сегодняшний момент совершенно правильно, что вопросами досмотра на транспорте или в каких-то ситуациях будут заниматься сотрудники Федеральной службы безопасности, а не только Министерства внутренних дел», — сказал Гончаров РИА «Новости».

При этом Гончаров считает, что ограничения сумм электронных переводов вряд ли привнесет существенный вклад в борьбу с терроризмом.

«Терроризм – это высокодоходный бизнес, этого никто не отрицает. Но я пока с пессимизмом отношусь к тому, как могут в этой ситуации проследить онлайн-переводы. Наверное, логично предположить, что террористическая деятельность никогда не оплачивается законными путями», – добавил он.

Гендиректор Центра политического анализа Павел Данилин согласился с предложением депутатов считать организацию массовых беспорядков террористическим действием.

«Организация массовых беспорядков с жертвами тоже является очевидным терроризмом, особенно, если это сделано на деньги зарубежных, западных спонсоров, — сообщил Данилин сайту er.ru. — Люди получают деньги, отрабатывают заказ и при этом еще следуют жертвы – это то же самое, что получить заказ взорвать бомбу, как поступают террористы».

Член Общественной палаты РФ Дмитрий Галочкин считает, что законопроект прежде нужно дать на оценку экспертам на предмет ущемления прав граждан.

«Любые террористические угрозы приводят к тому, что должно быть противодействие. Соответственно, это ожидаемо, что будет ужесточение мер по борьбе с угрозами. Но я считаю, что здесь не должно быть перегибов», – заявил Галочкин. При этом он поддержал ужесточение наказания за пособничество и финансирование террористов. «Ответственность должны нести и те, кто является пособниками, и бить по материальной базе терроризма тоже необходимо. Россия начала вспоминать, что это такое – жить в условиях постоянной террористической опасности», – добавил эксперт.

Член Общественной палаты Георгий Федоров полагает, что нынешнюю систему безопасности надо менять целиком.

«После беспрецедентной террористической атаки стало ясно, что прежняя система предупреждения и противодействия, мягко выражаясь, недостаточно хорошо работает, — сказал Федоров газете «Взгляд». —  В целом можно позитивно отнестись к любым действиям, направленным на борьбу с терроризмом и экстремизмом, но при этом нельзя забывать о необходимости менять систему безопасности в целом. Остается множество вопросов к качеству работы тех, кто призван противодействовать терроризму: почему «проморгали» террористические ячейки, почему не вычислили тех, кто готовил тот же взрыв в Волгограде, почему в течение одних суток произошло несколько террористических актов».

Гендиректор Института приоритетных региональных проектов Николай Миронов считает, что предлагаемые в законопроекте меры по контролю за Интернетом вполне логичны.

«Никто не будет проверять простого гражданина или мешать его жизнедеятельности в социальных сетях. В данном случае идет речь, конечно, только о таких адресных мерах, которые ориентированы против тех лиц, тех организаций, которые или потенциально представляют угрозу, или известно, что они осуществляют подготовку каких-то незаконных действий», – полагает эксперт.

Адвокат Игорь Трунов считает законопроект паникерским и этот документ, по его мнению, требует серьезной доработки.

«Этот пакет законопроектов грешит паникерством. Вместо профилактики принимаются меры, которые ограничивают базовые права граждан», — сказал он Российскому агентству правовой и судебной информации. «У нас проблема не в том, что террористы уходят от суда, а в том, что их уничтожают на месте, дома с землей сравнивают — они до суда не доходят. Пусть законодатель приведет мне пример, когда террорист получил условный срок, или покажет, где у нас судят организаторов, а тем более финансистов террористических организаций? Я как человек, который участвовал почти во всех громких делах, связанных с терроризмом, не припомню такого. Всегда на скамье подсудимых «торпеды», самые низшие исполнители», — добавил адвокат.

По поводу ограничения неперсонифицированных электронных платежей Трунов сказал: «Основные расчеты в криминальном мире все равно наличными, а электронные деньги, даже при анонимных расчетах, хотя бы оставляют следы. Но вместо того, чтобы использовать малейшие зацепки, их выталкивают из Интернета опять в наличный расчет».

Адвокат Сергей Бадашмин полагает, что в законопроекте забыли про профилактику терроризма.

«Борьба с терроризмом, которой, конечно, должно заниматься государство, складывается из двух вещей: борьбы и противодействия, и одно без другого не работает. Наши законодатели опять решили сосредоточиться на борьбе: ужесточении законов, ликвидации террористов — и забыли про противодействие: профилактику, диалог, в том числе с бандформированиями, оперативную работу и работу с населением», — сказал Бадамшин РАПСИ. , среди доверителей которого были бывшие сотрудники правоохранительных органов. По мнению юриста, государственные органы часто терпят фиаско в борьбе с терроризмом в том числе из-за отсутствия доверия населения.

А появление в Уголовном кодексе термина «пропаганда терроризма», по мнению адвоката, в первую очередь коснется СМИ и ограничит свободу слова.

«Угораздит кого-нибудь сообщить положительные факты из биографии боевика или создать положительный образ террориста — вот и уголовное дело. Правоприменение будет аналогично печально известной статье 282 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства)», —считает Бадамшин.

Иосиф Линдер, президент Международной контртеррористической тренинговой ассоциации, считает, что ответственность за участие в террористической деятельности должна быть жесткой.

«Ответственность за участие должна быть, на мой взгляд, максимально жесткая. Потому что это тоже как определенный элемент сдерживающего фактора. Если мы говорим о таких странах, как США, Япония, Китай, ряд других, там — высшая мера наказания, смертная казнь».

Геннадий ШАЛАЕВ

Рейтинг@Mail.ru