Home / Статьи / Вы хотели демократии?

Вы хотели демократии?

Получайте, наслаждайтесь, расхлебывайте!

Вот-вот вступит в силу закон «О политических партиях» — исправленный, дополненный и, естественно, улучшенный.

В Госдуме работа над законопроектом заняла всего три недели. В Совете Федерации он задержался лишь на три дня. Сомневаться же, что президент Дмитрий Медведев не выдержит набранного темпа, не приходится. Он сам внес этот законопроект и очень хочет считаться отцом начавшейся политической реформы. Возможно, когда этот номер поступит к читателям, закон уже будет им подписан.

Впрочем, обновленный закон – не такой уж подарок, а возможные последствия его и вовсе могут привести к событиям непредсказуемым и даже удивительным.

Главная поправка – о численности партии. Кремль пошел навстречу вызовам времени и донельзя упростил порядок их создания. Вместо 40 тысяч, необходимых для регистрации новичков, теперь достаточно и 500 граждан. Причем партийные организации отныне не нужно создавать обязательно в каждом регионе. Вполне достаточно, если они появятся в половине из них. И это правильно, иначе областные парторганизации соображали бы на троих.

Да и ждать, когда обновленный закон начнет действовать, им, видимо, не придется — он вступит в силу сразу после опубликования. Хотя сначала планировали запустить его с 1 января будущего года, но вскоре решили не откладывать очередное судьбоносное решение в долгий ящик. Улица, мол, торопит!

Однако самая важная проблема, о которой все последние годы постоянно твердила так называемая «внесистемная оппозиция» (то есть, не попавшая в парламент), — облегчение процедуры регистрации партий — так и осталась нерешенной. Не говоря уже о том, почему вопрос «быть или не быть той или иной партии?» решает не сама партия, а чиновники?

В «РОТ Фронте» и «Другой России» Эдуарда Лимонова уже потеряли счет таким отказам. Так и осталась беспартийной молодежь из «Пиратской партии России», ибо добрые дяди-чиновники предупредили, что пиратство карается лишением свободы до 15 лет. Хотя никто из активистов и в мыслях не имел нападать на морские или речные корабли – всего лишь жаждали побороться за либерализацию законодательства об авторских правах, в том числе против налога на цифровые носители в пользу Никиты Михалкова со товарищи. ПАРНАСу не дают выйти из подполья. Республиканскую партию России послали туда же, ликвидировав решением Верховного суда. А ее отцу-основателю Владимиру Рыжкову понадобилось пять лет ожиданий, чтобы Европейский суд по правам человека признал роспуск партии незаконным…

Только за последние несколько лет Минюст отказал в регистрации десятке партий. Бывший видный деятель главной партии страны Борис Грызлов, которого после потери кресла спикера Госдумы и ухода в политическое небытие успели забыть всего за несколько месяцев (не уж-то место красит человека?), назвал это в свое время «совершенствованием политсистемы в стране». Если же говорить открытым текстом, то «Единая Россия» просто-напросто выкосила политическую лужайку «под ноль». Чтобы таким образом на корню ликвидировать любые угрозы своей власти. Причем, била потенциальных конкурентов отнюдь не превосходством идей и убеждений или массовой поддержкой. Партия рулила страной в гордом одиночестве — в ее ряды даже в лучшую пору мало кто хотел вступать. (Один из опросов ФОМа в конце 2009 года показал, что 72 процента опрошенных категорически исключают для себя возможность вступления в «ЕдРо»).

В новом законе положение о регистрации вроде бы подновили, но если внимательно вчитаться…

Да, теперь Минюст лишен возможности просто отказать партии в регистрации – он вправе лишь «приостановить» процедуру, и обязательно дать мотивированное объяснение, и даже помочь подсказкой. При этом скромно умалчивается о том, что Минюст сможет приостанавливать деятельность партии на три месяца без права судебного обжалования! Иными словами, любую партию можно будет отправить на «заслуженный отдых» во время выборной кампании и не допустить до участия, а то, глядишь, и победы на выборах.

Общее недовольство вызвала и цифра 500. По мнению представителей разных партий, такое раздробление сил — это еще одна попытка партии власти сохранить свою гегемонию, но только иными средствами. Порожденная искусством прокремлевских политтехнологов, сотня-другая партий, словно высокая вода в половодье, затопит собою все. Ну, а когда схлынет, оставит мертвое поле с очередной главной руководящей и направляющей силой эпохи.

Так что этот вроде бы шаг вперед пугает намного больше, чем страшилки про партии-однодневки, пустышки и оборотни, потому что возвращает в 90-е годы, когда все это мы уже проходили. Когда электорат был расколот, растерян и дезориентирован.

В 1995 году, например, в выборах в Госдуму приняли участие 43 партии, минимальная численность которых тогда составляла 10 тысяч человек. Итог был страшен. Партии, набравшие голосов в рамках статистической погрешности и меньше, естественно, не прошли. Но в сумме они получили поддержку более 45 процентов избирателей, чьи голоса и поделили затем победители. Почти половина избирателей, принявших участие в выборах, оказались за бортом! И мало того, что их мнение никак не учитывалось и никого не интересовало. Их голоса прибрали к рукам и поделили меж собой партии, за которые они не голосовали.

Вон в крошечной Сербии с населением в пол-Москвы и то подняли минимальную численность партии до 10 тысяч человек. А у нас, между прочим, 140 миллионов граждан. И ведь не скажешь: мол, власти не ведают, что творят.

На заседании комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества (он предшествовал пленарному заседанию СФ) все в общем-то назвали своими именами. Сенатор Евгений Тарло (от Тамбовской области) был единственным, кто прямо заявил: «Этот закон – ошибка. Мы разрушаем политическую систему в России, пусть и плохую. Численность партии должна быть хотя бы 10–20 тысяч человек». В ответ кто-то бросил: «Очень смелая идея – отклонить идею президентскую! ». Сенатор Борис Шпигель (Пензенская область) тоже высказался открыто: «Раз должны закон принять – примем, хотя я и не понимаю: зачем?.. ». Но откровеннее всех, пожалуй, оказался председатель комитета Николай Федоров (Чувашия). Хотел он или нет, но у него вырвалось объяснение, которое могли дать очень многие: «Ах, вы хотели демократии? Получайте, наслаждайтесь, расхлебывайте! ».

Тем не менее комитет (на всякий случай?) ушел от однозначного решения (и своей доли ответственности). 5 сенаторов – «за», 1 – «против», 3 – «воздержались». Если знать, что всего в комитете 12 членов и по регламенту решение считается принятым большинством голосов от общей численности, а не только присутствующих на заседании, то все становится яснее ясного.

Кстати, на заседании комитета выступали еще и гости. Всех затмил депутат Госдумы от КПРФ Валерий Рашкин. Горячо и долго он призывал сенаторов: «Принимать закон нельзя! ». Пока его не оборвали простым вопросом: вы-то сами как голосовали? «Я голосовал «за», — тихо ответил он. Впрочем, грешно смеяться над человеком…

А впереди нас поджидают еще два медведевских законопроекта по реформированию политсистемы.

 

Ольга КИТОВА | парламентский обозреватель «НВ»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru