Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 27 07 2017
Home / Статьи / Следствие закончено. Забудьте

Следствие закончено. Забудьте

Пострадавшим при обрушении моста в Белгороде объяснили, что во всем виновато… время

 

В редакцию «Нового вторника» пришло письмо из Белгорода. Автор пишет о преднамеренном, с его точки зрения, затягивании с расследованием причин обрушения моста через реку Везёлку, которое случилось еще три года назад, но до сих пор «не приняты меры по оказанию помощи пострадавшим, выявлению причин произошедшего, установлению виновных и привлечению их к ответственности».

Этот факт, по мнению автора, является «своеобразной лакмусовой бумажкой, обнажающей коррупционный недуг во властных структурах».

Беда эта случилась 17 марта 2009 года. В центре Белгорода с 15-метровой высоты рухнула часть пешеходной дорожки моста через реку Везёлка. В это самое время по ней проходили парень с девушкой. Илья Ковальков с диагнозом «перелом поясничного отдела позвоночника» был доставлен в горбольницу № 2. Его спутница Екатерина Оничко получила ушибы, но от госпитализации отказалась.

Журналисты областной газеты «Белгородские известия» по горячим следам начали расследование этого ЧП. В главном управлении МЧС по Белгородской области им сообщили, что причиной стало «многолетнее воздействие природной окружающей среды, в результате которого произошли разрушение бетона и коррозия металла». И это была единственная на то время официально озвученная информация о чрезвычайном происшествии. «Все наши попытки «найти концы», то есть выяснить, кому можно адресовать вопросы по поводу случившегося, натолкнулись на стену молчания», — констатировала газета в публикации «Мост, за который ответит… Кто?»

Прошло три года. Но на вопрос, заданный газетой, судя по письму из Белгорода, так никто и не ответил. Автор, попросивший не обнародовать его фамилию, сообщает, что уголовное дело было возбуждено УВД Белгорода лишь в декабре 2009 года – после того, как пострадавшие пожаловались на «волокиту с возбуждением уголовного дела» в администрацию Президента России. «Расследование велось в режиме строжайшей секретности, — говорится в письме. – Потерпевшим не предоставляли даже сведений (якобы, в интересах следствия) об организации, отвечавшей за безопасную эксплуатацию моста. И только после вынесения первого постановления о прекращении производства по уголовному делу потерпевшим сообщили наименование организации, на балансе у которой находился мост через р. Везёлку на момент обрушения». Ею оказалось управление «Белгорблагоустройство».

С тех пор уголовное дело то прекращали, то опять – после жалобы потерпевших в вышестоящие инстанции – возобновляли. «Постановлений о приостановлении, а затем о прекращении производства по уголовному делу во второй половине 2010 года было вынесено не менее шести», — говорится в письме. Потерпевшие неоднократно заявляли в УВД и прокуратуру ходатайства о привлечении «Белгорблагоустройства» ответчиком, однако «обращения к вышестоящим должностным лицам переправлялись без рассмотрения по существу к нижестоящим, которые изначально отказали в удовлетворении аналогичных ходатайств».

В прокуратуре Белгорода, куда мы обратились за разъяснениями, нам сообщили иную версию этой «мостовой» эпопеи.

— Несколько раз органами предварительного следствия данное уголовное дело необоснованно прекращалось. Но городская прокуратура отменяла постановления о прекращении и возвращала материалы для дальнейшего расследования. Это было связано с необходимостью проведения более качественного сбора и анализа доказательств, — заявил заместитель прокурора Белгорода старший советник юстиции Андрей Шестаков.

В конце концов, эксперты установили, что причиной обрушения восьми тротуарных блоков моста через Везёлку «явилось полное коррозионное разрушение сварных швов в конструкции стальных закладных соединений плиты проезжей части и тротуарных блоков под накладными тротуарными плитами». Мост был построен в 1988 году по проекту, разработанному в 1973 году. Его конструкция такова, что проверка технического состояния сварных швов была физически невозможна даже с применением современной диагностической аппаратуры.

— Проще говоря, ни один специалист, ни одна организация с самыми продвинутыми средствами диагностики не смогли бы выявить дефекты моста без его полной разборки. Произошедшее — лишь трагическая случайность, которая могла произойти в любой момент, и не связана с человеческим фактором, — объяснил Андрей Шестаков.

По его словам, «уголовное дело № 20092330931 по факту причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью И.В. Ковалькову и Е.С. Оничко прекращено на основании заключения строительно-технической экспертизы, проведенной в ходе предварительного расследования с целью определения причины обрушения тротуарных блоков».

— Потерпевшие Ковальков и Оничко были ознакомлены с выводами экспертов и никаких претензий не предъявляли, о чем в материалах уголовного дела есть соответствующие протоколы, добавил Андрей Шестаков.

Прокурор Белгорода старший советник юстиции Николай Головин проверил все материалы уголовного дела и 15 февраля 2012 года вынес заключение о законности и обоснованности постановления о его прекращении.

Вот такая история. Был рухнувший мост и два травмированных при этом человека, но в случившемся никто не виноват. Вернее, виновато время и несовершенные технологии строительства.

Между тем, пострадавшие Илья Ковальков и Екатерина Оничко не согласны с таким финалом. Они подали гражданские иски к администрации города Белгорода и управлению «Белгорблагоустройство» о возмещении материального и компенсации морального вреда. Нанесенный вред Ковальков оценил в 1 миллион рублей, а Оничко — в 900 тысяч. Предварительное слушание состоялось 27 марта в Октябрьском районном суде Белгорода.

Владимир АБРОСИМОВ|

БЕЛГОРОД

 

От редакции

Об окончательном вердикте суда мы постараемся сообщить читателям, как только получим соответствующую информацию.

Рейтинг@Mail.ru