Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 15 12 2017
Home / Статьи / Живем и помним

Живем и помним

Накануне Дня космонавтики журналисты «Нового вторника» рассказывают о неизвестных страницах из жизни Юрия Гагарина и Сергея Королева

«Волна» — за волной

26 января 1954 года ЦК КПСС и Совмин СССР принимают  решение начать экспериментальные работы  по вооружению подводных лодок баллистическими ракетами дальнего действия, а также разработку технического проекта большой подводной лодки с реактивным вооружением  (тема “Волна”).

Главным конструктором субмарины назначается Н. Исанин, ответственным за разработку ракеты — С.Королев.  Как вспоминал позже сам Сергей Павлович, проект ему был  интересен  прежде всего тем, что ракета, стартуя с подлодки,  должна была попадать точно в цель, вне зависимости от того, штиль на море или шторм.

Начиная с 1955 года,  Сергей Павлович фактически руководил всеми морскими испытаниями. Хотя официальным начальником всех работ считался Николай Никитич Исанин, которого  Сергей Павлович с добродушной улыбкой называл  «главнющим» конструктором.

В ночь с 14 на 15 сентября 1955 года на борт первой советской  ракетной подводной лодки Б-67 под командованием Козлова  была доставлена ракета. А уже на следующий день, 16 сентября, из акватории Белого моря, впервые в мире, с борта подводной лодки, находившейся в надводном положении, успешно стартовала баллистическая ракета.

В декабре 1955 года  вместо Козлова командиром опытной лодки был назначен Иван  Гуляев. Первая встреча  с  Королевым  у Ивана Ивановича произошла  на флотском полигоне,  куда он приехал обговорить план испытаний и вопросы доставки ракет на  лодку. А вот о характере главного конструктора командир  подлодки узнал на совещании у адмирала  Горшкова перед первым длительным плаванием.

— Мне поручили доклад, — рассказывал незадолго до своей кончины  Герой Советского Союза  капитан 1 ранга в отставке Иван Гуляев.  – Но Главком ВМФ часто перебивал, задавал много вопросов, хотя доклад, предварительно розданный участникам совещания, содержал ответы на все вопросы. Видимо, Горшков доклад не читал. Вот тут меня и выручил Королев: «Сергей Георгиевич, есть предложение вначале заслушать командира, а потом задавать вопросы». Слова Королева подействовали.

На этом же совещании Сергей Павлович поддержал меня, когда я заговорил о проблемах снабжения,  а главком недовольно спросил: «Может, вам, товарищ Гуляев, наждачной бумаги не хватает?».  И опять поднимается Королев. Оглядел присутствующих и резко бросил: «Командира нужно поддержать, он не для себя ведь просит».  После такого поворота мне даже удалось через командующего флотом Чабаненко выбить несколько комнат для офицеров и сверхсрочников, чьи семьи с малыми детьми  ютились кто где.

В предельно сжатые сроки (меньше чем за месяц) с подводной лодки  запустили восемь ракет без единого отказа. Затем были транспортные испытания, новые пуски. Были и неудачи,  но Королев не боялся брать ответственность на себя.

Так, за несколько минут до ответственного пуска сгорел трансформатор в системе,  вырабатывающей данные для ориентации ракеты на цель. Королев, находивший  в боевой рубке, приказал Гуляеву остановить предстартовую подготовку и возвращаться в базу. В этот момент на надводном корабле был замглавкома ВМФ вице-адмирал Иванов, у которого Гуляев должен был получить соответствующее  разрешение. Но связь по УКВ оказалась неустойчивой,  и командир  попросил главного конструктора записать свои указания в вахтенный журнал, что Сергей  Павлович  и сделал.

«Однажды, — вспоминал Гуляев, — после окончания транспортных испытаний  я пригласил Сергея Павловича к себе в каюту и предложил обмыть итог трехмесячного труда стопкой разведенного спирта. Но Королев сказал: «Я ведь не пью, а спирт – тем более…». Не зная об этом, я принялся извиняться. Но Сергей Павлович,  видимо, решил не портить командирское настроение и поднял-таки стопку. А выпив, неожиданно сказал: «А ты  знаешь, Иван Иванович, ничего. Так, пожалуй, и пить начнешь…»

Много  позже, приезжая в Молотовск  (ныне Северодвинск),  Сергей Павлович останавливался в квартире-гостинице, которая находилась на одной  лестничной площадке с квартирой Гуляевых, и нередко заходил к ним «на чай». Во время одного из таких чаепитий, как рассказала мне дочь Гуляевых, Светлана,  Сергей  Павлович и предложил ее отцу идти в космонавты. Ведь он, как  утверждал  сам Королев,  и характером подходил, и улыбкой.  «Но папа отказался, – вспоминала  Светлана Ивановна, — ему больше нравились служба и море. Когда же в космос полетел Юрий Гагарин, я обратила внимание, что внешне он очень похож на папу…».

 

Валерий ГРОМАК|

собкор «НВ»|

КАЛИНИНГРАД

 


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru