Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 22 07 2017
Home / СЛАЙДЕР / России нужно Министерство ускорения времени

России нужно Министерство ускорения времени

Бесконечным поискам выхода страны из экономического кризиса посвящается.

456

Отечественные эксперты уже несколько месяцев ломают голову над поисками программы вывода страны из  нарастающего экономического кризиса. В  связи с этим я хотел бы напомнить читателям о грандиозном плане, осуществленном в Советской России много лет назад – плане ГОЭЛРО.

Гимном индустриального прорыва СССР стал «Марш энтузиастов» из кинофильма «Светлый путь». Наступление нового технологического уклада постиндустриального развития сопровождает музыка Георгия Свиридова “Время вперед”.

Единой и всеобщей программой ускорения индустриализации Советской России, народно хозяйственного строительства, восстановления и развития экономики, в первую очередь тяжелой промышленности, послужил план ГОЭЛРО.

В стратегии ГОЭЛРО Ленин сформулировал программную цель: “Составить проект электрификации России — это означает дать красную руководящую нить для всей созидательной хозяйственной деятельности, построить основные леса для реализации единого государственного плана народного хозяйства”.

К сожалению, в умах многих политиков и даже историков план ГОЭЛРО ассоциируется с “Лампочкой Ильича”, заменившей деревенскую лучину, а величайший интеллектуальный подвиг Владимира Ленина подвергается сомнению.

Доходит до смешного: Анатолий Чубайс, автор проектов весьма сомнительного свойства, называет реформу энергетики РФ “планом ГОЭЛРО II”.

Хотя, как известно, к 1915 году в России уже были определены основные положения плана отраслевого развития энергетики, разработаны проекты крупных электростанций, на согласование этих решений потребовалось потратить, по воспоминаниям ученых и проектантов, вагон времени и выпить цистерны коньяка.

Революционная идея Ленина развивать энергетику страны Советов по межотраслевой государственной программе резко контрастировала с пассивностью прошлой власти, пытавшейся безуспешно продвинуть комплекс научно-инженерных проблем через игольное ушко одной специализированной отрасли производства.

Инновационным тараном прорыва явилась ключевая технология плана ГОЭЛРО: модернизировать одновременно все отрасли производства на базе новейших научно-технических достижений в области электроэнергетики.

Спустя десятилетия эта мысль, и снова впервые в мире, была воплощена в суперскалярном процессоре, то есть параллельно выполняющим несколько команд.

До этого компьютеры работали последовательно, выполняя команду за командой, что резко ограничивало их быстродействие.

Директор Института микропроцессорных систем, лауреат Ленинской и Государственной премий, член-корреспондент РАН Борис Арташесович Бабаян с гордостью заявляет: «В 1978 году мы сделали первую суперскалярную машину Эльбрус-1. Сейчас на Западе делают суперскаляры только такой архитектуры. Первый суперскаляр на Западе появился в 92-ом году. Причем наш вариант суперскаляра аналогичен «Pentium Pro», который «Intel» сделал в 95-ом году».

Исторически доказано: погаснуть искре инновации не дает творческая, профессиональная деятельность по совмещению старого опыта и новых знаний.

В эпоху глобализации, когда мир включился в интеллектуальную гонку за инновациями и передовыми технологиями, план ГОЭЛРО не стал анахронизмом, ныне он служит уникальным источником опыта интеграции традиционных и передовых технологий, ускоряющей и расширяющей сферу творчества человека.

Для управления этим процессом в РФ сегодня имеется, по крайней мере, три органа: Агентство стратегических инициатив (АСИ), Фонд перспективных исследований и центр “Сколково”. Напомним: в 1920 году с максимальной эффективностью с данной задачей справился всего один государственный орган.

“Дорожную карту ускорения времени” разработала Государственная комиссия по электрификации России (ГОЭЛРО). Положение о комиссии было утверждено 24 февраля 1920 года Советом рабоче-крестьянской обороны и подписано Лениным.

Комиссия обладала правом привлекать к работе любые учреждения и отдельных лиц. Всем государственным структурам вменялось в обязанности предоставлять по запросам любую информацию. В штат комиссии на постоянной основе входило около 90 человек, другие привлекались по мере необходимости.

На пост председателя комиссии и лица, ответственного за составление плана электрификации, Ленин рекомендовал Глеба Максимилиановича Кржижановского – профессионального  энергетика, преданного идеям построения социализма. Здесь раскрылись его таланты как инженера, ученого и организатора, способного решать стратегические вопросы программного развития экономики страны в целом и оценки влияния электрификации на рост производительности труда в промышленном производстве, строительстве, транспорте и сельском хозяйстве.

В течение февраля 1920 года Кржижановский сформировал команду из 240 человек, ясно понимавших цели и пути их достижения, немедленно включившихся в разработку плана ГОЭЛРО в соответствии с поэтапным графиком.

Председатель комиссии определил сроки и персональную ответственность за решение поставленных задач. Еженедельно он лично проводил совещания, где заслушивались отчеты о работе. После обмена мнениями принимались коллегиальные решения. Принципиальные разногласия снимались в процессе консультаций, текущие вопросы решались на оперативных летучках. Каждые три дня по телефону и еженедельно в Кремле ход работы докладывался Ленину.

Общественность информировалась через Бюллетень Комиссии ГОЭЛРО.

Работа над планом, начатая в конце января 1920 года, была полностью завершена в последних числах ноября. Ее венцом  стало экстренное издание труда Комиссии. По замыслу Ленина этот труд было необходимо 22 декабря вручить делегатам VIII Всероссийского Съезда Советов, где заслушивался доклад Кржижановского об электрификации страны, и принималось по нему решение.

Общественный резонанс досрочной и качественной подготовки плана обусловил назначение в феврале 1921 года Кржижановского председателем вновь созданного Госплана. В июне того же года функции Комиссии ГОЭЛРО были переданы Государственной обще плановой комиссии по секции энергетики.

В данном случае мы имеем факт исторической несправедливости, когда дефицит специалистов заставил зарезать курицу, несущую золотые яйца и привлечь ученых к практической реализации плана в качестве государственных чиновников.

Гений Ленина состоял не в перетасовке и согласовании с оппонентами  отраслевых приоритетов, а в искусстве выбора наилучшего сценария прорыва России в будущее с учетом тенденций научно-технического развития, резонансного интеграционного эффекта внедрения технологий электроэнергетики, мобилизации массового сознания граждан на достижение сверх результата в созидательном труде.

Замысел вождя воплотили в жизнь ученые и инженеры, решившие с помощью бухгалтерских счет и логарифмических линеек впервые в истории сложнейшую задачу оптимального программирования экономики в масштабе государства.

Главным в задаче оптимального достижения цели Кржижановский считал научное предвидение, “…когда центр тяжести проектной работы переносится в сторону умелого предвосхищения возможностей будущего”.

Искусство прогнозирования позволяет концентрировать интеллектуальные  ресурсы на ключевых объектах проекта. «Мы должны, — говорится в плане ГОЭЛРО, — сосредоточить все наше внимание на самом основном и существенном, и, ориентировавшись в этом направлении, не смущаться грубой наброской остальных контуров. Таким путем мы сможем … избегнуть опасности, которая нам угрожает излишней детализацией плана – потерей основной дороги».

Точность прогноза достигалась всей предысторией становления отечественной научно-технической мысли и тенденциями развития энергетики и электрификации в США, странах Западной Европы и, особенно, в Германии.

Оценкой точности, по словам Кржижановского, стало “поразительное совпадение научного анализа, того анализа, который был нашим преимущественным средством в ту пору, когда мы составляли план ГОЭЛРО, с данными больших и сложных расчетов, которыми располагали при выработке пятилетки”.

Программный эффект плана ГОЭЛРО измеряется 7% расходов на электрификацию в общем бюджете страны. На работу же интеллектуального тарана прорыва — комиссии ГОЭЛРО, задавшей ускорение темпам развития экономики на многие десятилетия, была ассигнована смешная сумма в 20 млн. руб., плюс большое количество красноармейских пайков для ее сотрудников.

Задача оптимизации решалась при интеграции производства с образованием и наукой. Был взят курс и на политехнизацию школы и массовую подготовку рабочих в системе “Трудовых резервов”. “Онаучивание” производства и “обинженериввание” науки есть наш очередной лозунг”, — заявил в 1932 году глава Научно-исследовательского совета ВСНХ СССР Николай Бухарин.

План ГОЭЛРО подтвердил всеобщий закон прогресса: догнать можно только перегнав конкурента в четырех измерениях: человек, среда, время и расстояние.

Опыт программирования открыл миру Нобелевских лауреатов по экономике, выпускников ЛГУ 1927 года Василия Леонтьева и  Виталия Канторовича. Их идеи США использовали в системе “Планирование, программирование и разработка бюджета” (ППРБ) для разработки оружия в условиях финансовых ограничений.

Принципы организации ГОЭЛРО немцы применили в Аненербе, — “сверхминистерстве по ускорению времени” для поиска источников интеллектуального и духовного потенциала человека, по этому пути пошли и американцы в ДАРПА, Агентстве прорывных исследовательских проектов в энергетике (АРПА-Э) и в менеджменте Федерального закона “О соревнующейся Америке”.

Ресурс ускорения плана ГОЭЛРО был исчерпан к середине 60-х, когда отраслевая индустрия стала тормозом для перехода СССР к новому укладу с более эффективным интегратором производства — информационными технологиями.

Задача сегодняшнего дня – создать управленческую структуру, аналогичную великому плану ГОЭЛРО, отвечающую требованиям современности. Иначе мы не сможем остановить торможение, а затем и отказ вспять.

Олег СЕРГЕЕВ 

Рейтинг@Mail.ru