Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Понедельник, 29 05 2017
Home / НВ-Эксклюзив / Осень Патриарха

Осень Патриарха

Наталия МЕТЛИНА о некоторых итогах пятилетнего пребывания владыки Кирилла на посту главы РПЦ.

326

К пятилетию интронизации Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла официальные власти подошли обстоятельно. Святейшего поздравил Президент Путин. Они встретились, как коллеги. Патриарх вошел в кабинет, будто в нем уже не в первый раз. Казенная речь о добре, служении, работе, большой общественной деятельности. Они не говорили о Боге. Говорили о мирском. За пять лет, что прошли с момента, когда митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл возглавил РПЦ, там все меньше говорят о Вере, и все больше о делах наших скорбных.

Еще в бытность митрополитом, Кирилл часто летал за границу, летал «Аэрофлотом», бизнес-классом. Одна из стюардесс предложила ему к обеду спиртное, на что Кирилл ответил отказом, объяснив, что нынче пост. «Так ведь Вы — путник, а в дороге — позволительно». Но Кирилл посмотрел на проплывающие мимо облака, поднял палец вверх и произнес: «Нет, здесь слишком близко….».

Еще тогда он отличался какой-то избыточной светскостью, и, если бы не атрибуты священнослужителя, его смело можно было принять за депутата или министра. Он, кстати, часто сидит за одним столом с чиновниками категории «А». Его речи изобилуют современными оборотами, они построены, как доклады, и, если убрать обращения, то по тексту и не узнаешь, кому именно принадлежат строки. Еженедельное появление на Первом канале в качестве ведущего программы «Слово пастыря» сделало Кирилла одним из самых узнаваемых священнослужителей в стране и за рубежом (ежедневное появление Владыки на телеэкране в дальнейшем станет основным принципом работы его многочисленной пресс-службы).

В отличие от Патриарха Алексия II, его речь проста, доступна, быстра, не заунывна. Он говорит разумные, правильные, понятные вещи. Но в какой-то момент ты начинаешь понимать, что перед тобой — искусный менеджер, а именно такой «продавец веры» и нужен был теряющей популярность РПЦ.

Загадочная смерть Алексия II не оставила шансов богословам и молитвенникам. Это была уже другая эпоха в жизни России, у руля министерств и ведомств встали «эффективные менеджеры». К слову сказать, Кирилл – один из самых профессиональных руководителей, ибо в своей отрасли он прошел путь от первой ступени, до вершины, что большая редкость. Как и во всех прочих ведомствах, в РПЦ началась реформа. И здесь зазвучали термины «модернизация», «оптимизация».

Для меня до сих пор непонятным остается сам факт охраны Патриарха ФСО. Почему государственная структура на деньги налогоплательщиков нарушает Конституцию?

Почему Московское правительство дарит Патриарху квартиру в доме на набережной, рыночная стоимость которой превышает 50 миллионов рублей? Из каких средств и на каком основании делаются такие подарки? И почему проживающий в этой дареной квартире на птичьих правах человек позволяет себе диктовать соседям свои условия, подает многомиллионные иски в суд в связи с обнаружением на роскошном мебельном гарнитуре нано-пыли из-за ремонта сверху? И почему Мосгорсуд молниеносно решает этот спор в пользу Патриарха?

Почему из здания в Лиховом переулке выкинули на улицу ЦСДФ – родину-мать всех российских документалистов, и передали это здание Патриархии? Почему Патриарх принуждает Генерального прокурора сносить дома членов 12 садовых товариществ в Сергиево-Посадском районе только потому, что он хочет на этом месте построить паломнический центр?

Купающийся в роскоши, передвигающийся на бронированном лимузине с эскортом, летающий на собственном самолете, окруженный полком личных охранников – он с каждым днем становился все дальше и дальше от народа. И даже в Храме Христа Спасителя, куда люди приходят помолиться, есть специально отведенные места для высоких государственных мужей. И на праздничных богослужениях там появляются только люди категории «А». И мне там уже места нет, и мне туда уже идти не хочется.

Никогда еще церковь так навязчиво не пыталась влезть во все сферы жизни – от образования, до здравоохранения, от авиа перелетов, до тюремных этапов, от боксерских матчей, до запуска межконтинентальных ракет.

Религия во многих странах мира занимает определенное место в жизни государства и народа. Она отвоевывала его веками, она его заслужила. РПЦ лишь недавно вышла из тени. Но ее стремительная, и даже агрессивная экспансия во внешнюю и внутреннюю политику России меня не просто настораживает, она начинает меня пугать и раздражать.

Я понимаю, почему министр внутренних дел спит 4 часа в сутки, — потому что там взорвали, а здесь убили. Я понимаю, почему министр по чрезвычайным ситуациям живет в самолете и проводит на работе сутки напролет – потому что там затопило, а здесь ураган. Но почему график Патриарха расписан по минутам? Почему перекрывают федеральную трассу, когда он выезжает из своей резиденции?

Дело Пусси Райт для меня стало лакмусовой бумажкой. Эти тупые девки совершили омерзительный поступок. Но они совершили это не в магазине, а в храме. И мне кажется, что их нужно было остановить, посадить на стульчик, напоить чаем, и долго-долго с ними разговаривать. Они – заблудшие души. Их нужно было образумить и поставить на путь истинный – вот чем должна заниматься церковь. А она потребовала жестоко наказать.

А ужас в том, что эта троица, подобно журналистам с телеканала «Дождь», устроившим идиотский опрос, так и не поняла до конца, в чем их вина и что они натворили. Они не поняли. И в этом вина РПЦ.

 В рамках телевизионного проекта мы много ездим по стране, мы вступаемся за брошенных детдомовских детей, замерзающих старух, оболганных инвалидов. Но ни в одном рассказе люди не обращались за защитой к церкви. Может быть, священник не должен брать штурмом чиновничьи баррикады, но попавшему в беду человеку он может протянуть руку. И если рядом с амвоном стоят высокие государевы чины, погрязшие в коррупции и строчащие противоречащие здравому смыслу законы, почему церковь принимает их, а заблудших не принимает?

Эти пять лет были самыми яркими в жизни РПЦ и в жизни Патриарха. Они запомнились учебником по православию для светских школ, против которого выступали родители, делом Пусси Райт, бесконечными гастролями заморских святынь, заретушированными часами «Бреге», борьбой с суррогатным материнством, пьяным священником, сбившим на мерседесе насмерть двух человек, строительством 200 храмов шаговой доступности в столице. А в это время в стране, граждане которой в большинстве своем считают себя православными, один из самых высоких в мире уровней коррупции, преступности, нетерпимости. Люди озлоблены и равнодушны.

Может быть в следующие пять лет Патриарх уделит этим позициям хоть чуточку времени из своего очень плотного делового графика.

Наталия МЕТЛИНА

Рейтинг@Mail.ru