Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 30 03 2017
Home / СЛАЙДЕР / Глава XV. Тайна семи мудрецов

Глава XV. Тайна семи мудрецов

Или что скрывают от  школьников и студентов.

5899

Если кто-то думает, что история науки похожа на Невский проспект, прямой,  широкий и светлый, то глубоко заблуждается. История науки скорее схожа с  темной и извилистой лесной тропинкой, которая доподлинно известна лишь тем, кто по ней прошел первым, а те, которые пойдут по их следам, рискуют забрести в неведомые пределы, из которых им не выбраться никогда.

Предупредив  читателя о подстерегающих его опасностях, приступлю к рассказу о семи древних мудрецах, тайне числа «эпсилон», священной «пятерке» Пифагора  и  тайном коде современной математики.

О семерых великих мудрецах античности известно всем. Известны и их  поучения менее мудрым, чем они, гражданам Греции.  О них рассказывается в древнегреческой эпиграмме:

«Семь мудрецов называю: их родину, имя, реченье.

«Мера важнее всего», — Клеобул говаривал линдский;

В Спарте «Познай себя самого!» — проповедовал Хилон;

Сдерживать гнев увещал Периандр, уроженец Коринфа;

«Лишку ни в чем!» — поговорка была митиленца Питтака;

«Жизни конец наблюдай!» — повторялось Солоном Афинским;

«Худших везде большинство!» — говорилось Биантом Приенским;

«Ни за кого не ручайся!» — Фалеса Милетского слово»

Исполнившись древней мудрости,  начнем открывать  тайны прошлого и настоящего.

Фалес Милетский

Фалес Милетский

На самом деле мудрецов было всего пять. Двое «лишних», Клеобул и Периандр, были тиранами, то есть руководителями местных администраций. Они воспользовались своим административным ресурсом и навязали  настоящим мудрецам свою компанию. Это похоже на то, как сейчас всевозможные чиновники  покупают себе липовые диссертации  для престижа. Тираны  сделали мудрецам предложение, которое те не смогли  отклонить, и на воротах святилища Аполлона в Дельфах, резиденции знаменитого Дельфийского Оракула, были начертаны имена не только семи настоящих, но еще и двух номенклатурных  мудрецов, а также  их  изречения. Понятно, что  «бон мо» двух тиранов придумали  не они сами, а проплаченные  ими креаклы. Но настоящие  мудрецы  придумали, как дать знать об обмане древнегреческому обществу. Над воротами храма они начертали букву «Эпсилон». Это пятая по счету буква греческого алфавита. Тем самым мудрецы дали всем  понять, что настоящих креативщиков всего пятеро. Плутарх Херонейский даже написал трактат под названием «О надписи «Е» в Дельфах», в котором говорится:

«Е» означает число «5», поскольку мудрецы хотели этим сказать, что их всего пять (Фалес, Солон, Биан, Питтак и Хилон), а тираны Клеобул и Периандр Коринфский не заслуживают имени мудрецов; «Е» означает вопросительную частицу  «εἰ» и указывает, что к Аполлону обращаются с вопросами; буква «Е» означает второе лицо от глагола  «εἰμι» — «εἷ», то есть «ты еси», ибо при входе в храм бог встречает входящих словами «Познай себя», а отвечать ему следует «ты еси», утверждая в нём тем самым истинное и чистое бытие; «Е» означает греческий союз «εἰ» («если») и указывает на присущую Аполлону диалектику; «Е» может соответствовать пифагорейской пятёрке».

И вот  из-за  этой надписи на храме Аполлона  история науки свернула с Невского проспекта и пошла-поехала по извилистым  тропинкам, которые порой теряются в буреломе позднейших наслоений.

Дело, конечно, не в самой надписи, а в той закрытости и вынужденной элитарности научного сообщества, которая  возникла еще в Древнем Египте, и может быть объяснена, выражаясь в рамках современной  лексики,  агрессивной социальной средой. У жрецов Древнего Египта, таивших от широкой публики свои научные знания, проходил многолетнюю стажировку Пифагор, создавший свою научную школу в Греции. И кстати, чтобы не забыть, в двух словах – о пифагоровой «пятерке». Предоставим слово автору, то есть самому Пифагору:

 «Пятерка (IIENTA) — число, порожденное первым четом и первым нечетом (2+3=5), само рождает декаду (5+5=10). Пятерка — одна из сторон эпитрита (3, 4, 5) и одна из частей золотого сечения (3, 5, 8).

Божественная пропорция золотого сечения возникает в пятиугольных формах симметрии — Пентагоне, пятиконечной звезде, пятилепестковом цветке, которые были Мной, Пифагором,  выбраны как символы пифагорейского тайного союза, а позднее присвоены другими, в основном недостойными подражателями. Пятиугольные формы симметрии, а также логарифмическая спираль, графически выражающие ряд чисел и пропорцию, дающую самое загадочное иррациональное число, отражают  согласно  моему учению  глубинные  и сокровенные соответствия, лежащие в основе рождения и жизни  Вселенной, эволюции Космоса.  Для тех  достойных мужей, кто проник в мое учение о нумерологии, скажу еще кое-что: Пентада — символ титанов Иапета и Фемиды, Атланта, Менойтия, Прометея и Эпиметея, Ор и Мойр, и вдобавок еще  планеты Фаэтон  и «священного брака». Пятерица — символ духовной лени и уравновешенности. Пятерка определяет природу желто-зеленого цвета и является «знаком зеленого листа».

Только не требуйте от меня расшифровки всех этих «ойр и мойр», а также прочих замысловатостей. Я в пифагоровых академиях не обучался, и всей вселенской премудрости по Пифагору не постиг. Да и пора вернуться к  семи мудрецам, зашифровавшим буквой «Эпсилон» свой вызов тамошним властям. С той поры вошло в научную моду использовать «Эпсилон»   везде, где надо было подать знак  «посвященным» о приближении к границам сокровенного знания, за которые  ни  начальству, ни простонародью  доступ закрыт, ферботен, так сказать.

И с этой целью язык царицы наук, математики, был зашифрован посредством применения той самой буквы «Эпсилон» (Выбор был основан, вероятно, на сакральном смысле этой буквы, символизирующей   поиск истины в храме науки). Причем с помощью самых мощных психологических технологий. А конкретно – спирали Эриксона или эриксонианского гипноза.

Самая мощная психотехника для введения человека в состояние транса – это тройная спираль Милтона Эриксона.

Спираль состоит из трех не связанных между собой маленьких историй. И на практике это выглядит следующим образом.

Вы начинаете рассказывать первую историю и, когда подходите к самому интересному, без всякой связки переходите ко второй истории. Рассказываете вторую историю опять до кульминационного момента и вновь без связки переходите дальше. Третья история должна содержать собственно текст внушения.

Итак, вы произносите третью историю, содержащую текст внушения, и без перерыва возвращаетесь ко второму рассказу, завершая его. После этого заканчиваете первую историю с того места, где прервали.

И вот самый простой пример из начал современной математики.

Определение числовой последовательности и её предела.

…«Число а называется пределом числовой последовательности х1, х2, х3, …, хn, …, если для любого как угодно малого числа ε > 0 найдётся такое число N, что при всех n > N выполняется неравенство |хn — a| < ε».

На Руси не перевелись еще проницательные самородки, которые  зрят в корень и требуют  перевести эту тарабарщину на человеческий язык. На одном из математических форумов, например, взыскующий учености самородок задает вопрос:

«Не могу понять, откуда здесь вообще число «эпсилон» ? Меня удивляет то, что вплоть до определения предела последовательности числа  не было как такового. Сути «эпсилон» в данном определении я не понимаю категорически. За что конкретно отвечает переменная ? Будьте добры, разьясните мне, пожалуйста, смысл «эпсилона» и прочих неизвестно откуда взявшихся букв».

И ведь сей вопрошающий форумчанин прав.

 

В обыденной  речи мы  скажем так, если хотим, чтобы нас поняли: Вася Пупкин –самый глупый ученик нашего класса, потому что все остальные ученики умнее его.

Если хотим напустить на себя ученый вид, скажем так: Васю Пупкина  мы можем назвать пределом  оглупления российских учащихся, которое вызвано введением ЕГЭ и засильем компьютерных игр, остальные же ученики нашего класса   в будущем  непременно с ним сравняются, но ни за что не переплюнут, потому что глупее Васи только таракан.

Ну или что-то в этом роде. Фраза хоть и мудреная, но в целом понятная.

А что мы имеем в случае с определением предела числовой последовательности?

…«Число а (Вася Пупкин) называется пределом числовой последовательности х1, х2, х3, …, хn,(ученики нашего класса) …, если для любого как угодно малого числа ε > 0»…

Стоп-стоп-стоп!

Вот и первая спираль Эриксона. При чем тут число «Эпсилон»? Почему бы не сказать, что число а называется пределом последовательности чисел, потому  что все остальные числа к нему стремятся, но не достигают?

А потому что «замуровали, демоны», то бишь семь мудрецов,  вход в храм науки.

Сразу за первым витком спирали – второй и третий:

«…найдётся такое число N, что при всех n > N выполняется неравенство |хn — a| < ε».

Неудивительно, что нормальный школьник засыпает уже на втором витке спирали.

Можно ли бороться с проклятье семи мудрецов? Можно ли одолеть магическую букву «Эпсилон»? Можно ли преподавать науку, и математику в частности, более доступно?

Демократически настроенные великие  ученые давно предлагали это сделать. Но они всегда оказывались в меньшинстве.

Великий математик прошлого века  Анри Пуанкаре  писал, что есть только два способа обучить дробям : нужно разрезать (хотя бы мысленно) либо круглый пирог, либо яблоко. Но преподаватели математики во всем мире последовали примеру Буратино, который жестко ответил Мальвине, что не даст Некту яблоко.   Вот школьники и думают, что 1 /2 + 1/3 = 2/5.

Бывает и того хуже. Министр науки и образования Франции чуть не упал в обморок, обнаружив школьника, который на вопрос «сколько будет два плюс три? » отвечал : «три плюс два, так как сложение коммутативно». А что сумма равна пяти  не мог сосчитать даже на пальцах.

На воротах Платоновской Академии, учреждения весьма прогрессивного для тех времен, красовался гигантский транспарант: «Не геометр да не войдет сюда».  Дело в том, что геометрические методы придают наглядность математическим доказательствам и связывают научные абстракции с живой реальностью.   Ученик Платона Аристотель придавал огромное значение, говоря по-современному прикладному значению научных исследований. Критикуя философов Милетской школы, первым из которых был один из семи мудрецов Фалес, он говорил, что их изречения прекрасны, но толку от  них для народа нет никакого.

Современные последователи «семи мудрецов» написали огромную антологию всей современной математики, издали ее под псевдонимом «Николя Бурбаки» и навязали свои бурбакистские взгляды всему научному миру. В их трудах наглядность, в частности геометрическая, полностью отсутствует. А спирали Эриксона  вьются на каждом шагу.

Великий математик Владимир Игоревич Арнольд, ученик гениального Колмогорова,  назвал такие деяния антинаучной революцией, которую осуществляет левополушарная научная мафия (Как известно, левое полушарие мозга отвечает за чисто абстрактное, не образное,  мышление).

И мне  придется закончить свой рассказ о том, что произошло в мировой науке по вине семи древнегреческих мудрецов¸ родоначальников левополушарной научной мафии, на пессимистической ноте. К сожалению, в нынешнем мире  доминирует деградационный научный тренд. Мировым элитам не нужны широко образованные люди в большом количестве. Им достаточно если не семи, то чуть большего количества мудрецов. А  к обучению остальных семи  миллиардов  жителей нашей планеты подходят с точки зрения так называемого компетентностного подхода( за подробностями прошу обращаться в российский Минобрнауки  к  господину Ливанову). Учат только  какой-то узкой специальности,  профильной компетенции, не больше. Чем меньше знает средний человек постиндустриального общества, тем крепче спят  современные «тираны», то бишь обладатели административного ресурса. Они хорошо знают историю и семи мудрецов, и загадочной буквы «Эпсилон». И успешно используют это знание в своих интересах.

 

Владимир ПРОХВАТИЛОВ, Восьмой мудрец

Рейтинг@Mail.ru