Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 23 05 2017
Home / Политика / Майдан придет во все страны СНГ, кроме Белоруссии

Майдан придет во все страны СНГ, кроме Белоруссии

Политологи сделали из Майдана странные выводы.

46

На днях российские политологи указали Украине на опыт Боснии и Герцеговины – там после подписания соглашения с ЕС закрылись большинство промышленных предприятий, средняя зарплата упала до 400 евро, а официальная безработица составила 44%.

Профессор МГИМО (У) МИД России Елена Пономарева считает, что февральские волнения в Сараево не случайно начались 5 февраля, «а 7-го открытие Олимпиады»:

«Раздражение российским присутствием идет неспроста. Волнения могут привести к переформатированию и изменению Конституции. Если вспомнить массу цветных революций, и готовность действовать любыми способами, не исключаю, что пересмотр Конституции возможен. И возможностей у России немного. На совете Европы мы не можем получить большинство. Тем не менее, отдавать сербскую республику просто так нельзя», — уверена Пономарева.

Политолог Дмитрий Бабич считает, что «и на Украине, и в Боснии действуют одни и те же люди, философия та же самая — что есть неэффективные страны, где постсоветская элита, ее надо молоть и обновлять».

Вот только почему не обновлять? По словам Елены Пономаревой, российская молодежь уже научилась митинговать, но не может выиграть даже самые захудалые муниципальные выборы.

В Белоруссии есть система социальных лифтов, поэтому Майдан невозможен в Белоруссии, считает Пономарева. А вот в России – возможен вполне.

Исполнительный директор Политологического центра «Север-Юг» Алексей Власов согласен с тем, что Майдан скоро придет в соседние с Россией азиатские республики, да и в саму Россию.

Потому что в СНГ, в отличие от Европы и США, нет идеологии. Она есть только в Белоруссии.

«А в условиях вакуума для молодежи сетевые группы формируют систему мировоззрений. В этом самый главный урок Украины», — считает Власов.

По его словам, Майдан сформировал совершенно новый способ борьбы – если раньше оппозиционную украинскую молодежь идеологически готовили в лагерях Польши, Литвы и так далее, то уже перед Майданом необходимость в этом отпала: одной из главных сил оппозиции стали сетевые сообщества.

Они вышли из Интернета, «приобрели плоть и кровь и стали частью политической игры, это феномен, который политологами еще не описан».

Россия пыталась переиграть Запад на Украине при помощи денег – не получилось. Не в деньгах счастье, ответили украинцы. И даже не в их количестве.

«Янукович просил Запад дать ему денег, — отмечает Дмитрий Бабич. — На что ему сказали – денег мы не дадим. Мы дадим вам свои идеи и свои законы. Зону процветания и стабильности».

Он считает также, что Босния и Герцеговина обнищали вовсе не из-за соглашений с Евросоюзом: «Просто в них инвестировала Греция. После финансового кризиса она стала подтягивать деньги обратно. Так что тут еще вопрос, что больше повлияло на закрытие предприятий – соглашение с ЕС или финансовый кризис. Мы как-то демонизируем Евросоюз, я не думаю, что в его планы входило сделать Боснию и Герцеговину нищими. Просто ЕС — это такая структура, которая периодически этими кризисами сотрясается».

Для Путина один из способов избежать в Москве Майдана (а возможно, это и единственный способ) – стать Лукашенко. Вот только вряд ли «российскую элиту белорусский вариант устроит», сомневается Бабич.

Директор Института ЕврАзЭС Владимир Лепехин также не сомневается в том, что украинские события «воспроизведутся и в России». Чтобы Россия или Восточные регионы Украины могли противостоять Западу, «должен появиться какой-то герой». Не чиновник, а реальный герой, такой который мог бы и на улицу выйти пострелять, если понадобится.

Но герой — это чудо, оно может, конечно, случиться, но чудес, как правило, не бывает. Россия и СНГ бедны героями: «У нас как-то больше принято либо уезжать на Запад, либо держать кукиш в кармане».

По мнению Лепехина, на Украине сейчас возможна исключительно диктатура – только диктатор способен удержать ситуацию: «Назад к парламенту — это элемент шизофрении, не понятно, от кого это идет». Президент, который не будет диктатором, станет вторым Януковичем и кончит так же.

Такая же судьба, вероятнее всего, ожидает и российскую элиту.

«Американцы действуют в странах СНГ через мелкие организации, — приводит пример Власов. – А у нас – Михалков! Конференция! Банкет две трети конференции! Богато! Богато и красиво! А потом мы спрашиваем — где они, внутренние враги? Тут не надо внутренних врагов искать».

Собственно, российская элита – она и есть враг:

«Какая задача у российской элиты? – спрашивает Лепехин. — Ту собственность, которая осталась от перестройки, переварить. Спрашивают — почему мы сюда не двигаемся, туда не двигаемся? А элита отвечает – да не мешайте вы нам переваривать ресурсы, вот и всё!»

Главное, чтобы было, куда убегать с переваренным. И – вовремя.

 

Александра АЛЕКСАНДРОВА

Рейтинг@Mail.ru