Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 25 07 2017
Home / Статьи / Придется ли тужить с нашими атаманами?

Придется ли тужить с нашими атаманами?

Начался процесс по делу банды «цапков», вырезавших семью из двенадцати человек в кубанской станице Кущевская.

Думаю, все еще помнят, что там произошло, в Кущевской.

Банда отморозков терроризировала земляков и приезжих в течение многих лет – при полном попустительстве местной власти, милиции, прокуратуры. Десятки совершенных преступлений не расследовались, преступников целенаправленно уводили от ответственности…

И чудовищное преступление, совершенное в станице, по мере того, как всплывали детали и подробности собственно кущевской повседневной жизни, заставляли, и правда, — нет, не содрогнуться! — тоскливо признать: обычная жизнь, ничего из ряда вон. Зарежь отморозки не двенадцать, а трех человек, да не души они при этом грудных детей, никто б и слова такого не узнал: Кущевская. Так бы и жили дальше. «Все нагнетания, в том числе в прессе, о том, что (в Кущевском районе) лужи крови, о том, что район был репрессирован, все боялись на улицу выходить, — эта информация не соответствует действительности», — сказал тогда губернатор Ткачев. «Это вранье, запрещенные методы использует “желтая пресса”, по-хорошему в суд надо подавать», — добавил он.

Ткачев порадовал, что Кущевский район «живет, развивается, люди гуляют, молодежь ходит на дискотеки». А еще он сообщил, что у него в каждом районе творится то же, что и в Кущевской, и его, напомню, не уволили даже за это. Он, правда, сразу поправился: на официальном сайте фраза звучит – «у нас в стране».

Не намного лучше, прямо скажем.

А еще в Кущевской был казачий атаман и казачье же самоуправление. Они тоже были связаны с бандой и, во всяком случае, противостоять ей попыток не делали.

Но отвлечемся ненадолго от Кущевской.

…Стало известно, — писал я в газетной заметке ровно двадцать лет назад, — о том, что подготовлен к подписанию проект Указа “О политической реабилитации казачества”.

Ну, например, предполагается создать некие административные единицы, власть в которых будет передана традиционным казачьим органам управления. В составе Российской Армии должны быть восс¬тановлены казачьи воинские формирования. Так как в казачьих ста¬ницах земля принадлежала общине, то и теперь тоже частной собс¬твенности на землю здесь не будет — возвращаемся, стало быть, в достолыпинские времена, спасибо огромное. И все это — почти зада¬ром: в обмен на поддержку “возрождающимся казачеством” реформ ны¬нешнего (ельцинского, то есть) правительства. Дело замечательное, если, конечно, не об¬ращать внимания на сопутствующие мелочи.

Вот публикует Бодайбинская районная газета “Ленский шахтер” замечательный текст “адъютанта С.Гусева”, сообщившего радостную весть о состоявшемся первом круге казаков “станицы Бодайбо”, ко¬торый принял и утвердил свой Устав. Что за черт? Какие там ка¬зачьи станицы? А все просто, объясняет откровенный “адъютант”: “Корни Бодайбинского казачества идут из 1907 года, когда в Бодай¬бо была учреждена воинская команда казаков для охраны местного отделения Государственного банка, тюремного замка и сопровождения арестантов”. Ну и ну! Общество, конечно, должно ценить и работу тюремщиков, коль скоро содержит тюрьмы, но именно ИХ традиции считать подлежащими первоочередному восстановлению… Не знаю…

Между прочим, это в тех самых местах произошел знаменитый Ленский расстрел, потрясший страну. Вроде бы, и неуместно вспоми¬нать об этом сейчас, в пору безудержного восхваления самодержав¬ной России, но ни славы, ни чести “воинским командам” это прес¬тупление не принесло. Так что бодайбинским казачкам гордиться такими корнями, пожалуй, особенно и не стоит.

Но кто же вербуется в “братья-казаки”? Вновь сошлюсь на красноречивого адъютанта: “Все кому дорога Россия, вступайте в наше Бодайбинское казачество, под его Российское знамя, освящен¬ное Российской православной церковью… Кто готов послужить Рос¬сии, в ком сохранилась вера…” Программа, скажу откровенно, нес¬колько расплывчатая. Но, что, поддержавшим ее и будут предоставлены широкие права, предусмотренные проектом Указа? Или сначала надо будет все же доказать, что кто-то из предков, и правда, служил тюремным надзирателем?

Только самые наивные люди могут всерьез принять появление на улицах бывших партийных работников, нацепивших штаны с лампа¬сами, за возрождение национального духа. С нашими атаманами, во¬истину, не приходится тужить — это секретарям райкомов, начальни¬кам райотделов милиции, директорам совхозов, генералам от армии и КГБ кричат: “Любо!..” те, кому по каким-то причинам стало лестно наз¬вать себя казаками. Тем более, что, напялив фуражку с околышем, ты, вроде бы, сразу становишься спасителем Отечества, его надежей и опорой. Ты, опять же, получаешь соблазнительную возможность “наводить порядок” любезным душе способом — традиционной нагай¬кой, например. И вот в Ростове высекли на площади (по решению атамана какого-то там полка какого-то там округа) редактора газе¬ты — за ее “антипатриотические выступления”. Узнав об этом, ка¬юсь, подумал: ну, все, доигрались; уж это с рук не сой¬дет… Сошло, чего там. Ростовский начальник, которому я позвонил по этому поводу, ответил безмятежно: “А его высекли не как редак¬тора, а как гражданина Донской республики. И не пятьдесят плетей дали, а только десять…” И все дела. И еще до Указа. А уж после Указа…

Власти играют в опасную игру, последствий которой не предвидеть трудно…

…Так я писал ровно двадцать лет назад – в московской газете «Мегаполис-экспресс». Много что случилось за минувшие два десятилетия (например, сначала изменился, а потом и вовсе сгинул этот самый «Мегаполис»). Большая часть глубоких идей готовившегося в 1992 году Указа, слава Богу, воплощена в жизнь так и не была. Но вот что говорит непотопляемый кубанский губернатор Ткачев в августе 2012 года.

«Мы сознательно пошли на этот проект, эксперимент, – сказал Ткачев, выступая перед полицейскими. — Впервые в России будут созданы казачьи дружины – одна тысяча казаков будут помогать наводить общественный порядок на территории нашего края».

И пояснил – зачем. «Возможности и права у полицейских и всей правоохранительной системы края и страны достаточно высокие, мы прекрасно понимаем. Но существуют и ограничения – тем более, мы видим, в последнее время, в последние годы в условиях демократии, повышенного отношения к правам человека, гражданского общества. То, что вчера прощалось милиционеру, сегодня полицейскому не прощается… Поэтому когда казачество будет рядом с представителем правопорядка, с полицией, то и вы будете чувствовать себя увереннее. То, что нельзя вам – казаку можно…»

Эти слова краснодарского златоуста уже многократно цитировались коллегами. Намерение как-то компенсировать «повышенное отношение к правам человека» зафиксировано. Задача, поставленная губернатором перед казачьими дружинами, – «выдавливать» с территории края «понаехавших» инородцев, в том числе и граждан России, — откомментирована.

У меня в этой связи только один дополнительный вопрос: неужели кущевским казакам для действенной борьбы с «цапками» не хватало только обещанной Ткачевым зарплаты – 20-25 тысяч рублей? И не из самих ли «цапков» была бы сформирована дружина в Кущевской, если б на момент формирования этой дружины они не оказались на скамье подсудимых?

 

Павел ГУТИОНТОВ

Рейтинг@Mail.ru