Home / СЛАЙДЕР / Преодолеть ЕГЭ

Преодолеть ЕГЭ

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ: Самый лучший и простой способ развалить страну – резко ухудшить её систему образования.

465

Отто фон Бисмарк – «железный канцлер», в считанные десятилетия превративший Германию в сильную, динамично развивающуюся страну – считал, что войны выигрывают школьный учитель. Но и обратное верно! Наверное, самый лучший и простой способ развалить страну – резко ухудшить её систему образования, сделать знания в ней формальными, учёбу – утомительной повинностью, а также широко открыть двери в школе взяткам. И дальше всё просто – через десяток лет чиновники окажутся безынициативными («что велели, то и сделали, от сих до сих»), врачи – некомпетентными,  военная техника – грудой ненужного металлолома без людей, которые умеют её профессионально использовать … А граждане будут с недоумением и разочарованием винить в своих бедах власть и думать, что на следующих выборах надо голосовать за других …

Трудно отделаться от мысли, что подобный «образовательный эксперимент» уже на первое десятилетие проводится над Россией. В современном мире очень важно место страны в индивидуальном пространстве, поддержка друзей, союзников, партнёров. И в огромной степени это зависит не только от реальной политики страны и её истории, но и от тех людей, которые работают в этой области, от их квалификации, энергии, инициативы. И тут нам похвастаться нечем.

Исследовательский центр Pew Research осенью 2013 года опубликовал результаты опроса 37,5 тысяч человек в 39 странах, посвящённого отношению жителей всех регионов мира к России. Оказывается, что к России хорошо относятся лишь 36% жителей планеты, а плохо 39%. В то же время к Китаю положительно относятся 50%, а к США – 63% опрошенных …

Важным элементом развала отечественной системы образования стал единый государственный экзамен (ЕГЭ), эксперимент по введению которого был начат в 2001 году, и который в 2009 году  стал обязательным.

Большая часть научного и образовательного сообщества, которая выступает против ЕГЭ, но которую власть не видит и не слышит, относится к нему как к неизбежному злу («плетью обуха не перешибёшь»). Часть учителей и администраторов к нему адаптировалась («мы свой манёвр знаем»). Многие родители, дедушки и бабушки считают, что недостатки ЕГЭ можно скомпенсировать, проплатив что и где надо («бабло побеждает зло»). Но дела-то идут хуже и хуже, поэтому нам всем миром придётся разбираться и наводить порядок.

Проблема скрещивания ежа с ужом. В Московском физико-техническом институте – Физтехе – была популярна шутка: «Что будет, если скрестить ежа с ужом? – Два метра колючей проволоки». В ЕГЭ идея такого скрещивания и реализована! В нём объединены вещи несоединимые – выпускной экзамен в школе и вступительный экзамен в вуз. Первое должно выявить долю усвоенных знаний и навыков и отсеять худших. Второй – показать долю конкурентов, хуже освоивших предмет, дать возможность проявить способности и выявить лучших. В первом случае мы сравниваем с некоторым стандартом (абсолютная оценка), во втором – с другими учениками (относительная оценка).

Идея соединить микроскоп и телескоп оригинальна, но не очень хороша. Однако наши чиновники пошли именно по этому пути. Наверно, для того, чтобы критики было меньше, ни саму концепцию ЕГЭ, ни результаты эксперимента по его введению, ни методы перерасчёта первичных баллов в тестовые ни размер средств, необходимых для реализации этой затеи, ни разу официально не публиковались. Навести справки о результатах выборах президента или депутатов на каждом избирательном участке или о ядерных потенциалах США и России значительно проще, чем какие-либо данные о результатах ЕГЭ в разных городах и регионах страны.

К сожалению, ЕГЭ как измерительный инструмент никуда не годится – он ничего не измеряет. Авторы этой методики ссылаются на теорию моделирования и параметризации педагогических тестов и однопараметрическую модель Раша. Однако исследования, проведённые в Институте прикладной математики им. М.В.Келдыша Российской академии наук, а также ряд других работ показали полную несостоятельность этого подхода в случае ЕГЭ. Теория используется в той ситуации, в которой она неприменима (не говоря уже о других ошибках). Всё это подробно разобрано, опубликовано в научных журналах. Но что до них Министерству образования и науки? Васька слушает да ест.

Нравится ЕГЭ нашим чиновникам. От его результатов сегодня зависит успешность ученика, шансы поступить на бюджетные места, зарплата педагога, рейтинг школы, вуза, а до недавнего времени и оценка качества работы губернатора. На один гвоздь повешено слишком много. И круг людей, заинтересованных в том, чтобы чуть-чуть подправить балл ЕГЭ, очень широк.

Кроме того, отношение среднего балла ЕГЭ в 10% лучших школ России к среднему балу в 10% худших является индикатором выполнения государственной программы «Развитие образования» на 2013-2020 гг. и должно уменьшится с 1,82 в 2013 до 1,5 в 2020 году, к концу выполнения этой программы. Лучшие должны приблизиться к худшим. Наши чиновники от образования думают, что ЕГЭ – это всерьёз и надолго.

Полицейские и воры

Выдающийся американский психолог Эрик Берн выделил несколько типовых сценариев, характерных для разных обществ – «игр» по его терминологии. Одна из таких игр, популярных в криминальной среде – «полицейские и воры». В ней очень важно не только нарушить законы, но и сделать это красиво, лихо, захватывающе. И большая беда, если общество сочувствует ловким, удачливым мошенникам, а не туповатым, недалёким полицейским.

С ЕГЭ, к сожалению, произошло именно это. Читая хронику сдачи ЕГЭ, ловишь себя на мысли, что всё это очень похоже на захватывающий шпионский детектив –  спецслужбы, глушилки, коррупция, студенты, выдающие себя за школьников, президент и премьер, регулярно выступающие на эти темы, утечки в интернете. Создатели группы ВКонтакте заявили, что в день экзамена в 2011 году их посетили 165 тысяч человек. Уровень и масштаб утечек наводит на мысль, что за этим стоят не хулиганы, а серьёзные организации, желающие таким образом достучаться до властей. Руководители Минобра регулярно хвалит свою работу, но давно утратили контроль над ситуацией.

По мнению авторов проекта ЕГЭ – научного руководителя Высшей школы экономики (ВШЭ) Е.Ясина, её ректора Я. Кузьминова и исполнителей – бывших министров А.Фурсенко и В.Филиппова – введение единого экзамена должно было дать бой взяткам в образовании. Помню, с каким жаром Е. Ясин толковал, что учителя в школе завышали оценки своим ученикам, а экзамены в советской школе писали одинаковыми ручками. Однако ЕГЭ многократно повысил коррупционность российского образования. По оценкам ЮНЕСКО, объем взяток, ежегодно даваемых в этой сфере, превышает 600 миллионов долларов. По оценкам экспертов коррупция в школах в эпоху ЕГЭ выросла в 20-25 раз. Один российский законодатель в личной беседе заметил: «Для наших регионов ЕГЭ стало счастьем, а то приезжали люди и не знали кому давать, где, как, а сейчас все ясно». ЕГЭ унижает и дискредитирует учительство России, преподавательский корпус, всю систему образования и федеральную власть . Это недопустимо.

Троянский конь российского образования

Судя по творению Гомера, жители Трои очень пожалели, что втащили в город деревянного коня, оставленного данайцами. От города вскоре остались развалины. История повторяется. ЕГЭ сыграл роль троянского коня и для средней школы, и для высшей школы России. По данным социологов, более половины российских школьников прибегают у услугам репетиторов. В большинстве школ 11-й класс сводится к натаскиванию на ЕГЭ. Предметы, которые не надо сдавать, игнорируются, а домашние задания ребята предпочитают делать не те, которые задают школьные учителя, а те, которые велят репетиторы. Мы перешли от индустриальной страны с одной из лучших в мире систем образования (бесплатной и качественной), к Средневековью, в котором большинство школьников и их родителей ищут «своего», «надежного», «заветного» репетитора. Сравнение зарплат школьных учителей и преподавателей ВУЗов с гонорарами репетиторов (от 500р/час до 5000р/час) показывает, что вторые начинают и выигрывают.

ЕГЭ привел к глубокому кризису высшей школы – если раньше вузы сами отбирали выпускников, из которых они могли подготовить специалистов, то теперь университеты оказались в положении бань или парикмахерских, обязанных обслужить любого клиента, который предъявит им бумажку о сдаче ЕГЭ, честно заработанную или просто купленную. Отчислить тех, кто «не тянет» тоже нельзя – по нормам Минобра тогда надо увольнять и преподавателей. Как-то на моих глазах выпускник подавал документы на 45 специальностей, понимая, что такой талант, как он, нужен всем. Сейчас разрешенное число вузов сократили, но сути это не изменило. Профориентации по-прежнему нет. Университеты оказались сплошь и рядом заполнены случайными людьми, которым не очень важно, заниматься пивоварением  или мыловарением, и которые, скорее всего, пополнят ряды офисного планктона.

ЕГЭ тесно связан с количеством бюджетных мест, а значит и государственным планированием выпуска специалистов, которое у нас пока поставлено  из рук вон плохо. Поэтому вузы разводят руками – из того, что им прислали подготовить специалистов невозможно. А законодатели вносят в Государственную Думу законопроект, чтобы разрешить гастарбайтерам водить самолеты на российских авиалиниях.

Помнится, на вопрос, сколько людей у него работает в центральном офисе, один олигарх ответил – примерно половина. Похожий разговор у меня состоялся с заведующим кафедрой одного престижного московского медицинского вуза – Сколько людей у вас учится в группах – Обычно двое, а в сильных группах даже трое – А что же будут делать остальные?! – Продавать медикаменты – это гораздо выгоднее. И жизнь наших близких может оказаться в руках таких «врачей» …

Естественно было бы поручить отбирать будущих студентов тем, кто будет их готовить, а потом спрашивать с них за результаты. Весь мир  идет к децентрализации, к сетевым структурам, в то время как мы поручаем важное дело централизованной химере, рожденной фантазией мыслителей из ВШЭ и Минобра.

Говорят что от выдающихся государственных деятелей в истории остается одно дело и одна фраза. Вероятно, от бывшего министра А.А. Фурсенко в качестве дела историки будут вспоминать настойчивое и беспощадное внедрение ЕГЭ в российскую школу, а в качестве фразы следующий его афоризм: «…недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других». Блестяще сказано!

 

Сказание о якутском мальчике

Важным аргументом в пользу введения ЕГЭ оказался талантливый якутский мальчик, который без него не может попасть в московские вузы, а с ЕГЭ может сэкономить деньги на одну поездку в столицу для сдачи экзамена и сразу поехать учиться. Оставим вопрос: «Как он будет жить в одном из самых дорогих городов мира?» (В советские времена многим удавалось жить на стипендию). «Не проще ли ему оплатить поездку, вместо того, чтобы корёжить всю систему образования». Придется огорчить. Шансов у этого мальчика совсем немного. Как можно говорить о «едином экзамене», если нет единых условий получения образования на территории страны?!

Министр образования признал нехватку в школах России 17 тысяч учителей по математике, английскому и физкультуре. Однако если учителя будут работать без огромной перегрузки в одну смену, то понадобиться дополнительно ещё 250 тысяч человек. Есть люди выдающиеся – один из создателей современной прикладной математики академик А.Н.Тихонов вообще не имел школьного образования, за спиной у академика И.М. Гельфанда было 4 класса школы … Тем не менее, в условиях нехватки учителей и денег на репетиторов якутскому мальчику будет весьма нелегко подготовиться, а без устных экзаменов проявить сообразительность, логику и оригинальность мышления. Когда будущий академик Виктор Садовничий приехал из деревни поступать в МГУ, он не знал , что такое логарифмы. Однако когда ему достался этот вопрос, он попросил экзаменатора дать определение этого понятия, вывел все их свойства и поступил в университет. В случае ЕГЭ у него не было бы никаких шансов.

Нет пророка в своем отечестве. Поэтому вполне можно обратиться к американскому опыту. В своем первом же ежегодном послании о положении страны Барак Обама предложил увеличить расходы на образование на 6,2%. Его администрация запросила новые деньги на всю систему – от начальной до высшей школы. К примеру, 4 млрд потребовалось на то, чтобы уничтожить расширенную при Джордже Буше программу тестирования для оценки уровня образования ученика, известную в России как ЕГЭ. Барак Обама заявил, что будет поощрять элитные школы и что единственным критерием, по которому он будет судить о состоянии системы среднего образования, является число школьников, ежегодно выигрывающих первые места на международных олимпиадах по физике и математике. По мысли американского президента, страна, способная готовить такую молодежь, будет править миром через 20 лет, и он должен сделать все, чтобы такой страной стали Соединенные Штаты. Выходит дело они туда, а мы, как слаборазвитая страна, обратно…

А судьи кто?

В нашей прессе обычно про ЕГЭ говорят хорошо или ничего. Тем не менее, результаты социологических опросов достаточно красноречивы. В 2013 году Всероссийский центр общественного мнения (ВЦИОМ) провел опрос, посвященный ЕГЭ. 62% опрошенных считают, что после введения ЕГЭ  качество знаний учащихся ухудшилось, что школьников натаскивают только на прохождение тестов. Отрицательно относятся к замене вступительных экзаменов на ЕГЭ 43% (положительно 34%), 37% считает, что ЕГЭ не повышает объективность отбора. По другим опросам против обязательного ЕГЭ выступает 70% граждан, имеющих высшее образование.

По предъявлении всех этих и множества других аргументов обсуждение ЕГЭ с чиновниками Минобра обычно кончается заключением такого рода: «Решение о введении ЕГЭ – политическое, а не педагогическое. Добейтесь других политических решений, и мы будем их исполнять.»

Что же политики? В отчете Комиссии Совета Федерации «Итоги деятельности Комиссии по изучению и оценке результатов эксперимента по введению единого государственного экзамена», созданной распоряжением Председателя Совета Федерации от 30 декабря 2003 года №605 – рп-СФ констатируется, что ни одна из декларировавшихся целей введения ЕГЭ не была достигнута.

В 2004 году президенту В.В. Путину было направлено открытое письмо «Нет разрушительным экспериментам в образовании», подписанное 420 известными в стране педагогами и учеными и в 2014 году глава государства заявил, что следует добавить сочинение к ЕГЭ: «живая, творческая работа молодого человека при написании сочинения – это серьёзная вещь, которая призвана обогатить и сам учебный процесс, и абитуриента… Суета здесь совершенно ни к чему. Чего спешить? Если ещё школьники не готовы, то лучше ещё подготовиться как раз и начать эту работу со следующего года. Может быть, только зачеркиваний, «крестиков-ноликов» недостаточно, чтобы определить полноту знаний …»

Впрочем, наш премьер считает, что «современный Ломоносов достучится в СПбГУ и МГУ». По его словам, ни разу во время встреч с преподавательским составом он не услышал отрицательного мнения о ЕГЭ. Конечно, хотелось бы посмотреть на этот «состав», но в любом случае надо расширять круг общения главы правительства. Но и по его мнению «необходимо создавать и другие варианты для более точной оценки знаний».

Видимо многое меняется. И если раньше нужны были говоря словами советника Президента А.Фурсенко «квалификационные потребители» (созданного другими), «пользователи», то сейчас возник спрос на «производителей», «творцов», людей знающих и умеющих.

Свет в конце тоннеля.

Разрушительный «эксперимент», связанный с ЕГЭ должен быть отменен, извлечены уроки из произошедшего. Главное – разделить вступительный экзамен в институт и выпускной в школе.

Сделать это сразу нельзя. Наверно, многие помнят попытку Д.Ливанова изменить пару месяцев назад список требуемых ЕГЭ в один из престижных вузов и реакцию на это наших законодателей. Всё схвачено, деньги репетиторам плачены, дети год занимались. Так что министр довольно быстро понял неуместность своей шутки.

Для того, чтобы отменить ЕГЭ как вступительный экзамен, энергично действовать следует уже сейчас.

Впрочем и вузы не так беспомощны как кажутся. Распоряжение Правительства РФ от 16.01.2014 №17р утверждён список вузов, который могут проводить в 2014 году «дополнительные вступительные испытания профильной направленности, в целях обеспечения отбора наиболее способных и подготовленных абитуриентов». В него вошли Московский государственный юридический университет им. Кутафина, Московский государственный лингвистический университет (в частности, специальность «Гостиничное дело»), Московский госпедуниверситет, ВШЭ, Нижегородский госуниверситет им. Добролюбова (кроме МГУ и СПбГУ, права которых на проведение экзаменов закреплены отдельным законом).

В трёх из перечисленных вузов фигурирует специальность «Юриспруденция». Умно! Сначала надо как следует подготовить поэтов кассационных жалоб и виртуозов арбитража, разобраться с гостиницами, а потом браться за остальное. Досадно, конечно, – ВШЭ, откуда и вышли идеологи ЕГЭ заставляют проводить экзамены при приёме по специальности «филология», «международные отношения», «программная инженерия», «фундаментальная и прикладная лингвистика», «юриспруденция», «математика». С одной стороны, оно и понятно – филология, лингвистика, программирование и математика слишком серьёзные области, чтобы подготовку специалистов в них можно доверить кому-нибудь кроме экономистов. А другой у нас как всегда – сапожник без сапог, вуз, выдвинувший идею ЕГЭ сам остался без единственного, полноценного единого экзамена.

И другим вузам путь не заказан – доказывайте, что ваши специалисты не менее значимы, чем мэтры гостиничного дела. В сущности, каждый может получить олимпийскую медаль – надо просто тренироваться и делать зарядку по утрам.

Жизнь налаживается! Судя по приказу Минобра от 09.01.2014 №3 есть множество творческих специальностей, где вуз может устраивать дополнительные вступительные испытания. Среди них «продюсерство по направлениям подготовки», «журналистика», «цирковое искусство». Во всех этих профессиях есть что-то общее. Впрочем, в приказе упоминаются эксплуатация воздушных судов, стоматология и теология. И это даёт надежду на лучшее. В том же приказе расширены права вузов учитывать олимпиады, конкурсы и другие достижения. Здравый смысл берёт своё!

Россия – великая страна. Однако мы не можем позволить себе приучать детей к халтуре, готовить специалистов, ничего не умеющих и не желающих, а также потерять ещё одно поколение. Наверно, из этого и надо исходить, решая вопрос об отмене ЕГЭ.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ

Математик, доктор ф.м.н.,ИПМ им. М.В.Келдыша РАН

Рейтинг@Mail.ru