Home / НВ-Эксклюзив / Чисто российское убийство…

Чисто российское убийство…

Наталия МЕТЛИНА о том, что в России любая инициатива наказуема. Кроме депутатской.

334

Был у нас крупный чиновник, у которого была кличка «Миша-2 процента». Правда, клал он эти 2 процента от любого контракта себе в карман. Депутаты радеют за пополнение госбюджета, посему под шумок принимают совершенно невероятные поправки в существующие уже законодательные акты. Причем страдальцами оказываются самые незащищенные субъекты экономической деятельности.

Все это происходит рядом со мной, бьет по моему квадрату и сотням тысяч предпринимателей в стране. Еще недавно мы пережили массовый уход в налоговую тень тех, кто называл себя «индивидуальный предприниматель». В начале года из-за повышения страховых взносов закрылись 204 тысячи ИП. Нет, они закрылись только на бумаге, просто люди послали куда подальше государство и теперь не платят в казну вообще ничего. Для любой другой сраны это символизировало бы катастрофу. Только не для России.

У нас все хорошо. У нас есть нефть и газ. И мы создаем для государственных гигантов-сырьевиков условия максимального благоприятствования. И хотя запад ежедневно сигнализирует нам о том, что необходимо создавать новые инновационные рабочие места, поощрять малый и средний бизнес, — все впустую. На деле – сплошное отчаяние. Государство в лице чиновников и законодателей подчеркивает – «предприниматели – никчемное стадо, вас надо доить, создавать невыносимые условия для бизнеса и выбрасывать на обочину».

В феврале, пока миллиарды планетариев утирали слезы олимпийской радости, законодатели, без какого-либо экспертного анализа, без публичного обсуждения, в нарушение Конституции России, придумали, как заработать на малом бизнесе, как задушить новым налогом теперь уже «упрощенцев».

Кто это там сидит, свесив ножки, от большого дела вдалеке? А, ну-ка, хлопцы, давайте-ка, платите налог на имущество организаций, исходя из кадастровой стоимости недвижимости! Они воткнули нож в спину малого бизнеса, который сегодня повсеместно использует упрощенную систему налогообложения. Вернее, не нож, а 2 процента. И если доселе государство освобождало «упрощенцев» от имущественного оброка, то теперь будьте любезны.

Причем, одно из ключевых слов – кадастровая оценка, кстати, которая не завершена по всей России до сегодняшнего дня. А вопрос, кто и по каким критериям оценивал тот или иной объект, остается без четкого ответа, ибо сама процедура настолько непрозрачна, что сегодня каждый может это прочувствовать на своей шкуре, получив письмо-счастье из налоговой.

Но первыми прочувствуют эти так называемые «технические поправки» в налоговый кодекс сами предприниматели – владельцы небольших кафе и ресторанов, арендаторы маленьких офисов, которые и так с трудом справляются с чудовищными арендными ставками, а если к ним прибавится еще и новый налог на имущество, то большинство просто закроет свой бизнес.

Просто закроет. И прогнозируемые новые 200 миллиардов рублей в год в бюджет Российской Федерации обернуться пшиком. Не будет не только 200 миллиардов, но и налогов, которые платил предприниматель, потому что самого предпринимателя сотрут с экономической карты России.

В Москве средний пятидесятиметровый офис стоит около 10 миллионов рублей. Это рыночная стоимость, которая фактически сравнялась с кадастровой, а в некоторых регионах кадастр в несколько раз превышает рынок. Допустим, они равны. Депутаты предлагают заплатить предпринимателю 2 процента от кадастровой цены в год – это 200 тысяч рублей. Вряд ли такая сумма по карману небольшим предприятиям. Но даже если вы не собственник, а арендатор, то этот налог будет включен и в без того немыслимую арендную ставку. И весь эффект от введенной упрощенной системы налогообложения сведется к нулю.

Тренд последних нескольких недель – депутатские инициативы по написанию новых: уголовного, уголовно-процессуального и даже семейного кодексов. За несколько лет своими поправками депутаты превратили эти документы в лоскутное одеяло. Статьи обросли множеством частей, многие из которых даже противоречат друг другу. Лично я «за».

Пусть кто-нибудь просто сядет и прочитает все эти документы залпом от корки до корки. И поверьте. Они очень похожи на письма Дяди Федора из Простоквашина, с приписками кота Матроскина и собаки Шарика. Только в документах все гораздо печальней, и если государство одной статьей провозглашает поддержку малого и среднего предпринимательства, оно не должно их тут же душить возникающими в какой-то больной голове поправками.

А ведь все это ради того, чтобы пополнить госбюджет. Никто не спорит, дело хорошее. Но не начать ли с госкомпаний, с «золотых парашютов», чудовищных бонусов и непрофильных трат.  А ведь по этим вопросам никто никаких инициатив не высказывает. И это тоже показательный момент. Именно поэтому они чувствуют себя безнаказанно. Приведу один пример.

Мой дед жил в Нижегородской области, я там бываю ежегодно, и вот уже несколько лет пытаюсь разобраться с ситуацией, которая сложилась в Кстовском районе. Там был рыбхоз, единственный в области, который выращивал для населения недорогую живую рыбу. Почему был? Потому что его уничтожило дочернее предприятие АК «Транснефти» — «Средне-Волжский транснефтепродукт». Весной 2007 года у них произошел разрыв нефтепровода и сотни тонн дизельного топлива хлынули в реку Шаву, а оттуда прямиком в Волгу. Спасатели тогда буквально своими телами заградили путь дизеля в великую русскую реку. Преградили. Но озеро, в котором разводили рыбу, оказалось отравленным. Результаты экологической катастрофы признал и суд. Но вот уже 7 лет решение суда о выплате 1 миллиарда в виде компенсации за нанесенный ущерб не выполняется. Нефтяники не заплатили рыбному хозяйству ни рубля, плевать они на всех хотели. А взыскать эти средства от имени государства так никто и не решился. А ведь на них можно было восстановить хозяйство, чтобы дать работу людям не в самом богатом регионе, чтобы положить на стол нижегородцев свежую, недорогую рыбу, чтобы платить налоги государству и даже пресловутый налог на имущество. Но судебные приставы бездействуют.

А я хочу спросить: госкомпания – это кто? Бегающий от бывшей жены алиментщик, которого невозможно найти? Забулдыга-должник по потребительскому кредиту? Почему нельзя прийти в офис и предъявить решение суда и заставить его выполнять? Э, нет, у нас можно давить и душить только маленьких и беззащитных. А с большими и сильными разговор не складывается. Именно поэтому сегодня предпринимательское сообщество бьет тревогу, забрасывая Правительство и Президента «письмами-мольбами». Но, кажется, их никто не слышит, а значит в ближайшее время десятки тысяч «упрощенцев» получат «письма счастья» из налоговой, не отвечать на которые нельзя. Но для большинства предпринимателей они могут стать последними…

Наталия МЕТЛИНА

Рейтинг@Mail.ru