Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Понедельник, 23 01 2017
Home / В Мире / Деревня по имени Гоа

Деревня по имени Гоа

«Сбежав» из холодной Москвы в этот небольшой штат Индии, спецкор «НВ» оказалась на берегу океана, кишащем русским людом, рогатыми коровами и прочей живностью.

221

Выползаю из душного аэропорта, где спертый воздух охлаждают прикрепленные к потолку вентиляторы, а молоденькие индусы буквально навязываются в ухажеры, предлагая у туалета капнуть в ладошку порцию-другую жидкого мыла и вымаливая за эту услугу сто деревянных или «ну, хоть что-нибудь». В нос неожиданно бьет не влажный морской воздух, обычно встречающий на курортах, а теплая смесь благовоний, которые, к слову, курятся даже в машинах под завывания религиозной попсы. Терпкий утренний дурман будто обволакивает легкие и, говоря словами Платонова, гладит грудную клетку.

На проезд до Арамболя, одного из пляжей, куда я собственно и намылилась, фиксированная такса — 1350 рупий (в переводе на наши, около 900 рублей). Запрыгиваю в маленькое белое такси: за стеклом пролетают пальмы, какие-то ветхие сараи вперемежку с разноцветными домиками. Правда, больше таращишься на дорогу, ибо московские пробки по сравнению с местным движением — детский лепет. Автомобили и суетливые мопеды (на них здесь все только и перемещаются) с мужчинами за рулем и их женами в расписных сари, восседающими боком, как принцессы на лошадях, беспорядочно мечутся по двум полосам. По правилам тут, как видно, никто не играет. Сигнальный гомон не смолкает, а между тем мое такси обгоняет по встречной, да еще и на крутом повороте, огромный автобус, которому и так тесно на этой корявой дорожке. Правда, надо заметить, чего-чего, а ругани ты тут точно не услышишь. Индийцы — народ миролюбивый, улыбчивый и любящий пожать руку, только вот приставучий очень, но об этом чуть позже.

Позволю себе немного дидактики: в Гоа каждый третий русский щеголяет костылями, разбитым лицом, бинтом на ноге или пластырем на руке. А все от попыток быстренько оседлать мопед, в компании которого все и калечатся. Так что если на пластиковом коне до этого не сидели, то советую не поддаваться искушению. В противном случае — в море не войдешь, на солнышке не полежишь, да и за помятую посудину придется щедро расплатиться.

Бронировать отель в Гоа — признак дурного тона и белого воротничка. Сюда нужно падать, как снег на голову, с пожитками в чемодане, а лучше в походном рюкзаке, какие носят на своих потных плечах бэкпекеры. И уже на месте искать себе жилье. Первый гестхаус (так зовутся домики, где за скромную плату можно снять угол) оказался с видом на коровий хлев и без горячей воды в предложенной мне комнате. Хозяин, сжалившись, любезно разрешил помыться в соседней. Только включила кран, слышу — заселяются жильцы. Ситуация, не спорю, комичная — можно было и посмеяться. Но мне, стоявшей в тот момент голышом в чужой ванной, смеяться отнюдь не хотелось. Выползла с напускной уверенностью в собственном достоинстве и вскоре бежала оттуда.

Окно второго моего пристанища выходило прямо на большую помойку. Дело в том, что индусы не пользуются мусорками, то есть их в Гоа попросту нет. Все отходы выбрасываются на задний двор, в местах поприличнее — сваливаются в огромные мешки. Утром появляются смуглые индийские девушки, взваливают эти тюки себе на голову и, слегка придерживая ношу руками, уходят. При этом, надо признать, выглядят они куда привлекательнее, чем наши тетки, выходящие из какой-нибудь «Пятерочки». Худенькие, в цветных одеждах до пят, руки подняты наверх и походка от бедра — как будто танцуют. И это, страшно сказать, гоанские мусорщики! В меньшей степени это получалось у старушки-торговки, ковыляющей по пляжу с огромной корзиной фруктов на голове. Примерное ее содержимое: четыре арбуза (правда, здешние раза в три меньше наших будут), дыни, манго, увесистые папайи, смешные связки маленьких бананов и пара ананасов. Поднять свою ношу самостоятельно она не может и кричит по-русски «Помочь! Помочь!».

В продолжении разговора о приличном жилье: хоть вам и придется тащить свой багаж по маленькой ухабистой улочке с сувенирными лавками по бокам и развязными индусами в них, то и дело кричащими блатным акцентом «Давай, покупай!», а потом еще и волочить его по песку, но, уверяю, надо идти к океану и искать свой временный дом там. Стоит это дороже (если за ночь у помойки просят 400 р., то здесь — в два раза больше). Зато вид какой и вода плещется, правда, ночью, с непривычки, со звуком, очень напоминающим шум машин. Но и тут, кто бы сомневался, не обошлось без казуса: пока я пыталась намылить в ванной голову, из водостока выползло нечто недружелюбное. Цвета черного, размером с ладонь. Сколопендра? Никакого намека на ножки я не заметила. Змея?! Крика было столько, что она скрылась в обратном направлении и больше, благодаря моим молитвам, не появлялась. Сознаюсь, что мылась я все оставшееся время исключительно с открытой для бегства дверью.

Да простит меня читатель, рассказываю следующую индийскую страсть: друг мой (я, конечно, не трусиха, но в Индию все же не в гордом одиночестве отправилась, страна традиционная — надо учитывать) не на шутку отравился местной кухней. Страховку мы, как приличные туристы, оформили в Москве за 500 деревянных. Так что по первому звонку к нам приехал местный доктор, сделал укол куда надо, выдал таблеток и откланялся. Вывод: не стоит заказывать креветки и грибы, если не хотите после романтичного ужина провести ночь в обществе «белоснежки».

По пляжу здесь разгуливают священные коровы, причем стадами. А к «белым курицам», как величают нас за глаза индусы, то и дело подбегают индийские девочки, лет 16-ти. Говорят заученные фразы на русском: «Привет, как тебя зовут?», «Такой белый! Первый день?», «Нравится белый, хочу себе такой» (тут они начинают вешать жертве на ногу браслеты). И в конце: «Потом заходи в мой магазин! Обещай!». На этом месте придется скрепить клятву сцеплением мизинцев, иначе одних вас не оставят.

Океан же — это вам не какое-нибудь Черное море. Волны сбивают с ног, стягивают купальник и уносят резинку с волос, оставляя тебя в весьма растрепанном виде и смешанных чувствах. Главное увеселение индусов, которые приезжают сюда по выходным, точно как мы на дачу — «кататься» на этих самых волнах. Кстати, никто не заплывает дальше того места, где ноги достают дна. То ли с беспокойством стихии это связано, то ли с ее обитателями: рыбаки ловят маленьких акул неподалеку от плескающихся. Загадка разрешилась в последний день, тогда я уже жила в Анджуне (местечко, надо сказать, повеселее и почище). В полнолуние Индийский океан так взволновался, что на берег прибило морскую змею, длиной, да и толщиной тоже, с руку подростка. Так она там и лежала с головой, зарытой в песок, и раной в левом боку — отдыхающим на великую радость.

Отвлечемся, пожалуй: в Гоа каждую неделю проходят шумные базары со старыми украшениями, цветными платками, статуэтками богов, специями и чаями на прилавках. Здесь не просто можно, а нужно торговаться. Например, четырехметровую шелковую ткань, расшитую золотыми нитями (это и зовется сари, которое еще нужно понять, как на себя наматывать), можно получить за какие-то 300 рублей. Делюсь тактикой: долго его рассматриваете, примеряете, охаете и томно вздыхаете, причитая, что не знаете, как и куда, собственно, это надевать. А потом разворачиваетесь и идете прочь. Индус бежал за мной через весь рынок, с каждым шагом снижая цену.

А еще вас ждет Широдхара — аюрведическая процедура, при которой на хмурый от стресса лоб льют успокаивающее теплое масло, и если, конечно, не испугаетесь встречи с жильцами океана, неприлично теплые волны. Горячий песок, зеленые пальмы, сладкие манго и кокосовая вода, которую можно пить из умело продырявленного торговкой кокоса — учитывая отсутствие урн, конечно, не как в рекламе батончика «Баунти», но надо и честь знать.

Юлия ЧЕРНОВА

спецкор «НВ»

ГОА — МОСКВА

Фото автора

Рейтинг@Mail.ru