Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 16 12 2017
Home / Политика / Путин и евразийский экспресс

Путин и евразийский экспресс

Успеет ли Россия вскочить в  последний вагон великодержавного поезда?

857

Подписание в Астане договора о Евразийском экономическом союзе дело хорошее, но пока  что неоднозначное. Россия очень торопилась с этим мероприятием. В первую очередь  по причине негативного влияния на отечественную экономику западных санкций.

Наша экономика, которую санкции Запада ощутимо толкнули под откос, уже катится туда самостоятельно. Во втором квартале нам официально обещали рецессию. Российские  корпорации лишены  доступа к западным кредитам.  Продолжается вывоз капитала.  Инфляция растет. Аналитики агентства «Блумберг» прогнозируют, что майское укрепление рубля сменится падением и к осени рубль ослабнет на  5.2%.  Всем этим негативом мы обязаны двум раундам экономических санкций, введенных США и ЕС.

Поэтому Россия с подписанием договора об экономическом союзе с Белоруссией и Казахстаном торопилась, а Белоруссия и Казахстан, если и спешили, так в том, чтобы выторговать у России те или иные льготы.

Путин, по вполне понятным причинам, вынужден был пойти навстречу требованиям своих партнеров, что не улучшило технические характеристики создаваемого объединения.

Поэтому реакция экспертного сообщества на подписание долгожданного договора  оказалась довольно сдержанной.

Еще недавно на предложение  Лукашенко проводить евразийскую интеграцию по европейскому образцу, когда все решения в союзе принимаются на основе консенсуса, Путин отвечал призывом «отделять мух от котлет». Это тормозило договорный процесс.

 Сегодня консенсусный принцип принятия решений  записан в договоре об образовании ЕАЭС черным по белому. Это касается свободы перемещения товаров, услуг, капиталов, рабочей силы и реализации согласованной политики в ключевых отраслях экономики: энергетике, промышленности, сельском хозяйстве и транспорте.

Многое из того, что предлагала ранее Россия, в документ  не попало. «Мы ушли от политизации договора, а значит и Союза, весь костяк — чисто экономическое взаимодействие. Благодаря последовательной позиции Казахстана из договора были исключены такие вопросы, как общее гражданство, внешняя политика, межпарламентское сотрудничество, паспортно-визовая сфера, общая охрана границ, экспортный контроль и т. д.», — заявил заместитель министра иностранных дел Казахстана Самит Ордабаев.

Таким образом, подписанный договор не дотягивает не только до нового СССР, но даже и до интеграционных механизмов Евросоюза. Зафиксированным договором уровень интеграции соответствует  европейским интеграционным реалиям середины пятидесятых годов прошлого века, когда был переходной период от объединения  угля и стали к Общему рынку.

Главной препоной, тормозящей интеграционные процессы в ЕАЭС являются авторитарные политические режимы  стран СНГ, лидеры которых имеют собственные политические амбиции. Если бы Лукашенко был бы на месте Путина, а Путин — на его месте, то тогда бы Лукашенко стремился к максимальной и скорейшей интеграции, а Путин протормаживал. То же самое можно сказать и о мотивации руководителя Казахстана, хотя бывший член Политбюро ЦК КПСС Нурсултан Назарбаев настолько умудрен политическим опытом, что свои субъективные интенции не показывает. Чего не скажешь о белорусском Батьке, не скрывавшем своего особого мнения даже во время торжественной церемонии  в присутствии прессы.

 Локомотивом объединения в Европе служило каролингское ядро — Германия, Франция, Северная Италия — то есть страны, входившие в Священную Римскую империю Карла Великого, истощившие свои ресурсы в столетиях кровопролитных войн и на своем историческом опыте осознавшие  необходимость объединения. Три  европейских гегемона добились своей цели, они и только они реальные бенефициары Евросоюза. Даже бывшая мировая сверхдержава Испания  экономически несостоятельна и находится на грани распада. Остальные  страны Европы  чувствуют себя по-разному, но общий евротренд на сегодня — понижающий. Прошедшие выборы, на которых победили евроскептики, еще более расшатали и без того ослабевшие устои общего пространства Европы. Поэтому опыт Европы вряд ли может быть взят «на вооружение». Разве что в качестве негативного примера.

Опыт таких экономических союзов, как NAFTA в Северной Америке и Mercosur в Южной Америке применительно к нашим условиям неоднозначен и поэтому  Россия, Белоруссия и Казахстан чувствуют себя первопроходцами  новых интеграционных путей.

 Не так давно президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предлагал  принять в экономический союз Турцию. Это бы резко увеличило общее экономическое пространство и дало бы сильный импульс  экономического роста и нивелировало российскую доминанту. По этой причине поначалу ЕАЭС будет пополняться небольшими странами вроде Армении, Киргизии и Таджикистана, членство которых в ЕАЭС  не угрожает расбалансировкой союза.

Уже определено расположение основных органов будущего союза. Штаб-квартира Евразийской экономической комиссии будет в Москве, суд — в Минске, а финансовый регулятор — в Алма-Ате. Удалось выработать стратегию постепенного создания общих рынков нефти и газа. Они должны быть сформированы к 2025 году. С 2016 года заработает общий рынок медицинских изделий.

Всего в договоре 28 разделов, 118 статей и 32 приложения — около 700 страниц. Состоит он из двух частей, первая институциональная — стратегические цели и основные задачи интеграции, правовой статус союза, принципы деятельности и система органов. И вторая — функциональная: регламентирует механизмы экономического взаимодействия и фиксирует обязательства по основным направлениям. Отдельным блоком закрепляется стратегия  поэтапной интеграции энергетических рынков.

Экономическая интеграция — мировой тренд от  которого не может  уклониться под угрозой хаотизации и коллапса ни одна страна. Через несколько десятилетий мир будет поделен между несколькими крупнейшими центрами экономической силы. Сейчас на то, чтобы стать эпицентрами таких глобальных агломераций, претендуют США, Европа   и Китай.

Важнейшее условие для этого — возможность создания технологического центра, независимого от других мировых технологических центров. Это категорический императив для любых претендентов войти в клуб реально великих империй  двадцать первого века.

По оценкам экспертов для этого необходима собственная индустриальная база, для которой необходим, в свою очередь достаточный рынок сбыта. Для этого необходимо, чтобы население стран, входящих в общее экономическое пространство было не менее 300- 500 миллионов  человек.

Такому критерию, безусловно, удовлетворяет Китай, Евросоюз и США. Евразийский экономический союз пока что очень сильно в этом плане отстает.

А значит ЕАЭС будет пополняться новыми членами, возможно даже не имеющими общих границ со странами-учредителями.

Успешность ЕАЭС будет определяться не только и не столько расширением его состава, сколько успехами в преодолении деградационных тенденции в экономиках уже вошедших в союз стран. В первую очередь — в российской экономике. Ключ к успеху — интенсификация развития российских регионов. Сегодня  это один из приоритетов команды Владимира Путина. Национальный лидер проводит перетряску кадров региональных руководителей, стремясь  создать кадровое ядро, обязанное своим статусом лично ему и слепо подчиняющееся управляющим сигналам из Большой Башни. Это путь авторитарной модернизации, которым уже прошли многие страны. То есть нам есть у кого учиться и будущее покажет, насколько мы  способны перенимать мировой опыт экономических побед.

Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики(Realpolitik), эксперт Академии военных наук

 


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru