Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 23 06 2017
Home / Тайны века / Жди меня — и я вернусь

Жди меня — и я вернусь

Предчувствуя свою гибель, Алексей попросил Машу сохранить его письма. И она их сохранила.

87

«Жди меня и я вернусь…» Эти строки из стихотворения Константина Симонова писали своим невестам, жёнам солдаты Великой Отечественной. Писали и знали, верили, что их обязательно дождутся.

И сколько бы лет ни минуло с той жестокой войны, мы будем с болью и гордостью за своих отцов и дедов читать об их подвигах и потерях, будем вчитываться в строчки писем, что писали они домой. Та история в письмах, которую рассказала и представила в документах Лариса Ивановна Лакеева, достойна того, чтобы с ней познакомились молодые — те, кому сегодня столько же лет, сколько было тогда, в грозовые-фронтовые, героям этих писем.

Вместо предисловия

В том, что дорогие люди посылают из своего небытия нам, живущим на земле, определённые знаки, Лариса Ивановна испытала на себе. Её мама, Мария Александровна Посполита, рассказывала дочерям о том, что за несколько месяцев до войны, во время учёбы в Архангельском лесотехническом институте она познакомилась с юношей Алексеем Зыриным. Тот танцевальный вечер в институте 30 марта 1941 года стал для них судьбоносным. То была любовь с первого взгляда. Когда началась война Алексея призвали на курсы лейтенантов. Затем участие в боях на Волховском фронте. И всё время они писали друг другу письма. В последнем, он, предчувствуя свою гибель, написал: «Прошу, сохрани мои письма хотя бы ради меня. Я хочу, чтобы меня помнили».

И Мария сохранила. Сберегла и свой дневник, который вела все годы войны и после её окончания. В её жизни после гибели любимого было много разных событий. Вышла замуж. Приехали с мужем в Выксу, где она стала преподавать в школе рабочей молодёжи физику, астрономию и черчение, иногда химию. Построили дом. В 1998 году её не стало. И однажды произошло невероятное. Вот как об этом рассказывает дочь Лариса:

— В один из дней, когда мужья моих дочерей разбирали внутреннюю кладку в доме, а на дворе был разведён костёр, в который бросали ненужные теперь тетради с конспектами уроков, старые учебники, я сидела в кресле и тупо смотрела на происходящее. Вдруг какая-то неведомая сила подняла меня с места и я, как во сне, вышла во двор. Села на одну из пустых бочек, что стояли напротив лавки со сложенными на ней книгами. Потом встала, подошла к лавке, протянула руку к стопке книг. Вытащила из стопки, из середины, учебник физики за 8-й класс. Открыла его и поняла, что от учебника осталась только обложка, а внутри был дневник мамы, письма с фронта, телеграммы. Я едва не лишилась чувств от увиденного. Мама хранила их всю жизнь. И это всё могло сгореть в огне? Я поняла, что то был знак свыше. Рукописи не горят, а тем более письма. С той поры я изо дня в день продолжаю выполнять последнюю волю неизвестного мне, но ставшего родным, Алексея: «Я хочу, чтобы меня помнили».

Поиски

Лариса Ивановна вела поиски родственников Алексея Зырина, писала письма в адресные столы городов, где могли быть сведения о родных, в военкоматы. И только с приобретением компьютера, через Интернет, сумела отыскать место гибели лейтенанта Зырина, восстановить имя его на мемориале в местечке Эхново Кировского района Ленинградской области. Отыскала и его племянников: трое носят имена дяди. Все собранные ею сведения переправлены в музеи г. Грязовец, д. Вохтога Вологодской области, д. Эхново Ленинградской области. В 2013 году при содействии местных администраций там установлены мемориальные доски в честь Алексея Зырина. Сейчас Лариса Ивановна намерена опубликовать эту переписку как дань памяти их любви.

«Тебя, любимая Мари, вспоминаю часто…»

…Многое хотел бы знать о тебе и кое-что написать о себе. Беда в том, что место, где я сейчас нахожусь, далеко от железной дороги, а потому и доставка почты затруднительна. Тебя, любимая Мари, вспоминаю часто. Даже не часто, а ежечасно. Желаю скорей увидеть тебя, встретиться с тобой.

Не будет лишним, если у тебя будет мой домашний довоенный адрес… Я желал, желаю и буду желать, чтобы мы вновь увиделись с тобой и вспоминали всё былое в счастливом будущем… От всего сердца, весь первый жар любви я отдаю тебе, Мари! То же самое я слышал от тебя. Так будем же верны своим обещаниям и сохраним слова любви наших признаний навсегда. Если бы высечь их на твёрдой скале, как знак того, чтобы не пришлось упрекнуть друг друга. Будем, моя дорогая Мари, верны друг другу и любить так, как любим сейчас.

(Из письма от 12 ноября 1941 года)

С Новым годом, дорогая Мари! Невероятные страдания испытываю я в одиночестве без тебя, дорогая Мари! Прошу тебя, пиши чаще, ибо промежутки между тем, как получено письмо, самые мучительные для меня. Если ты этого не испытываешь, то поверь мне. Я бы хотел, чтобы ты хранила мои письма, хотя бы для меня…

(Из письма от 31 декабря 1941 года)

Где бы ты ни жила, для меня ты останешься горячо любимой моей. Я тебя горячо любил. Люблю и буду любить. Это цель моих стремлений и надежд. Уверен, что тот, кто ценит первую любовь, счастливый человек!

(Из письма от 15 января 1942 года)

С того дня, как я уехал из Вытегры, весточек ни от кого не получал. 30 апреля — сразу 6 писем и телеграммы! Как я был обрадован! Много передумал, испытал, пережил. У нас с тобой, дорогая моя, есть общее — данная нами клятва друг другу.

(Из письма от 5 мая 1942 года)

«Я верен одной тебе»

Мари, не секрет, что мы у фронта или на фронте. Сейчас это одно и тоже, но я сражаюсь в иной форме. Каждый день видишь, а то и ощущаешь, как летают снаряды и рвутся, то за тобой, то перед тобой, а мы работаем спокойно.

(Из письма от 23 мая 1942 года)

Как от чародейского сна я проснулся, когда получил от тебя открытки. Сколько я пережил с июня и до настоящего времени! Сколько я страдал за эти месяцы! Мари, на твои слова, что тебя не покидала надежда увидеть меня, отвечу:

Жди меня и я вернусь,

Только очень жди.

(Из письма от 21 ноября 1942 года)

Как я живу — это трудно сейчас описать… Нет даже свободного времени, чтобы написать письмо. Как я живу, можешь предполагать. Будь здорова и счастлива.

(Из открытки от 4 февраля 1943 года)

Сейчас я уже в Архангельске. Приехала из Горького 1 июля. Тема моего дипломного проекта: «Изготовление деталей капота самолёта». Всё бы хорошо, но одно меня волнует: что с тобой случилось, почему не пишешь. С нетерпением жду весточки, мой любимый.

(Из неотправленного письма Марии от 23 июля 1943 года)

Елена ЛИПАТОВА

ВЫКСА

Нижегородская область

Фото из семейного архива Ларисы Лакеевой

NB!

Немцы захватили Тихвин в начале войны и удерживали вплоть до июля. Операция советских войск по освобождению города началась 29 июля 1943 года. Лейтенант Алексей Зырин погиб в боях на станции Войбокало 5 августа 1943 г.

Рейтинг@Mail.ru