Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 21 07 2017
Home / Экономика / Откроет ли Госдума энергетическую «калитку»?

Откроет ли Госдума энергетическую «калитку»?

Почему после реформы в электроэнергетике цены на ее услуги продолжают расти.

46

Ряд  сетевых энергетических компаний хотят  продлить действие механизма «последней мили», чтобы  получать деньги с потребителей за не предоставленные услуги. Мы попросили прокомментировать ситуацию директора Некоммерческого партнерства «Сообщество потребителей энергии» Василия КИСЕЛЕВА:

— Для начала хотелось бы, что бы Вы пояснили, что означает термин «последняя миля» в электроэнергетике. Термин этот, на сколько известно, калька с английского? 

—  «Последняя миля» в электроэнергетике — это такой специальный юридический механизм, когда сети более низшего уровня получают юридическое право распоряжаться сетями высокого уровня, в данном случае  сетями Федеральной Сетевой Компании. Тем самым они получают право якобы участвовать вместе с сетью Федеральной Сетевой Компании в предоставлении услуг по передаче. И потому могут, я откровенно скажу, навязать свои расходы распределительной сети потребителю, который, на самом деле, физически присоединен к Федеральной Сетевой Компании.  Другими словами, региональные сети  могут распространить на крупного потребителя оплату расходов  своей сетевой организации. У нас не было «Последней мили» в электросетевом комплексе до 2002 года, до выделения Федеральной Сетевой Компании из единого комплекса.

— Теперь  речь идет о возможности внести поправки в  308 ФЗ. Расскажите и про этот закон, и про возможные поправки?

 — Еще раньше, в законе «об электроэнергетике» была норма, что в 2011 году «Последняя миля» должна была закончиться. Все понимали её искусственный характер.

— Конечно, ведь «последняя миля» фактически подарок 

—    С точки зрения потребителя – да, это подарок, это «притянуть за уши» распределительный сетевой комплекс, для того, чтобы можно было с крупного потребителя деньги получить, например, 60 миллиардов рублей только в расчете за  прошлый год.  А  с точки зрения сетевых компаний, это распределить источник доходов. Экономически это понятно, ведь потребитель должен платить за ту услугу, которую он реально не получает. Так вот, в 2011 году  по предложению отдельных регионов  действие  нормы о «последней миле»  было перенесено  на 2014. И вот сейчас снова встал вопрос, о том, чтобы и дальше продлить этот механизм. Но здесь уже экономическая ситуация в стране сыграла на стороне крупных потребителей, когда уже всем, даже самым «адептам» и защитникам естественных монополий стало понятно, что дальше «грузить Боливара» невозможно – он уже не то что, двоих, он уже одного себя еле-еле везет.  И тогда сказали: «нет, наверное, мы не будем продлевать этот механизм».  Закон  308  впервые, по-моему, в законодательной практике не только установил общую норму, но и включил в текст закона конкретные, прямые цифры сокращения «последней мили» по регионам. Список регионов – и цифры по регионам. Документ прямого действия. Определенная мудрость была проявлена. Понятен лоббизм сетей, понятно нежелание сетей сокращать расходы, искать источники экономии и т.д. Зачем? Если можно деньги получить, ничего особо и не делая. Причем, все точно знают, что этой услуги они не оказывают. Но Госдума сочла возможным и приняла такой закон, и он действует.

— Он выполняется четко?

— Он выполняется «почти четко» — по основной части регионов он выполняется. Сети вынуждены заниматься экономией, экономикой и т.д. Но по отдельным регионам ситуация не такая хорошая. Недавно, в июне, в Правительстве рассматривалось ходатайство нескольких территорий – я могу их прямо назвать — это: Белгородская область, Красноярский край, Республика Хакасия, о том, что им тяжело – у них сети не справляются с заданиями по экономии. Автоматически появляется желание скорректировать закон, сделать послабление. Правительство  пока  в отношении Белгородской области и Красноярского края на это не идет.  По Хакасии пока решение не принято.  Может быть, в Государственную Думу войдут  с предложением для Хакасии увеличить срок ликвидации «Последней мили»

— Скажите, пожалуйста, в связи с последними событиями, большим количеством беженцев, наверное, может быть и о Ростовской  области поставить вопрос?

— Я с Вами согласен. Вообще, я считаю, что создавать прецеденты, когда мы отказываемся от своих решений и от того, чтобы монополии занимались более серьезными вопросами экономии и, не проведя серьезную проверку –  ни правильно. «Открыть эту калитку легко», а закрыть мы ее не сможем. Нам не очень понятна просьба Хакасии, когда мы видим, что почти в 10 раз увеличилась чистая прибыль МРСК Сибири, частью которого является Хакасский сетевой комплекс. Я подчеркиваю — чистая прибыль – после уплаты налогов и всего прочего! И мне кажется, что сетевая компания имеет все возможности для решения проблемы Хакасского сетевого комплекса направить туда свои финансовые ресурсы.

 Как известно, Вы приходили в Думу, как тут депутаты настроены: «открывать калитку или нет»?

— Как я понял, такого настроя — с энтузиазмом «открывать калитку» — нет, а есть желание еще более строго, чем в правительстве, посмотреть цифры и  убедиться в том, что сетевой комплекс,  действительно,  занимается экономией, действительно,  резервы изыскивает и возвращаться к идее каких- либо пересмотров только  в том случае, когда мы точно видим, что да, они сделали все, что могли, и даже больше!

  — Вы знаете, а я вам хочу такой «неприличный» вопрос сейчас задать: я же помню, когда принимался закон об электроэнергетике,  говорили , что и тарифы будут снижаться, что вообще будет все замечательно. Сейчас не возникла такая потребность все-таки пересмотреть, к чему же мы пришли после реформы электроэнергетики, и что нам,  собственно, дальше делать?

— Да, вы правы,  надежда на «слепую силу» рынка оказалась преувеличенной. Современная наука говорит,  что даже в условиях более-менее конкурентных рынков, участники рынка очень не хотят конкуренции, они максимально стараются ее избежать. Мы же в Думе подводили итоги десятилетия реформы осенью. Была палитра мнений очень большая. Я думаю, что прямого возврата у нас уже не получится, «точка невозврата» уже пройдена и не надо. Другой вопрос, что надо сделать выводы из эпохи проб и ошибок, и выводы могут быть только следующими: ужесточать контроль в монопольном секторе, а это сетевой комплекс и диспетчирование. И  нам примерно понятно, как это делать, и это делается в странах Запада. Второе:  развивать конкурентные механизмы, понимая, что сама по себе конкуренция не работает и не возникает, и ее надо как и любой цветок растить, подкармливать и лелеять. Вот это — базовый вывод для генерации и бытовой деятельности. К сожалению, новых правил по развитию конкуренции мы не наблюдаем, хотя уже срок подошел, и мы не видим  движения в эту сторону на розничном рынке.

— Вам нужно активнее лоббировать Ваши интересы…

— Мы стараемся,  и я бы две вещи отметил, первое: все поняли, что дальнейший безудержный рост тарифов и услуг и цен естественных монополий неприемлем, и потому решение о заморозке тарифов принято.  Второе: усиливается механизм общественного контроля в монополиях, созданы Советы потребителей при Правительственной Комиссии по электроэнергетике, при Правительственной комиссии по ТЭКу и транспорту, которые призваны поставить под дополнительный, более строгий, профессиональный контроль инвестиционные программы и тарифные заявки естественных монополий. Это даст нам возможность осуществлять контроль в электроэнергетике, где  у нас с вами инвестиционные расходы только в сетевом комплексе  превосходят 300 миллиардов рублей в год. И третье:  должна быть  другая закупочная политика. Государственная Дума приняла пакет законов по федеральной контрактной системе, меняются сами подходы и меняется субъектный состав, кто может к этому быть привлечен. В том числе, я думаю, что это даст эффект обязательно.

— Что ж, хочется верить, что так оно все и случится…

— Делай, что должен, а будь, что будет…

 

Интервью провела Анна Козырева.

Рейтинг@Mail.ru