Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 28 03 2017
Home / Тайны века / «Ва-банк» по-советски

«Ва-банк» по-советски

36 лет назад в СССР был впервые ограблен Госбанк

469608_600

Фото ЖЖ oadam.livejournal.com

В СССР банк ограбить было нельзя. Так думали не только преступники Советского Союза, но и те, кто с ними боролся. Конечно, сберкассы грабили, устраивали на них налеты, но чтобы забраться в Госбанк — это считалось немыслимым делом! Считалось — до 5 августа 1977 года. Именно в этот день 36 лет трое воров в Ереване похитили из Госбанка Армянской ССР один миллион пятьсот двадцать пять тысяч рублей — невероятную по тем временам сумму!

Это случилось в пятницу вечером, после окончания рабочей недели. У преступников в запасе было два выходных дня. Но они управились быстрее.

Мысль об ограблении банка подкинул наводчик по имени Завен. Свои соображения он изложил двоюродным братья по фамилии Калачян — Николаю и Феликсу. Дело в том, что в Госбанке Армении деньги хранились не в подвале, как обычно, а на втором этаже. Стены и двери хранилища были, как водится, бронированными, но потолок представлял собой обычную бетонную плиту-перекрытие. А над хранилищем, на третьем этаже располагалась комната отдыха.

Охранников внутри банка не было — зачем она нужна, считали тогда, если здание Госбанка на сигнализации? Тем более, что две фасадные стены здания банка выходили на улицу, по которым периодически проезжали патрульные милицейские машины, следившие за порядком в городе. Предполагалось, что патрули контролируют и внутренний двор. Четвертая же стена примыкала к соседнему жилому дому. На нее-то преступники и возлагали свои надежды — тренированный человек мог запрыгнуть с крыши этого дома в окно третьего этажа Госбанка — прямо в комнату отдыха. Тем более, что решеток на окне там не было.

В банк пошел один человек — Феликс Калакян, который отличался ловкостью, гибкостью и силой. Он сумел совершить прямо-таки цирковой прыжок с крыши соседнего дома в окно третьего этажа. Расположившись в комнате отдыха, он спокойно вытащил из своего рюкзака необходимые инструменты: фонарик, перчатки, прочную веревку, коловорот, несколько сверл по бетону с победитовыми наконечниками, складной ломик, молоток, ножовку по металлу, три бутылки воды и детский зонтик.

Разложив этот нехитрый скарб, он начал высверливать перекрытие по кругу. Сначала сделал небольшое отверстие, в которое просунул сложенный зонтик, а потом раскрыл его «с той стороны». Зонтик привязал к ноге. Теперь можно было делать «прорубь» пошире, куски бетона падали в зонтик, не создавая лишнего шума. Когда внутри плиты попадалась арматура, он перепиливал ее ножовкой. Нашлось применение и для молотка и лома. Вода же нужна была для охлаждения сверл, которые в бетоне быстро нагревались.

В итоге Феликс проделал отверстие диаметром примерно в 30 сантиметров. Через него по веревке проник на второй этаж, в хранилище. Не торопясь уложил полтора миллиона в рюкзак, и так же спокойно вылез обратно.

Украденные деньги оказались в крупных купюрах. Из них 110 пачек — новенькими банкнотами достоинством в сто рублей серии «АИ»

Братья знали, что после ограбления эти деньги по всей стране находятся в розыске, поэтому решили небольшими партиями поменять их на облигации трехпроцентного займа. Понятно, что в Ереване этого делать было нельзя. И они отправились сначала в Ташкент, а потом и в Москву.

В столице Советского Союза Николай познакомился с девушкой Людмилой Кузнецовой, она вскоре представила его своему брату Владимиру. Николай рассказал ему «историю», как выиграл в карты приличную сумму денег, и попросил помочь — поменять мелкими частями эти деньги на облигации. Владимир согласился.

Обойдя несколько сберкасс, Владимир решил ускорить процесс — уж больно не хотелось ему гонять по всей Москве, меняя деньги «по мелочи». И он решил поменять на облигации сразу шесть тысяч рублей.

Как нарочно, у кассирши сберкассы, в которую он зашел, под рукой облигаций оказалось только на три тысячи. Она попросила парня подождать несколько минут, пока сходит в хранилище за недостающими ценными бумагами.

По пути кассирша встретила подругу и о чем-то с ней разговорилась, напрочь забыв про ждущего клиента. А Владимир спустя несколько минут запаниковал — он решил, что работница сберкассы почувствовала неладное и вызвала милицию. Он сбежал, оставив в сберкассе три тысячи рублей.

Удивительно, но вернувшаяся кассирша эти деньги не присвоила себе, хотя могла бы, тем более что сумма равнялась примерно ее трехлетней зарплате. Как честный человек, она сообщила об этом недоразумении в милицию.

Дальше — понятно: милиционеры быстро установили, что эти купюры были похищены в Госбанке Армении, составили фоторобот предполагаемого преступника. У кассирши, со слов которой и составлялся портрет «менялы», оказалась отличная зрительная память, так что следователи получили практически фотографию Владимира Кузнецова.

Найти его не составило труда, тем более, как оказалось, у него было криминальное прошлое и он числился в картотеках МВД. Затем следователи узнали, что у его сестры Людмилы есть любовник из Еревана… Одним словом, в ночь на 7 июля 1978 года Владимир Кузнецов и браться Калачян были арестованы.

В СССР за хищение и десяти тысяч рублей приговаривали к смертной казни, так что приговор был предсказуем. В 1979 году, когда двоюродных братьев Николая и Феликса приговорили к высшей мере наказания — расстрелу, им было по 27 лет.

За них вступился сам председатель Президиума Верховного Совета Армянской ССР Бабкен Саркисов. Он написал в Верховный Совет СССР письмо, в котором просил помиловать преступников. Основными аргументами смягчения наказания была молодость воров и то, что у их отцов нет других сыновей, а значит род Калачян после казни прервется.

Бабкен Саркисов являлся еще и заместителем председателя Верховного Совета СССР, поэтому товарищи ему пошли навстречу. Но указ о помиловании братьев Калачян пришел в Ереван слишком поздно — приговор уже привели в исполнение.

Бумага опоздала всего на сутки.

Федор Иванов

Рейтинг@Mail.ru