Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 25 05 2017
Home / Главное / Загадка покушения на Шанцева

Загадка покушения на Шанцева

Почему не нашли заказчиков и исполнителей громкого преступления в канун выборов московского мэра в 1996 году

22

7 июня 1996 года случилось, пожалуй, одно из самых загадочных происшествий в новейшей политической истории России. В этот день рано утром произошло покушение на нынешнего губернатора Нижегородской области и бывшего вице-мэра Москвы Валерия Шанцева. Покушение, которое так и не было раскрыто. О том, почему так произошло,попытался разобраться журналист-расследователь Марат Хайруллин.

Сразу хочу оговориться, данный материал лишь моя, сугубо авторская, попытка разобраться в некоторых хорошо известных обстоятельствах этого дела, и проанализировать выдвинутые публично версии этого громкого дела. Почему это важно? Потому что, с моей точки зрения, тогда, 17 лет назад, не смотря на очевидные, буквально лежащие на поверхности факты – этого сделано не было. Не было это сделано и впоследствии, когда Валерий Шанцев стал влиятельным и публичным политиком. Сегодня появилась возможность озвучить эти факты, которые, с моей точки зрения, являются очень серьезным материалом для размышления, и представляют нам фигуру Шанцева в совершенно новом свете.

 Потерянные потерпевшие

 Утром 7 июля Валерий Шанцев вышел из своего дома и направился к припаркованной у подъезда служебной «Волге», и тут раздался мощный взрыв. Тот, кто закладывал взрывчатку, хорошо знал маршрут тогда еще префекта Южного округа столицы – выходя из подъезда, он всегда шел к автомобилю. Но в этот раз Шанцев вышел пораньше, потому что, как он сам утверждает, супруга попросила сбегать в магазин за кефиром. Поэтому он немного изменил маршрут. Это и спасло ему жизнь. Согласно официальным сообщениям, он получил ожог 50 процентов тела и 148 осколочных ранений. Практически выжить после такого ранения невозможно – доктора скажут, что ожог 30 процентов тела уже считается смертельным. Особенно, если пострадавший в возрасте – чем старше, тем меньше шансов.

А тут Шанцев почти самостоятельно, при помощи своего водителя, добрался до ближайшей больницы, где еще более получаса ждал первой помощи. Случился даже казус – когда первые правоохранители добрались до места происшествия, то ничего понять не могли: кроме выбитых стекол  — никого. Впоследствии все эти обстоятельства и породили версию о том, что покушение на Шанцева было не более, чем инсценировкой в качестве аргумента в предвыборной борьбе. Напомню, через неделю после этого события состоялись выборы мэра Москвы. Согласно тогдашнему законодательству, кандидат на этот пост шел в паре с вице-мэром. Парой победившего тогда Юрия Лужкова и был префект Шанцев.

И более того, сторонники этой версии увидели подтверждение тому в словах Лужкова, который, что называется, сгоряча, сразу после ЧП, обвинил во всем своих главных оппонентов – коммунистов. Мол, это они хотят таким образом сорвать выборы. Потом это обвинение было снято, но до сих пор сам Шанцев утверждает в своих интервью, что основная цель покушения на него — это была попытка срыва выборов, якобы Лужков без него не пошел бы в мэры. Вообще впоследствии вся эта история (как и всегда бывает) стала обильно обрастать мифами. В частности, писали о том, что Юрий Михайлович чуть ли не дежурил первые дни у постели Шанцева, пока не прошли критические дни. Будто бы отношения между соратниками были такие, что Лужков не видел в качестве своего вице-мэра другую фигуру – только Шанцева.

И здесь для понимания дальнейшего рассказа необходимо развеять часть этих мифов. Безусловно, Юрий Михайлович сопереживал своему напарнику по выборам, как всякий нормальный человек. Но дежурить у его постели он не мог, так как во время ЧП находился в Ингушетии. И более того, нужно понимать, что Лужков и Шанцев были, скорее, оппонентами, чем политическими единомышленниками. Дело в том, что Шанцев выставлял свою кандидатуру от компартии на выборах мэра Москвы в 1991 году. Тогда победил на либеральной волне Гавриил Попов, а его напарником – вице-мэром на выборах как раз и был Юрий Лужков. Шанцев был секретарем московского горкома партии, и, прежде всего, известен тем, что находился во внутрипартийной оппозиции Зюганову. Собственно, на этом и строился расчет, когда Шанцева приглашали в пару Лужкову, рассчитывали, что он оттянет голоса прогрессивно настроенных коммунистов и сочувствующим им москвичам, но которые не хотели возрождения прежнего Союза.

Собственно, это давно уже история. Но для нас в этом важно понимать, что Лужков и Шанцев не были такими уж большими друзьями и соратниками. Скорее всего, Шанцев рассматривался вообще как проходная, сиюмоментная фигура – времена-то были такие, что никто не знал, как дальше все сложится. Сразу за выборами в столице, в июле шли критические для страны выборы президента (второй срок Ельцина). Либералы реально опасались реванша коммунистов и шли на отчаянные шаги. И поэтому, судя по интервью некоторых тогдашних политиков, выбор пал на Шанцева в последний момент – просто от отсутствия альтернативы. Даже больше, он был назначен префектом Южного округа в конце 1994 года, и находился в правительстве Москвы чуть более года, то есть фактически являлся человеком новым, и как утверждают сегодня многие соратники Лужкова, персонажем, который случайно попал в орбиту столичного градоначальника.

И поэтому именно эту версию и отмели в первую очередь все серьезные, более-менее не ангажированные СМИ – убив Шанцева, неизвестные киллеры не сорвали выборы бы, а скорее, наоборот, помогли бы Лужкову. Он в любом бы случае пошел на выборы. Но эту версию мы сегодня рассматривать не будем. Одним словом, крупнейшие газеты озвучили усиленно скармливаемую им версию, что Шанцева взорвали, чтобы навредить Лужкову и сорвать выборы. Но вежливо заметили при этом, что Юрий Михайлович явно поторопился с обвинениями в адрес коммунистов, переходили к разбору других – более реальных и обоснованных версий покушения, которые строились исключительно на одной платформе – коммерческая деятельность Шанцева. Собственно к этому моменту подошли и мы.

 Бандиты, кругом одни бандиты

 Нужно сказать, что основных версий было всего две. И еще одна, скажем так, промежуточная. Мол, Шанцева заказали некие азербайджанские группировки — за то, что он отказался в качестве префекта выделять им место под автостоянку. Нужно сказать, что эту версию следствие, как и политическую, даже не стало рассматривать, как совсем несерьезную. Дело в том, что азербайджанские группировки, если и играли тогда какую-то роль в Москве, но никогда не отличались убийствами. И более того, они и близко не посмели бы замахиваться на такую серьезную фигуру, как целый префект. Особенно, когда в столице находились мощные банды, крышевавшие все и вся.

И вот здесь мы и переходим к основным версиям. Первая – Шанцева пыталась «замочить» некая Гольяновская организованная группировка(ОПГ). По второй – причиной стало якобы исчезновение денег в коммерческом банке «Фаворит». Некие источники в прессе даже называли конкретную сумму невозвращенных денег -1,7 миллиардов рублей, выведенных из банка коммерческими структурами, которые якобы были связаны с Шанцевым через его сына. Я подчеркну – это просто версия, озвученная в прессе тех лет. Я не знаю, так это или нет, я просто анализирую эти версии.

Начнем с первой. Нужно сказать, что название «Гольяновская ОПГ» довольно редко употребляют в прессе. Чаще говорят Измайловская, частью которой и являлись в свое время «гальяновские». Вообще, Измайловскую группировку сложно назвать бандой – это было, скорее, какое-то переходное образование, скажем так, от уличных рэкетиров, к захвату и контролю собственных бизнесов. Кстати говоря, сегодня многие отечественные олигархи не особо-то и скрывают, что в свое время если не выросли, то имели плотные контакты с такими новообразованиями. Измайловская группировка была одной из двух, которым фактически принадлежала тогдашняя Москва. Понятно, что были другие, но Измайловская и Солнцевская в описываемое мной время были лидерами. Отличительной особенностью обоих групп было то, что в их составе действовали бывшие и действующие сотрудники правоохранительных органов.

Та банда, которую называют Гольяновская, насколько я понимаю, сегодня выполняла роль боевого крыла Измайловских – в начале 2001-х, когда их окончательно разгромили, была обнародована информация, что на вооружении банды находилось самое современное стрелковое и снайперское оружие. Киллеров этой банды отличал профессионализм, свойственный, прежде всего, сотрудникам спецслужб. Более того, в составе бригады числился действующий полковник ФСБ, а одно из самых известных московских СМИ озвучило убойную информацию, что прикрывал банду один из самых влиятельных генералов МВД. Я не называю его фамилию потому, что этот человек так и не был осужден. Но вот что интересно, в этих статьях (в частности, нынешнего депутата Хинштейна), подробно описывается, как этот генерал лично давал указание закрывать дела и выпускать на свободу своих подопечных.

Следствие по факту покушения на Шанцева, как сегодня стало известно, прежде всего рассматривали в качестве обвиняемых того самого полковника ФСБ, который был, что называется, оперативным мозгом банды. Почему? Вероятно, прежде всего, потому, что на это указывал почерк преступления. Опять же лишь несколько лет спустя стали известны подробности организации покушения. Взрывное устройство было сделано из пластида – очень дорогой взрывчатки, которую используют спецслужбы. Она была замаскирована под электродрель, и в инструментальном чемоданчике была заложена на месте взрыва (по одной версии — в мусорную урну, по версии самого Шанцева — в черном пакете на приподъезной скамейке). Насколько озвучено в СМИ, следователи были настолько убеждены в этой версии, что даже вынесли постановлении о привлечении в качестве обвиняемых указанного полковника и лидера банды. А потом вмешался кто-то очень высокопоставленный, (некоторые источники в СМИ открыто называют фамилию указанного генерала) и эти фамилии исчезли из уголовного дела. Кстати говоря, как и само уголовное дело. Уж очень активно его заминали, причем со всех сторон, казалось, даже сам Шанцев не был заинтересован в раскрытии всех обстоятельств покушения на него. Мы еще вернемся к этой теме.

А пока остается вполне закономерный вопрос – за что Гольяновские (тире Измайловские) попытались взорвать Шанцева? Подчеркну, если, конечно, эта версия верна. Здесь надо понимать, что в Москве тех лет префект одного из округов, пусть даже кандидат в вице-мэры, не был уж такой неприкасаемой фигурой. Из редакционной справки можно увидеть, что в криминальных хрониках тех лет отстрел крупного столичного чиновника — вполне себе «обычное дело». Не жалели даже министров московского правительства. Причем, стреляли даже в женщин. Вопрос за что – причина, в подавляющем большинстве случаев, банальна – либо деньги, либо имущество. Или не поделился, или не возвратил долг.

Кстати говоря, до сих пор в сети можно найти форумы, где блогеры обсуждая покушение на Шанцева, утверждают, что в кулуарах столичной мэрии всегда обсуждалась именно эта версия, что будущий вице-мэр якобы не вернул некий долг. И если продолжить это обсуждение (ну, просто в порядке простого предположения), то вероятно, стоит задаться вопросом – а что имелось в виду?

И здесь необходимо вновь вернуться к биографии Шанцева. Развал Союза он встретил в должности секретаря Перовского райкома партии и по совместительству председателя районного совета депутатов. К слову сказать, что столичный район Перово во всех оперативных сводках тех лет называли территорией гальяновской банды. Но после проигрыша на выборах 1991 года Гавриилу Попову Шанцев какое-то время оставался без работы, а затем занял вроде бы скромную должность коммерческого директора хоккейного клуба «Динамо» до 1994 года включительно, когда его назначили префектом Южного округа.

Чтобы читатель понимал, для хоккейного клуба «Динамо» — это были самые успешные годы. Команда после долгого перерыва стала вновь чемпионом страны, причем вырвав это звание у тогда еще мощного ЦСКА. В официальных хрониках клуба эти годы названы золотыми. Понятно, что без приличных финансов клуб не смог бы прийти к таким победам. Нужно сказать, что финансирование наших ведущих футбольных и хоккейных клубов до сих пор является не очень прозрачным, а уж в те годы это была не просто тайна за семью печатями, а скажем образно, очень криминальная тайна. Технически финансирование и тогда, и частично сейчас, осуществлялось за счет различных общественных и благотворительных фондов. И, как правило, ни тогда, ни сейчас особо никто не спрашивал, какого цвета и запаха деньги в этих фондах. Подобная система финансирования, особенно в 90-е годы, привлекала в спорт потоки криминальных средств. Если говорить конкретно о «Динамо» начала 90-х, то существовала такая «Ассоциация 21 век» и Фонд поддержки ветеранов спорта им. Льва Яшина, которыми руководил очень известный в свое время человек Отари Квантришвили.

— К нему всегда было очень много вопросов у правоохранителей, — рассказывал мне следователь по особо важным делам еще советской Генпрокуратуры Сергей Козлов. – Никто никогда не доказал, что Квантришвили был крестным отцом московской оргпреступности. Но подчеркну, вопросы к происхождению денег в структурах «21 века» у нас были всегда.

И вот здесь одна подробность – Квантришвили был выходцем из спортивного общества «Динамо», с 1981 вплоть до развала Союза числился тренером «Динамо». В многочисленных публикациях об этом авторитетном бизнесмене указывается, что он (или подконтрольные ему структуры) имел доли во всех (подчеркну – во всех) коммерческих предприятиях «Динамо». Безусловно, шли эти деньги и на финансирование ведущих спортивных команд общества. А хоккейный клуб был на тот момент главной звездой в «динамовской» короне. Помимо всего прочего, участие в благотворительных программах «Динамо» давало еще такое неоспоримое преимущество, как личные связи с высшим руководством МВД.

— Собственно, насколько я сегодня помню, прокуратура сразу ориентировала следствие по факту покушенияна Шанцева на эту версию. Я помню, как на одном совещании в верхах открыто звучала фамилия Квантришвили и название «Ассоциация 21 век» – в плане, что таким образом могли предъявлять претензии по возврату каких-то долгов, которые были получены пострадавшим при их посредничестве. По всем, так сказать, признакам эта версия должна была отрабатываться в числе основных. Но там было очень сильное ведомственное давление со стороны милиции, расследование отдали в Следственный комитет при МВД. Хотя по подследственности его должна была вести Генпрокуратура. И там это дело откровенно замотали и спустили на тормозах.

 Заканчивая разбор этой версии, нужно сказать, что после того, как Лужкова и Шанцева благополучно выбрали, в течении трех месяцев были отстреляны пять активных членов Гольяновской группировки, предположительно, участники покушения на Шанцева. И вот что интересно, судя по всему, убили их действующие сотрудники МУРа. Этот эпизод всплыл в начале 2000-х на процессе по делу банды генерала Ганеева. Как известно, тогда на скамье подсудимых оказались, кроме прочих, 6 сотрудников МУРа. Процесс шел в закрытом режиме, и некоторые журналисты, получившие доступ к части материалов обвинения, удивлялись тому, что очень много страниц этого обвинения было засекречено или попросту вымарано. Оказался закрытым и эпизод с Гольяновской ОПГ, как раз датированной 96 годом. Почему? Интересно, что в Интернете есть такой факт – когда правоохранители брали муровцев из банды Ганеева, они успели сделать несколько звонков по сотовому телефону, которые перехватили. Так вот один из этих звонков был сделан помощнику Шанцева, которого взорвали в 96-м вместе с шефом. Смысл разговора, выложенного в сети, был очень простой – вы там просто будьте в курсе, что нас арестовывают. Вероятно, конкретный намек на какие-то обстоятельства, известные только этим сторонам. Какие? Остается только гадать.

 Аутсайдер по имени «Фаворит»

 Еще одной версией, которая в прессе вообще обсуждалась как основная, были претензии к Шанцеву со стороны банка «Фаворит». В частности, якобы одна из фирм, аффилированная с ближайшим родственником Шанцева, активно кредитовалась в этом банке. И в итоге задолжала огромную сумму в 1,7 миллиардов рублей. Я подчеркну, что в данном случае лишь повторяю, то что описано в прессе тех лет. Насколько известно, следствие также рассматривало эту версию в числе основных, но вновь по непонятным причинам не дало ей ход – не было ни выемок, ни обвинительных заключений.

И здесь очень интересно вообще разобраться, что это был за банк такой «Фаворит». Он был создан в 1994 году. Среди основных владельцев называли две известные структуры того времени концерн «ОЛБИ-Дипломат» и аффилированный с ним банк «Национальный кредит». Банк активно привлекал средства вкладчиков под проценты, которые сегодня нам покажутся чудовищными – сотни годовых. Соответственно, под такие же проценты и кредитовал. Кроме того банк активно играл на рынке межбанковских кредитов, привлекая деньги ЦБ. В сети Интернет можно найти ряд публикаций, где утверждается, что под видом кредитов через этот банк ушло на Запад около ста миллионов долларов вкладчиков и акционеров концерна «ОЛБИ». Напомню, впоследствии по этой структуре шло громкое уголовное разбирательство по признакам «финансовой пирамиды». Государство даже выплатило компенсации пострадавшим вкладчикам «ОЛБИ».

Но в данном случае интересно другое. В конце 95-го года у банка начались проблемы. А в 1996 году наступил внутренний дефолт – банк перестал выплачивать проценты многочисленным вкладчикам. Выяснилось, что банк набрал более 24 миллиардов долгов. Большая часть которых — это кредиты, которые отказывались возвращать. Тогда вкладчики банка, среди которых были как раз «ОЛБИ-Дипломат» и «Национальный кредит», создали один из первых в стране Комитет обманутых вкладчиков. И стали рассылать во все инстанции письма, где открыто говорили, что их деньги ушли, в том числе, и не чистым на руку столичным чиновникам. А потом начались взрывы и убийства.

И здесь, вероятно, вновь нужно сказать о многочисленных публикациях, в которых «ОЛБИ» и «НК» открыто связывают с так называемой Солнцевской ОПГ. Еще раз повторюсь, я не могу назвать это новообразование чисто бандой – в какой-то момент верхушка этой группы четко разделилась. Имена одних навсегда остались связанными с криминалом, другие люди сегодня — уважаемые олигархи и даже государственные деятели, что называется, с авторитетным прошлым. Но повторюсь, в свое время это была, вероятно, самая знаменитая группировка Москвы. И во время описываемых нами событий в многочисленных публикациях им давали оценку, как персонажам, которые по большей части уже были ориентированы на бизнес. И старались не доводит дело до расправ, пытаясь улаживать все путем переговоров. Но в исключительных случаях это все же происходило. И тогда эксперты отмечали высокий профессионализм исполнителей (в составе ОПГ было тоже немало сотрудников спецслужб), а также определенную наглядность, демонстративность.

В 1996 году положение «Фаворита» стало просто отчаянным. И вот что любопытно, в криминальных хрониках тех лет легко найти похожие происшествия с руководством двух коммерческих фирм, которых в своих письмах президенту страны Комитет вкладчиков банка называет в числе основных должников. Одного взорвали в собственном автомобиле, второго пытались расстрелять прямо в офисе. А потом произошел случай с Шанцевым. И здесь вновь возникает закономерный вопрос – если речь идет о неких долгах или не возвращенных кредитах банку «Фаворит», то что имелось в виду? Я честно говорю, не знаю. Шанцев даже сегодня является одним из самых закрытых политиков, а уж тогда подробности формирования его личного состояния уж тем более тщательно охранялись. Но вот что опять же любопытно, спустя несколько лет столичные власти затеяли реорганизацию столичных рынков. В данном случае, речь конкретно идет о переносе вещевого рынка с территории «Динамо» и закрытии знаменитой «Горбушки». В обоих случаях корреспонденты таких уважаемых изданий, как «Коммерсант» и «Ведомости», задавали Шанцеву вопросы об интересах его семьи в этих предприятиях. В обоих случаях вице-мэр, что называется, технично уходил от ответа. И вот что еще интересно, судя по всему, расстрелянные директора вышеуказанных фирм как раз и занимались то ли торгово-закупочной деятельностью, то ли каким-то другим образом были связаны с вещевыми рынками Москвы. Совпадение? Не знаю, потому что как уже говорилось, следствие по этой версии также было прекращено. Как и вообще все расследование в целом.

— Я не знаю почему, но все связанные с этой историей были не заинтересованы в объективном расследовании, — огорошивает меня Козлов. Ты, например, знаешь, что в этом деле нет заявления самого пострадавшего? Дело возбуждено формально по факту происшествия. То есть сами потерпевшие не хотят расследования. Я уже не говорю о том, что у мэрии во времена Юрия Михайловича были все возможности добиваться раскрытия этого преступления.

— Я могу только предполагать, — говорит мне ветеран прокуратуры, когда я прямо задаю вопрос «почему». — Выборы мэра Москвы были генеральной репетицией выборов Ельцина 1996 года. И если за этим покушением стояла какая-то грязная история, то это могло повлиять на выборы президента. Представляете, демократы, свобода, и все такое, и вдруг одного из главных сторонников новой власти бандиты взрывают из-за банальных долгов. Или, как сегодня мы бы сказали, – коррупции. Коммунисты, безусловно, ухватились бы за эту возможность. Поэтому дело очень активно спустили на тормозах – никому это было не нужно. А после выборов уже наступили другие времена, все активно занялись приватизацией. Я скажу больше, это преступление могло быть очень быстро раскрыто по горячим следам – подъезд, где взорвали Шанцева был оборудован видеонаблюдением. Тогда это еще было редкостью, и преступники не знали об этом, и особо не скрывались, когда закладывали бомбу. Как я опять же предполагаю, следователи прекрасно знали, кто взорвал Шанцева, у них были их лица – это сделали очевидные профессионалы, и они наверняка были в базе данных. Их могли сразу взять, но не сделали этого. Почему? Ответь на этот вопрос сам.

 Вместо эпилога

 На этом можно было бы поставить точку, но я хочу привести в конце моего материала информацию для размышления, о которой уже успели забыть. В 1998 году, всего спустя полтора года, после вступления в должность вице-мэра Валерия Шанцева, появился так называемый список Примакова. В нем по степени значимости были приведены фамилии 162 персонажей, чья коррупционная деятельность представляла национальную угрозу. Причем резолюция Примакова силовикам не оставляла сомнений – следовало немедленно открывать уголовные дела. Чтобы читатель понимал, это написал не просто тогдашний премьер-министр. Примаков не просто руководил службой внешней разведки, а в свое время он единственным от нашей страны был членом так называемого «Римского клуба». Это было собрание наиболее авторитетных деятелей планеты, которые на своих встречах обсуждали архитектуру современного мира. Это было очень влиятельное собрание — в 80-е годы прошлого века считалось, что именно «Римский клуб» руководит мировым развитием. И вот такой человек, первое что делает, когда приходит к руководству правительством России – составляет вышеозначенный список. Первым номером в этом списке стояла фамилия Березовского, а на почетном 26-м месте — Валерий Шанцев. Сразу за Юрием Лужковым и его супругой. И вот я думаю, что же такого успел сделать Шанцев за полтора года в должности вице-мэра, что попал на заметку высшему руководству страны? Или правоохранителям было известно что-то о его деятельности до примечательного взрыва? Но самые интересные мысли возникают, если проанализировать этот список. Хотя бы верхнюю его часть – сегодня получается, что Примаков был прав, когда составлял его. В отношении очень многих персонажей открыты многочисленные уголовные дела, другая часть ушла, прямо скажем, ушла в не очень почетную отставку. А некоторые, еще в строю. Получается ждут своей очереди?

Марат Хайруллин.

 На фото: Валерий Шанцев Фото:vayenshtefan.ru

Редакционная справка

Некоторые покушения на жизнь чиновников столичной мэрии в 1994-98 годах.

В феврале 1994 года был избит до смерти зампрефекта Восточного округа столицы Александр Алешин, отвечавший в округе за экономику, предпринимательство и жилищные вопросы. Следующий год поставил печальный рекорд: весной дважды пытались убить руководителя дирекции по эксплуатации зданий департамента образования правительства Москвы Алексея Чистилина; осенью в подъезде своего дома была убита заместитель супрефекта ТУ «Тверское» Светлана Зарубина (курировала розничную торговлю, подписывала разрешения на аренду помещений муниципальной собственности и контролировала расположенные на территории управления рынки), а зимой был убит начальник отдела департамента транспорта и связи правительства Москвы Алексей Барышников, который, по мнению сыщиков, перешел дорогу криминальным структурам, контролирующим гаражно-стояночное хозяйство города.

7 июня 1996 года было совершено покушение на префекта Южного округа Москвы Валерия Шанцева, баллотировавшегося на должность вице-мэра Москвы. Около подъезда его дома сработало взрывное устройство.

А через год была предпринята попытка застрелить начальника департамента образования правительства Москвы, заместителя министра образования России Любовь Кезину. Чиновница получила тяжкие ранения, но выжила. В то время в ведении московского комитета образования находились детские дошкольные и внешкольные заведения, школы, средние специальные училища, бывшие дворцы пионеров и Московский городской педагогический университет. Комитету также принадлежало издательство «Московский учебник».

В ноябре 1998 года было заложено взрывное устройство рядом с машиной первого зампрефекта Центрального административного округа столицы Петра Бирюкова. К счастью, он отделался легким испугом.

Затем обстреляли из пистолета автомобиль заместителя мэра Иосифа Орджоникидзе и его друга Вячеслава Борульника, занимающегося проблемами игорного бизнеса и отвечающего в ведомстве вице-премьера за экономическую безопасность. Сам чиновник, выходец из спецслужб, благодаря отменной реакции из-под выстрела ушел, но его водитель был ранен.

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru