Home / НВ-Эксклюзив / Своих не бросаем!

Своих не бросаем!

На зависть чужим…

54Задержанные на Украине ивановские десантники вернулись на Родину. Вернулись в результате долгих и очень тяжелых переговоров. Со своей стороны, Россия отправила на Украину 67 солдат национальной гвардии. Они были доставлены в Белгород, откуда автобусами перевезены через границу. То, что пережили наши ребята в плену, еще предстоит осознать, по крайней мере, каждый из них подвергся жестким допросам, и до сих пор непонятно, в каких условиях они содержались в украинском плену. Зато доподлинно известно, что к тем украинским солдатам, которые «случайно» забредали на нашу территорию, никаких жестких действий не применялось, более того, — многие из них получали необходимую медицинскую помощь и в кротчайшие сроки возвращались домой. Их лечили и кормили, а не допрашивали…

С первых минут пленения не верилось, что руководство МО РФ так оперативно и рьяно возьмется решать их судьбу. Но то, что отечественный генералитет начал использовать в своем лексиконе давно позабытую формулировку «Своих не бросаем», знакомую нам, скорее, из практики израильских спецслужб, не только делает им честь, но и свидетельствует о глубоких и серьезных переменах в армии. Переменах не только профессиональных, но и моральных.

А тем временем, эта история начала обрастать гроздьями слухов и домыслов. Как десантники оказались на чужой территории, что за задание выполняли, по чьему приказу? Параллельно шел постоянный вброс информации о похоронах псковских десантников. Блогосфера превратила свое непрофессиональное обсуждение в фарс, а ведь речь идет о наших с вами соотечественниках, молодых парнях, которые только начали жить. На Донбасе погибли тысячи мирных граждан, в том числе и детей, и их свежие могилы куда нагляднее демонстрируют весь ужас происходящего, нежели поиск мужских молодых портретов на мирном псковском погосте. Но куда там. В Донецк ехать опасно, а Псков – рукой подать. Тут тебе и вдовы, и матери, еще не привыкшие к наглости и бесцеремонности российской либеральной прессы. Вот где можно разгуляться, поплясать на костях. Ведь украинские жертвы уже никого не удивляют, а тут свежие российские. Именно они и дадут рейтинг, именно они и повысят тиражи. Тема погибших российских военных каждый день получает все новую подпитку – активно и умышленно она тиражируется по главному закону «информационной кампании» — слух важнее факта. Тема смерти стала доминирующей в слухосфере. И это не только «заслуга» блоггеров.

Даже заместитель председателя общественной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Элла Полякова, поддерживая давно взятый ею курс, сообщила о сотнях раненных солдат, якобы переправленных в госпитали Санкт-Петербурга, по всей видимости, с Украины. Никаких конкретных цифр, названий клиник, номеров отделений, палат, наконец, фамилий, имен, воинских званий тех, кто по мнению солдатозащитницы, воевал на стороне ополченцев. Главное пукнуть в информационный поток, а где там правда, где ложь – это пусть потомки разбираются. Вообще, освещение в СМИ украинских событий, по части фальсификаций, не знает себе равных. В ход идет все — от фотографий со съемочной площадки фильма «Брестская крепость», до горящих городов в Сирии и Ливане в 2006 году и замыленным видео сербских событий начала 90-х, и даже – кадрами студенческих волнений в Китае. А тема т.н. «военного вторжения российских войск на Украину»  киевскими политтехнологами иллюстрируется кадрами времен августа 2008 года…

Линия фронта проведена. И в интернете – гораздо раньше, чем на реальных полях сражений. Кто же сегодня строит информационные баррикады?

Я вернусь к истории с раненными российскими солдатами в питерских госпиталях. Что хочет сказать или доказать Элла Полякова, кстати, член Президентского совета по правам человека?  Ради чего торгует непроверенной информацией? Из своих источников как в МО, так и в Санкт-Петербурге, мне доподлинно известно, что никаких «сотен раненых» ни 13 августа (как уверяет член СПЧ), ни позже — в Питер не привозили. Очевидно, что еще в самом начале конфликта на Украину из России рванули горячие головы, бывшие военнослужащие, или дембеля, не нашедшие себя в мирной российской жизни. У многих там оставались родственники и друзья, и они не могли остаться в стороне, впрочем, так же, как и мы все ежедневно обсуждаем украинские события. Я видела такие же горячие головы в Сербии поздней осенью 1999 года. Их никто туда не звал, и никто не мог взять на себя ответственность за их безопасность на Балканах. Даже мне, российскому журналисту, приходилось разговаривать в Приштине только по-английски, так высок был градус агрессии со стороны хозяйничавших повсюду албанцев. И многих россиян оттуда привезли в цинке. А нам потом еще долго тыкали, что мы не поддержали братьев-сербов. Попытка же Поляковой «запустить информационную волну» неслучайно совпала с призывом Владимира Путина всем участникам военного конфликта сесть за стол переговоров и прекратить кровопролитие. Ради чего в этой сложной ситуации подливать масла в огонь? Иными словами — зачем врать?

Солдатские матери отрабатывают чей-то заказ? Помню, ко мне на эфир пришла Валентина Мельникова – видный деятель этого движения, и пыталась убедить всех в том, что поэтесса Алина Витухновская, отсидевшая срок за хранение и распространение наркотиков,  – жертва режима. В этот момент у меня даже слезы брызнули из глаз, ведь в далеком 1994 году я присутствовала на обысках в квартире поэтессы, – такого количества «травы» и галлюциногенных грибов я не встречала даже в самых злачных наркопритонах. Но поэтессу тогда защищал «Пен-центр», получавший американские гранты на такого сорта мероприятия. Может быть, и сегодня солдатские матери, в задачу которых, как мне всегда казалось, входила защита военнослужащих срочной службы, значительно расширили сферу своей деятельности и их интересы уже лежат совсем в иной плоскости. В поисках «грантов», а не справедливости. Действительно, в армии им, по большому счету, искать уже нечего, — она изменилась, исчезли многие пережитки прошлого, и нет тех прежних толп потенциальных дезертиров и уклонистов, которых бизнесмены-общественники с успехом консультировали по вопросам, как лучше откосить. Но бренд остался и его необходимо поддерживать на плаву, выбивая все новые и новые деньги. Когда-то движение солдатских матерей сыграло существенную роль в деле борьбы с дедовщиной и армейским беспределом. И мне очень жаль, что сегодня от безделья они включились в общий хор голодных, стоящих с протянутой рукой в ожидании подаяния в иностранной валюте, которое они готовы отрабатывать на любом поле. Страшно только, что этим полем оказалась многострадальная украинская земля, которой все мы желаем только мира. И только он ей нужен прежде всего.

Наталия МЕТЛИНА,

теле и радиожурналист, лауреат премии «Тэфи», академик российской академии телевидения.

На фото: Элла Полякова

Фото: slon.ru

Рейтинг@Mail.ru