Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 28 03 2017
Home / Тайны века / Грядущий юбилей

Грядущий юбилей

Исторические фантазии Валерия Володченко.

86

Владимир Жириновский, предложивший недавно  «переименовать» президента России в Верховного правителя, будто рукопись нового романа «Юбилей Иуды»»» внимательно проштудировал.  Собравшиеся кремлевские властители и обслуживающая их челядь  повеселились. А ведь не смешно! – утверждает «народный обозреватель» «НВ»  и автор романа Валерий ВОЛОДЧЕНКО. Предлагаем вниманию читателей главу (в сокращении) из неопубликованного еще произведения.

2033 год от Р.Х. Москва. Кутузовский проспект.

Кутузовский проспект в Москве предназначен для кортежей. Почти весь двадцатый век носились по нему черные правительственные лимузины, метко названные народом «членовозами». Главное авто страны, сопровождаемое  мотоциклистами и автомобилями рангом пониже, в обязательном порядке приветствовали восторженные толпы. Народ обязан был знать своих правящих героев.

Такая традиция, конечно, напрягала охрану, но «единство партии и народа»  важнее любых других, даже чекистских, мнений.  В связи с этим обеспечивать дополнительную безопасность приходилось самыми разными способами.

По инструкции, если в салоне находился «член»,  скорость автомобиля не могла быть ниже 150 километров в час. Считалось, что только при такой скорости перемещения снайпер не сумеет поразить охраняемое лицо. В 9-м управлении КГБ СССР, занимавшемся охраной «членов», знали, конечно,    что пуля – дура, и она догонит любое транспортное средство, но секретные эти «знания» комитетчики, чтобы не травмировать психику  кремлевских хозяев, старались не афишировать.

А у охраняемых лиц  свои «тараканы» в голове…

Иосиф Виссарионович, например, часто демонстрировал народу «пустышку»: кортеж торжественно следовал по Кутузовскому проспекту, и даже тень двойника генералиссимуса можно было разглядеть за пуленепробиваемым стеклом,  сам же вождь добирался до Ближней дачи в другом автомобиле – тоже бронированном, но малоприметном. Такую хитрость придумал друг Берия, убедив Кобу во всемирном против него заговоре.  Лаврентий тайно просчитал, что, при необходимости, застрелить Иосифа в одиночном авто, ему будет гораздо проще.

Никита, заядлый «кукурузник»,  не раз использовал сводящие с ума охрану кабриолеты,  считая себя всенародным любимцем, развенчавшим культ личности Сталина, а потому обязанным  являть толпе личность собственную. Впрочем, покушаться на Никиту не брался ни один киллер – в кабриолете знаменитая его потная лысина такие испускала блики, что не позволяла совершить прицельный выстрел.

Торжественные выезды «на работу» Генерального секретаря ЦК КПСС дорогого товарища Леонида Ильича Брежнева  имели свою особенность. Как только кортеж трогался, Леонид Ильич приказывал наглухо задраить все пуленепробиваемые окна автомобиля и протягивал шоферу и телохранителю по пачке малопопулярных сигарет «Новость», которые во всех табачных ларьках СССР продавались по 25 копеек. (Отвратительное качество, можно сказать, паршивость сигарет «Новость» отмечали все советские курильщики. Но для Л.И.Брежнева сигареты с таким названием изготавливались на фабрике индивидуально из высочайшего класса табака,   и, по сути, это была совсем «другая новость для генсека». – авт.) .

Шофер и охранник начинали торопливо курить. В салоне немедленно повисала дымовая завеса, и разглядеть сквозь нее хоть что-то было положительно невозможно. Радовалась охрана, очень доволен был Леонид Ильич…

Леониду Ильичу врачи курить запретили категорически, и он чрезвычайно гордился  остроумной своей придумкой  «совместного дымовдыхания». Вроде, и врачей, как простой смертный, слушается, и весьма оригинальный выход нашел. На еженедельных профилактических медицинских осмотрах  Леонид Ильич каждый раз подробно рассказывал наблюдавшим его кремлевским врачам о том, как он  выполняет их рекомендации и  честно не курит. Медики подобострастно восхищались сообразительностью генсека, а  Леонид Ильич, в свою очередь, по-детски радовался такому их искреннему восхищению…

В январе 1969 года во всенародно любимого Генерального секретаря ЦК КПСС и орденоносного товарища Л.И. Брежнева киллер  стрелял прямо у Боровицких ворот Кремля. Но повезло тогда заядлому курильщику: пока он наслаждался «новостями» в самом хвосте кортежа, прицельные выстрелы были произведены человеком в милицейской форме по головному автомобилю, в котором находились вернувшиеся из полета космонавты. Водитель «членовоза» погиб, герои космоса получили ранения. Перепутал киллер автомобили…

В конце восьмидесятых — начале девяностых годов ХХ века кортежи генсеков сменились «президентскими проездами». А президентов развелось – как собак нерезаных. Помимо конституционных, законных, расплодились вдруг «уставные»: глава любого ООО легко назначал себя на высокую — по названию — должность, и у гаишников поначалу глаза вылезали из орбит, когда им то и дело совали под нос президентские «корочки». И у всех — «мигалки», машины сопровождения…

Гайцы, конечно, быстро разобрались, что «назначенных президентов» можно очень выгодно доить-разводить, но стали нехорошие казусы случаться.  Подходит капитан с полосатой палкой к главе, как ему представляется,  ООО, ТОО, ЗАО или другого какого совместного предприятия с ограниченными возможностями, чтобы «честь отдать» с матерком и получить законную мзду, а за тонированными стеклами бронированного автомобиля восседает настоящий  – только из южной республики – президент. И охрана у него покруче и многочисленнее кремлевской…         Казус – в анус!

Много  было сорвано звездных погон прямо на месте.

В ХХI веке высшую российскую власть  стала раздражать  установившаяся должностная похожесть, и в Кремле посчитали несолидным и даже унизительным – называться одинаково с другими-прочими… Что позволено Юпитеру…

Недолго думу думали   на Охотном ряду, и придумали, проведя, как водится, всенародный референдум: лишить главу государства должности с иностранным названием, а впредь величаться ему Великим князем всея Руси. Заодно и себя депутаты в наследных бояр по-шустрому переименовали – «в целях экономии и по многочисленным просьбам трудящихся». Чего зря деньжищи на выборы тратить! Уж лучше на девок…

Очень удачно с губернаторами получилось, они ведь все равно, дармоеды, без губерний были, в краях да областях кормились,  и стали они, понятное дело, воеводами.

Морока, как всегда, с Кавказом вышла. Учитывая местную специфику, решили поделить кавказский регион на султанаты. Но…  без султанов! Потому как запутались кремлевские советники в сложной восточной иерархии – всяких там шахах-падишахах-магараджах и  прочих вице-королях. Попробуй, сообрази — кто кого главнее?! Начнутся  выяснения на местах – мало не покажется! Поэтому всех тамошних президентов  объявили наместниками, деликатно не уточняя — чтобы не обидеть невзначай  гордых джигитов, — наместниками Аллаха или только Великого князя? Пусть сами разбираются. Ума на это должно хватить, почти ведь все со средним образованием, некоторые даже академики и члены разных творческих союзов.

И российским полицейским, которые никак не могли избавиться от привычного ментовского менталитета, и мучились душевно, когда брали взятки, большое облегчение  вышло — в великокняжеском Указе конкретно значилось: впредь им именоваться опричниками! Слово-то, слово какое! Заветное! Опять же реформу МВД в очередной раз удачно завершили…

Русскую землю «за Волгой» весьма выгодно отдали в аренду: на пятьсот лет! Именуется  теперь та земля по-новому — «Country yellow narrow-eyed people» . (Буквальный перевод – «Страна желтых узкоглазых людей». – авт.). Великий князь не силен в иноземных наречиях, но ему доложили, что название как-то с желтым цветом и узкими глазами связано.

Как связано? По-русски ведь сказано: как-то!  Главное, государству, Руси Великой, кормить теперь на  земле «за Волгой» никого не надо! Единственно,  популярная группа «Любэ» пострадала, понесла убыток – запретили ей шлягер   «Рассея, моя Рассея — от Волги до Енисея…»

Лидеру группы, песни которого  Великий князь слушал в молодости с удовольствием, он сам объяснил ситуацию, не вдаваясь в подробности: «Надо, Коля, надо!» И, глубокомысленную выдержав паузу, добавил: «Во избежание международного недопонимания…»

Коля энергично одернул гимнастерку и эффектно щелкнул каблуками сценических сапог: «А можно такую?» — Спел, подбоченясь: «И в Москве, и на Урале дружно Родину просрали…»

«А вот этого, Коля, не надо! – отрицательно покачал головой Великий князь. – Настоящие творцы-художники не опускаются до банальной констатации. Да и тема сортиров давно исчерпана…»

… Обо всех этих малозначительных реорганизациях-переменах-событиях и размышлял Великий князь всея Руси. В огромном, стилизованном под средневековую  карету, автомобиле, управляемом роботом, он сидел в одиночестве, устало откинувшись на подушки, и без интереса поглядывал на мониторы,  демонстрирующие окружающую заоконную действительность. Все – как всегда! Коленопреклоненные толпы, приветствующие кортеж. Пасионарные взгляды вечно счастливых подданных. Великого князя лицезреть им, конечно, не удастся, но одна только мысль, что дышат одним с ним московским воздухом, приводила кого-то в восторженный экстаз, других — в буйное патриотическое умиление. (Автономная система жизнеобеспечения нагнетала в авто Великого князя воздух, ежедневно доставляемый  в опечатанных баллонах  с белоснежных вершин Гималаев. – авт.)

Великий князь ткнул пальцем в кнопку на подлокотнике, и в салон ворвался привычный «глас толпы», усиленный мощной аудиосистемой: «Россия – красива! Давай-давай! Князю – слава!  Давай-давай!  Русь – не трусь! Давай-давай!»…

«Может, закольцевали «картинку» на мониторах, засранцы, и крутят безостановочно? — поморщился  Великий князь, вспомнив о кремлевской изворотливой и хитромудрой челяди. — С них станется…»

Великий князь давно уже утомился от всеобщего обожания. Годы все-таки дают о себе знать! Ни бассейн, ни татами не помогают. Восемьдесят лет – не шутка! Он даже запретил отмечать всенародно свой  юбилей, но, как рапортуют опричники, запрет повсеместно нарушается. Как значится в секретных отчетах сексотов: «На кухнях, задвинув шторы и потушив верхний свет, члены единой партии,  отважно  перебивая друг друга, славят Великого князя и до соплей  пьют   за его здравие…»

«Нужно ли пресекать такие несанкционированные мероприятия, и с какой строгостью за них  наказывать?» — испрашивал инструкций главный опричник.

— Дурак! — громко выругался Великий князь. — Мешок с дерьмом!

Он ткнул в другую кнопку на подлокотнике, и стекло, которое никогда еще не опускалось, натужно поползло вниз. Салон автомобиля тут же наполнился густыми уличными миазмами. Преодолевая отвращение, Великий князь торжественно помахал, высовывая  бледную ладонь наружу, ликующей толпе.

«Две тысячи лет назад погиб Иуда! – возникла в великокняжеской   голове назойливая  мысль, непонятным образом туда проникшая. – Надо бы отметить…»

С чего бы вдруг вспомнился Иуда? Ведь Великому князю даже  о Христе обычно патриарх услужливо напоминал — раз в год, на пасху.

Великий князь рассеянно зевнул, принимая решение: «Юбилей — значительный! Юбиляр — известный! Будем всенародно отмечать.  Надо соответствующий Указ подписать…»

О содержании Указа по поводу Иуды из Кариота  Великий князь не додумал – автомобиль, резко снизив скорость, въехал в  Боровицкие  ворота Кремля. Уф! Наконец-то снова за надежной стенкой.  В застенке!

 Валерий ВОЛОДЧЕНКО

Рейтинг@Mail.ru