Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 19 10 2017
Home / Политика / Кремлевская охота на Снарка

Кремлевская охота на Снарка

Поможет ли России закрытие виртуальных шлюзов?

do

Справочно:

Снарк (англ. Snark) — вымышленное существо, герой поэмы Льюиса Кэрролла «Охота на Снарка», существо, на которое в течение всего произведения охотится группа людей. Название является характерным для Кэрролла «словом-бумажником» и образовано склейкой слов «snake» — змея и «shark» — акула.

В поэме описываются некоторые свойства снарков. В мире Кэрролла некоторые снарки пернаты и кусаются, а другие — усаты и царапаются. Существует вид снарков, которые очень опасны, — это Буджумы (англ. Boojum). Если кто-нибудь случайно встретит на пути Буджума, этот человек тут же бесследно исчезнет.
(Википедия)

21 сентября 1941 года Советские войска оставили город Киев. 21 сентября 2014 года по улицам Москвы прошли маршем… нет, не победоносные войска вермахта. Пока еще только их единомышленники, протопавшие по московским улицам «Маршем мира» в знак протеста против «российской агрессии» на Украине. Были украинские и российские флаги, были объятия и поцелуи педерастов, были хохлушки в вышиванках, было много граждан с двойным гражданством. Все как положено в нормальной демократической стране. По следам манифестантов проехали поливалки и смыли следы миротворцев с двойным гражданством.

Это была репетиция будущего марша победителей. Так им кажется. У меня нет оснований считать, что организаторы и участники этого марша ошибаются, и что их надежды не сбудутся. «Мобыть, мобыть», — сказал бы Аркадий Райкин и был бы прав.

В аккурат перед означенным маршем Владимир Путин велел государевым людям озаботиться и подготовиться к отключению интернета в России. Эта государева палка о двух концах( в хорошем смысле этого слова). Один конец – американский. Америка в принципе может отключить нас от интернета, так как международная организация ICAAN, ведающая раздачей слонов, то бишь доменных имен и IP- адресов, финансируется на американские деньги. И надо быть готовыми к этой неприятности. Это вопрос чисто технический и государевы люди теоретически справиться с этой задачей могут. Вестимо, денежек слегка украдут. Как же без этого.

Кстати. Выход в мировой интернет осуществляется в каждой стране через так называемые шлюзы. Так вот российские шлюзы идут через крайне враждебное нам шведское королевство. И проницательные эксперты допускают, что Агентство национальной безопасности США с помощью своей системы «Эшелон» через эти шведские шлюзы имеет возможность прослушивать и просматривать практически все, что говорится и делается в России, включая Кремль и спецслужбы. Так что проблема-то назрела давно и решать ее надо было уже вчера.

Другой конец – российский. Государевы опричники должны быть готовы отключить интернет в тех регионах, где обнаружится смута, подогревамая злокозненными Фейсбуком и Твиттером. Тут и готовиться, в общем-то, не надо. Щелкнул кнопочкой и конец козням!

Так кажется государевым людям и, возможно, государю. Только это заблуждение. И напоминает это государево начинание небезызвестную охоту на Снарка, виртуального зверя из бездны. Помнится, охотники те были весьма незадачливы, а искомый Снарк оказался и вовсе Буджумом, которого даже изловив, оказываешься, грубо говоря, мягко выражаясь, в мизере без прикупа. Развеять сие кремлевское заблуждение непросто, нужно ведь найти начало того конца, которым оканчивается начало. Это, конечно, шутка, но ситуация вполне серьезная.

Интернет вовсе не абсолютное оружие, вовсе не сокрушитель империй и диктатур. Это просто инструмент, причем третьестепенный. Если кому-то хочется совершить где-то государственный переворот, то можно обойтись и без Фейсбуков и Твиттеров.

Да, собственно, так и происходит в реале. Арабская весна началась в 2010 году в Тунисе, где интернет был отключен с 2008 года. Поводом и спусковым крючком для массовых волнений и манифестаций послужило самосожжение Мухаммеда Буазизи. Эта трагедия – тоже результат сетевой работы. Только сети в данном случае не виртуальные, а вполне реальные, изготовленные заблаговременно рядом спецслужб. И центры кристаллизации народного гнева в рабском мире вовсе не социальные сети интернета, а существующие уже много сотен лет мечети. К выходу на улицы народ подстрекают вовсе не модераторы соцсетей, а обычные муллы. И не только.

В поддержку забастовки в Махалле египтян призвала организация «Кифая», созданная тремя сотнями египетских интеллектуалов( прямо-таки «Комитет 300») на деньги Международного центра поддержки ненасильственных конфликтов(США), а тем, кто боится столкновений с полицией рекомендовали просто не выходить из дома. О том, как этого добивались, свидетельствует рассказ одного каирца, работавшего водителем высокопоставленного чиновника. На допросах в полиции о том, почему он не был на работе, он рассказал, что с утра к нему зашел знакомый, который сказал ему, что правительство в этот день организует забастовку. Дескать, где-то в городе должны показывать голландский фильм, в котором проклинают пророка. А потому правоверных мусульман призывают выразить свой протест и остаться дома в знак не согласия с авторами фильма. А Министерство внутренних дел будет проверять выполнили ли египтяне соответствующие действия (далее идет список того к чему призывала оппозиция, например, держать ставни закрытыми). А тех, кто не выполнит, будут арестовывать. Причем, оказывается, что слухи об этом он слышал и раньше.

В Египте интернет все же был отключен в самый разгар вспыхнувших волнений. И это только усугубило ситуацию. На улицу вышли тысячи безработных молодых египтян и присоединились к манифестантам. А сами демонстрации протеста начались с забастовки на текстильной фабрике в городе Махалла. На фабрику позвонил неизвестный и сообщил, что всем работникам будет значительно снижена зарплата. Это и привело к забастовке. В результате полицейских действий погиб молодой египтянин Халед Саид и ту уже включились на полную мощность интернет – зазывалы. Появилась речевка «Мы все – Халед Саид», распространяемая в сетях на странице некоего Wael Ghonim, исполнительного директора Google по Ближнему Востоку. Про него известно, что он проходил обучение в США, и ряд арабских пользователей подозревало его в сотрудничестве с ЦРУ.

Что касается Туниса, то те немногие тунисские блоггеры, которые могли каким-то образом выходить в интернет, работали лишь на информирование внешней аудитории, и их главной задачей было обеспечение международного давления на президента Бен Али. 14 января стал последним днем тунисской революции, потому что президент страны ушел в отставку. И лишь за несколько часов до этого, то есть на 28-й день после начала массовых волнений, в Тунисе включают интернет. Стоит так же обратить внимание на то, что «рабочим языком» «тунисских» групп в Twitter был французский. Сообщения на арабском встречаются значительно реже. Многие исследователи считают, что «арабская весна» — это выступление арабской молодежи, но не все знают, что революцию в Тунисе сделали студенты, обучающиеся в Европе.

Конечно, коренные причины революций в Египте, Йемене и Тунисе носят вполне реальный экономический характер, а поводом волнений, скажем, в Бахрейне стали обострившиеся национальные отношения.

Говоря о роли социальных сетей и влиянии их на молодежь арабского мира, следует отметить, что Facebook и Twitter, кроме того, что обеспечивают, прежде всего, международное давление на правительства охваченных волнениями государств, оказывают влияние именно на молодых людей из среднего класса, которым пользование этими сервисами доступно. За исключением Бахрейна, где интернетизация населения почти 100-процентная, доступ к интернету, а, следовательно, и Facebook довольно дорогое удовольствие для жителей арабских стран. Использование Twitter, в значительной степени увеличивает счета за мобильную связь, что так же в этих странах может позволить себе отнюдь не каждый. Подтверждением этому являются замечания участников неудавшейся Twitter-революции в Иране в 2009 году, а это, прежде всего, молодые люди из обеспеченных семей, которые отмечают, что иранская революция провалилась именно потому, что не была поддержана рабочей молодежью.

Отметим, что локомотив всех цветных революций и «весен» — молодежь – обучался революционному мастерству на Западе.

В декабре 2009 года в США прошла обучение группа египтян на семинаре с участием «Facebook», «Google», «YouTube», «MTV», «Howcast», юридического факультета Колумбийского университета и Госдепартамента США. Участники семинара отрабатывали практические приемы использования сетевых ресурсов «в борьбе с насилием и угнетением».

По данным американских правительственных организаций по программам в области развития демократии Госдепартамента США обучение в США в 1998 году прошли – 3300 человек из Египта, в 2007 – 47300, в 2008 – 148700 египтян.

В 2010 году одна из последних групп из Египта училась в США с 27 февраля по 13 марта. В ходе поездки блоггеры прошли обучение цифровой безопасности, получили навыки цифровых видео-решений, подготовки цифрового картографирования. Ребята приняли участие в брифинге Сената, а также встретились с высокопоставленными должностными лицами в государственных структурах и Конгрессе, а также с представителями международных СМИ, включая телеканал аль-Джазира, укомлектованный к этому времени агентами британской МИ-6, и Washington Post.

Казалось бы, события в Египте демонстрируют торжество социальных сетей. Но Марк Цукерберг, создатель Facebook, после визита в Египет летом 2011, рассказал: «Когда я был в Египте, люди объяснили мне, почему они стекались на протесты в начале этого года. Их истории сосредоточены на личных трудностях и жалобах. Имела место власть «уличных сетей», или методов, используемых в мечетях, профсоюзах и общественных организациях, которые сплачивают людей рабочего класса. Почти никто из них не использует социальные медиа (Менее 5% населения Египта использует Facebook, и менее 1% использует Twitter). Некоторые египетские блогеры объяснили мне, что они пришли к площади Тахрир только после того, как режим Мубарака выключил Интернет».

По данным арабских исследовательских организаций, только 20% участников протеста на Тахрир узнали об акциях из Интернета. Служба мониторинга социальных медиа фирмы Sysomos проанализировала twitter-сообщения за декабрь 2010-февраль 2011. Из 52 млн. твиттов, посвященных революциям в Египте, Тунисе и Йемене — только 14 642, или 0,027%, по местонахождению определяются, как Египет, Йемен и Тунис.

Поразительны симптоматичные совпадения нынешних российских реалий с арабскими. К членам семей украинских трудовых мигрантов, работающих в России подходили боевики «Правого сектора» и угрожали репрессиями, если те не уговорят своих кормильцев выйти на «Марш мира». Такая же «работа» была проведена в России с патентованными либералами — работниками умственного труда и обладателями двойного гражданства. Многие из них незадолго до 21 сентября внезапно принялись усердно объяснять в социальных сетях, по каким причинам они не могут принять участие в «Марше мира», но еще более внезапно передумали и таковое участие приняли.

Налицо громадный объем организационной работы, причем отнюдь не в виртуале, а в жестоком социально-этническом реале, как говорится, офф-лайн.

Те, кто прошли 21 числа «маршем мира» с лозунгами любви и дружбы – первопроходцы. Они создали так называемое «окно Овертона», которое будут расширять впоследствии совсем другие люди.

А именно – рабочие, служащие(учителя, медики, домохозяйки, националисты, интернационалисты, коммунисты, антикоммунисты и т.д. и т.п.). Это произойдет по мере ухудшения социально-экономической ситуации в стране, которое уже происходит и будет только ускоряться, потому что правительство России действует, похоже, заодно с западными спецслужбами и прочими подрывными организациями. Со стороны правительственных чиновников идут будоражащие общественное мнение вбросы, которые потом хоть и дезавуируются, но подрывают доверие к власти. То предлагают сделать Керченский мост платным, то замышляют отменить базовую часть пенсий…

Совершенно очевидно, что российская экономика в сущности неуправляема. Знаменитое ручное управление не способно вывести страну из расширяющейся воронки катастрофического тренда, который целенаправленно создается нашими американскими партнерами и их европейскими сателлитами.

Поэтому упование на спасительную кнопочку, нажав которую российские начальники обезопасят себя от социальных бурь, отключив их генератор – зловещий интернет, напоминают пресловутую охоту на мифического Снарка, затеянную незадачливыми героями Льюиса Кэролла.

«Ты с умом и со свечкой к нему подступай,
С упованьем и крепкой дубиной,
Понижением акций ему угрожай
И пленяй процветанья картиной…»

…Нельзя уповать на чисто технические средства борьбы с социальной бурей, раздуваемой из-за рубежа превосходящими силами западных «партнеров», если российские псевдоэлиты до этого двадцать с лишним лет воровали, строили роскошные дворцы и яхты, учили своих детей западным наукам и идеалам, игнорировали народные нужды, уничтожали свою армию, науку, социальную сферу.

В лучшем случае «волшебная кнопочка» отключения интернета в проблемных регионах России просто не поможет. В худшем – навредит, как египетскому президенту Мубараку. То есть интернет окажется таким злобным Буджумом, что лучше было бы и не затевать охоту на него.
«For the Snark was a Boojum, you see».

Владимир Прохватилов, 
Президент Фонда реальной политики(Realpolitik), 
эксперт Академии военных наук

Фото: binorable.livejournal.com


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru