Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 17 01 2017
Home / СЛАЙДЕР / Куда ни кинь — всюду клин

Куда ни кинь — всюду клин

Задача импортозамещения много сложнее, чем ее представляют чиновники.

221

В российских СМИ — всеобщее ликование. При этом наиболее часто мои коллеги повторяют слово — «наконец-то!». Наконец-то, мол, мы покажем западным государствам кузькину мать в ответ на их экономические санкции! Откажемся закупать «их» яблоки и абрикосы, сыры и мясо и станем сами все это выращивать и производить — мы ведь тоже, дескать, не лыком шиты.

В общем, как в песенке из популярного когда-то фильма «Айболит-66» — «Это очень хорошо, что пока нам плохо…». Но только — со знаком вопроса в конце.

Тех, кто ликует и полагает, что санкции двинут вперед нашу экономику, хочется спросить: а раньше-то что мешало отказаться от польских яблок и греческих абрикосов? Ответ лежит на поверхности: зарубежные фрукты и овощи (даже с учетом немалых транспортных расходов) намного дешевле отечественных. Наши-то яблочки (например, ростовские) собираются в основном с помощью техники, требующей топливо. А цены на него за последние годы взлетели до немыслимых высот — оттого отечественные яблоки и становятся по цене в «золотыми».

С западной техникой, в том числе с той, что попала под санкции, еще сложнее. Скажем, изготовленное на западе оборудование, по большей части, намного дороже российского. Но несознательные директора фирм и главы компаний все равно предпочитают покупать импортную технику. Почему? Да потому что она, как правило, надежней нашей, реже ломается, а случись что — назавтра к нам приедет ремонтник из Германии или Швеции и в момент устранит неполадку — попробуйте, дозовитесь такого же мастерового с нашего станкозавода.

Наконец, многое из того, что Россия закупает на Западе, у нас просто не делается. И это не абы какая техника — высокоточные подшипники, ключевые элементы электронных устройств, например. Для того, чтобы их изготовлять, нужно особое, высокоточное оборудование и специальные материалы — их мы не производим и вряд ли удастся скоро освоить их выпуск.

И подобных примеров можно привести сотни. При этом подчеркнем: импортозамещение — дело не только крайне дорогое, но и, увы, продолжительное во времени. Наиболее трезвые головы из числа наших экономистов предсказывают, что очень не скоро — лишь к 2020 году — нам удастся заменить всего лишь 40–50 процентов закупаемых ныне за рубежом изделий на отечественные.

Но нетрезвых голов гораздо больше. Они обещают заменить не 40–50 процентов, а до 90 процентов за 2–3 года, а то и раньше. Досадно, что среди этих голов есть и те, кто, вроде бы, «по должности» обязан более реально оценить складывающуюся ситуацию.

Так, в одном из своих выступлений министр промышленности и торговли Д. Мантуров отметил, что в настоящее время Россия на сто процентов зависит от импортных газотурбинных установок для фрегатов, корветов и других боевых кораблей. По его словам, уже определены конкретные предприятия (министр назвал их), где в короткое время будет налажен выпуск отечественных газотурбинных установок. Он также обещал, что несколько тысяч комплектующих изделий, которые поставляются из-за рубежа, в частности, из Украины, теперь будут производиться в России. «По каким-то комплектующим процесс импортозамещения займет полгода, по каким-то три года», — заявил министр.

Это заявление не осталось незамеченным, вызвало отклики в Интернете. В том числе и тех, кто непосредственно проектирует и изготовляет такие установки. Процитирую некого Евстратия Коловратия — имя и фамилия скорее всего вымышленные, но в знании дела Коловратию не откажешь: «Ага… Три года… А разработка одного технического задания для корабля это, как минимум, полгода, потом проект рисовать, потом разработка три-четыре года, потом постройка и доводка до кондиции год минимум. Итого — не меньше пяти-шести лет. Притом, что турбина все равно будет «сырая». Свое — так за двадцать лет ничего не смогли разработать, в отличие от Украины. И тут на тебе — за три года все появится…»

У импортозамещения много других «подводных камней». Например, рабочие кадры. Специфика современной демографической ситуации в России — довольно быстрое снижение численности молодого поколения, то есть людей, выходящих на рынок труда. Найти более или менее достойную работу молодому человеку сейчас проще простого — еженедельники типа «Ищу работу» стали толщиной с энциклопедический словарь. Мы гордимся тем, что безработица в России едва ли не самая низкая в мире — около трех процентов.

А между тем, зря гордимся: это значит, что заводы берут на работу всех — и отъявленных лодырей, и людей, просто не способных качественно и производительно трудиться. И нам скорее всего следует ждать не улучшения качества, не повышения конкурентоспособности продукции, которая, напомню, должна заменить на отечественном рынке зарубежные аналоги, а скорее наоборот — снижения среднего уровня отечественной продукции во многих отраслях.

Набирающий сейчас силу общемировой процесс глобализации включает в себя и процесс международного разделения труда. Всего лишь несколько государств в мире стремятся все делать у себя, и это не самые передовые государства. Но и они не обходятся без иностранных изделий, приобретаемых через третьи страны или просто уворованных у производителей. Я, к примеру, не верю, что наводящие системы северокорейских ракет построены на северокорейской же элементной базе. Побывав, правда много лет назад, в командировке в США, я не видел на прилавках тамошних магазинов «отечественные» телевизоры — американцы понимают, что затевать собственное производство такой техники — себе дороже. Или взять, к примеру, самые важные элементы современных высокоточных станков — изготовляются они всего на трех заводах в мире и их покупает множество стран, отнюдь не ставящих задачу производить такие же у себя.

Поэтому многие наши экономисты считают, что развернувшаяся кампания «всеобщего импортозамещения» — это все же ненадолго, что рано или поздно удастся договориться либо о смягчении режима санкций, либо об их полной отмене. Правда, тут же возникает вопрос: а как быть тем компаниям и — что самое драматичное — малым и средним предприятиям, которые уже вложились в производство импортозамещающей продукции?.. Вопрос повисает в воздухе…

Как и вопрос — что будет с ценами? Да, рынок заполнится отечественными товарами и продуктами, но они будут (и уже стали) дороже импортных. Ну, не умеем мы пока производить дешевле, чем за рубежом. Нет у нас соответствующих технологий, да и объективные обстоятельства, вроде уже упоминавшихся завышенных цен на бензин, тому не способствуют.

В общем, куда ни кинь — всюду клин…

Николай ПЕТРОВ

экономический обозреватель «НВ»

Рейтинг@Mail.ru