Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Понедельник, 11 12 2017
Home / Политика / О первоочередных задачах российской власти

О первоочередных задачах российской власти

Как нам реорганизовать ВПК?

887

Я обману ожидания читателей и не стану комментировать Валдайскую речь любимого вождя. Риторику пусть комментируют риторы, а мы сегодня поговорим о более серьезных вопросах.

Итак, что нам делать с российским военно-промышленным комплексом?

А разве  что-то нужно делать,  разве что-то идет не так? Разве не воют от ужаса наши партнеры из НАТО и Минобороны США, живописуя, какой быстрой и ловкой стала российская армия?

Вот меньше всего следует доверять нашим западным партнерам. На самом деле они просто выбивают очередные бюджетные вливания из Конгресса США, скрывая свою реальную  избыточную военную мощь.

А российский ВПК  сейчас находится в серьезном кризисе. Несмотря на гигантские бюджетные вливания  от российского  правительства(ото которых до целевого адресата доходит  не более 40 процентов)  проблем не убавилось со времен пресловутого  Сердюкова. А ведь финансиста Сердюкова ставили на пост министра обороны с единственной целью – укоротить коррупцию и ослабить коррумпированное военно-промышленное лобби. Он слегка занялся этим благим делом, а слегка  поработал на свой карман. Лобби возмутилось, и его можно понять. Армию и ВПК может унять и урезонить только авторитетный в их глазах  человек – или маршал Жуков, свирепый и жестокий, или маршал Устинов, плоть от плоти этого военно-промышленного лобби. Да если еще за их спиной будет маячить фигура скромного человека в очках по фамилии Берия. Таких в ближнем окружении ВВП не нашлось. Армия начала роптать, стала возрождаться опасная для власти связка директоров ВПК и армейских генералов. Сердюкова сняли, чтобы не доводить ситуацию до открытого бунта.

А ведь дело не только в личности  главы Минобороны. Дело прежде всего в структуре самого ВПК. Успех сталинского ВПК был основан прежде всего на конкуренции, а уж во вторую очередь на железной воле вождя. Вот этой самой конкуренции сегодня в российском ВПК нет. Все оборонные предприятия сведены в гигантские монопольные суперкорпорации – судостроительную, самолетостроительную и т.д. Поэтому директора оборонки борются не за оборонный заказ, а за более хитрый его распил. Вернее за то, что от этого заказа до них дошло. Зарплаты рабочих и инженеров на предприятиях ВПК по этой причине хоть и не малы, но серьезно уступают заработкам  рабочих и инженеров, скажем, строительных монстров  Москвы, не говоря уже о нефтегазовом секторе.

Правительство России  не может обеспечить честную конкуренцию даже там, где для нее есть  реальная основа. Например, между корпорациями «МИГ»  и «Сухой». Это приводит к тому, что соотношение легких(«МИГ»)  и тяжелых («Су») фронтовых истребителей в российских ВВС оказывается далеким от оптимума, что может фатально сказаться в случае серьезных боевых действий.

Исчерпала себя и стала тормозом развития  пресловутая система тендеров. Она стимулирует коррупцию и более не стимулирует ничего. Если мы хотим получать вооружения и военную технику(ВВТ)  по максимально низким ценам, то надо обратиться к китайцам. А если нам нужны конкурентоспособные по сравнению с лучшими системами вооружений  Запада ВВТ, то следует незамедлительно восстановить систему единого заказчика. Заказчиком должна быть правительственная комиссия во главе с президентом страны( то есть государство), а предметом конкуренции между различными оборонными КБ должны быть тактико-технические характеристики  заказанной военной техники. О стоимости этих вооружений разговор отдельный,  скажу лишь, что она должна определяться вовсе не на основе  свободных рыночных цен.

Если называть вещи своими именами, то в сфере ВПК нужно восстановить государственную плановую экономику. Кстати, в США это уже давно так сделано. И если там в отношении стоимости оборонных заказов много  волюнтаризма и коррупции, так это оттого, что деньги Америка печатает в любом количестве на своем печатном станке. И кстати, в отсутствии ограничений в этом плане и кроется причина нынешнего мирового экономического кризиса.

В российском ВПК  должна быть создана  среда, изолированная от коррупционного рыночного хаоса. Ориентация и мотивация каждого работника здесь должна быть основана не на максимизиции личных и корпоративных доходов, а на государственных гарантиях пожизненной занятости  и льготам в социальной сфере. На уверенности в завтрашнем дне, как говорили в советские времена.

Кстати, проблему нехватки квалифицированных рабочих в российском ВПК можно решить, введя бронь для тех, кто работает на оборонных предприятиях, НИИ  и КБ. И тогда масса бывших школьников, рвущихся в псевдоуниверситеты ради того, чтобы откосить от армии, принесут реальную пользу в сфере материального военно-промышленного производства.

Крайне важно навести  порядок в приоритетах. Какое оружие создавать, к какой войне готовиться. Сейчас мы разрабатываем  новую тяжелую танковую платформу «Армата», что следовало сделать еще лет тридцать назад. Мы  разрабатываем новую сверхтяжелую стратегическую ракету «Сармат» весом 200 тонн. Мы строим новые атомные подводные лодки высотой с девятиэтажный дом. Мы заявили о намерении создать стационарные поселения на Луне – это тоже военный проект.

Приходится констатировать, что наш ВПК заболел болезнью гигантизма, и это не сулит нам ничего хорошего.

Уже сейчас США  ведут против нас войну нового поколения – цифровую и биологическую. Америка продемонстрировала, что может  перехватывать  управление  не только  летательными  аппаратами, но и крупными энергетическими объектами, да и вообще, любым  техническим устройством, который потребляет электричество.  Цифровая  безопасность стала проблемой и приоритетом номер  в части обеспечения национальной безопасности.

Если хотя бы один больной лихорадкой Эбола проникнет в столицу нашей необъятной пока еще Родины, то придется срочно изолировать сотни, если не тысячи людей, вступавших с ним в контакт. Это мгновенно приведет к параличу практически всех  государственных и муниципальных структур и транспортных сетей. Надеюсь, ни  у кого нет сомнений в том, что лихорадка Эбола  рождена не в тропических джунглях, а в лабораториях Пентагона?

Сегодня наш вероятный противник способен подорвать нашу обороноспособность  и фактически выиграть горячую войну, не прибегая к танкам, подводным лодкам и   ракетно-ядерным ударам. Цифровая  и биологическая войны – это стратегия цивилизационных войн завтрашнего дня. А мы по привычке готовимся к войнам дня вчерашнего, просто ради умиротворения своего военно-промышленного лобби.

Очень мало времени осталось для принятия верных решений не только в сфере ВПК, но и  на более высоком  народнохозяйственном уровне. Америка загоняет Россию в глубокий кризис, опираясь на поддержку своих агентов влияния в  российском ЦБ, Минфине, банковском и торговом секторе.

Российские вожди рискуют оказаться  не готовыми к возможному фазовому переходу(выражение профессора М.Мусина), то есть  социальному взрыву, который чреват, как и любая социальная революция, откатом к социокультурной  архаике и непоправимой потерей темпа с последующим  развалом  государства.

Осознает ли эти угрозы российские вожди? В Валдайской речи любимого вождя на этот вопрос ответа нет.

Владимир Прохватилов,

Президент Фонда реальной политики(Realpolitik),

эксперт Академии военных наук

 


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru