Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 24 03 2017
Home / Общество / Газовая атака столицы

Газовая атака столицы

На Московском НПЗ внедряют новые технологии.

выброс на МНПЗ

выброс на МНПЗ

Вчера тысячи москвичей  не могли нормально дышать. В воздухе повис тяжелый туман и резкий запах тухлых яиц. Пахло сероводородом. Чрезвычайного положения не объявляли, но оно реально было.

Появились официальные сообщения об «избыточном присутствии» в воздухе формальдегида и сероводорода. МЧС сообщило об аварии на Московском нефтеперерабатывающем  заводе.   Затем  серый туман с резким химическим запахом накрыл Кожухово и еще ряд районов Москвы. Руководство МНПЗ, понятное дело, факт аварии отрицало.

 Запах серы ощущался  сразу в нескольких районах — на юге и юго-западе города, а также в центральном районе. Автор этих строк лично опросил нескольких жителей Северного Измайлова  и все они утверждали, что именно резкий запах серы чувствовался еще раньше – утром в субботу – пахло жжеными спичками.

В ряду официальных сообщений были и такие, где говорилось об утечке стирола. Но кто же теперь верит официальным сообщениям?

Цитирую интернет- сообщения:

«В районе Тверской ужасный запах серы», «ЮЗАО весь провонял».

 «В районе Павелецкой и Нагатино сильно пахнет сероводородом. Что-то грохнуло?».

 «Вообще, отлично. Воняет в нескольких районах многомиллионного города, а МЧС не в курсе. Ну, или прикидывается, что не в курсе».

«Если кто не в курсе, запах серы говорит о приближении нечистых сил».

«Путин уехал в Китай и Москву захватила нечисть. По всей Москве ощущается сильный запах серы, даже в здании Госдумы».

http://tjournal.ru/paper/sera-smell

Неприятный запах появился в Люблино, в районе Арбата, в районе метро «Тульской», «Таганской» и «Нагатинской»,  в других районах столицы. Как передавал  «Интерфакс», сероводородом пахло  в здании Госдумы на улице Охотный Ряд.

Станции  мониторинга атмосферного воздуха в Москве зафиксировали превышения максимального разового норматива по сероводороду, сообщили   «Мосэкомониторинг» в понедельник. Превышение разового норматива, в частности, зафиксировано на юго-востоке и востоке Москвы, на улицах Лухмановская, 16-я Парковая и Головачева.

Более того,  экологи установили, что в воздухе столицы в отдельных районах есть превышение не только по сероводороду, но и по стиролу. Допустимое содержание ядовитого стирола в московском Кожухово было превышено в 2,2 раза. Значит, жители Кожухова видели и сняли на видео именно это ядовитое облако.

Житель московского микрорайона Кожухово опубликовал на YouTube видео, на котором из окна дома видно, как сильно заволокло дымом весь двор. Ему было страшно.

Появились фотографии выброса над корпусами МНПЗ.

В прошлом году я в течение нескольких месяцев изучал работу московских экологов, конкретно сотрудников «Мосэкомониторинга», не раз беседовал с руководителем этой «природоохранной организации»  Полиной Захаровой, выезжал по сигналам местных жителей вместе с бригадой передвижной эколаборатории. Общался и с руководителями районных подразделений Роспотребнадзора( чисто «откатная»  и абсолютно бесполезная контора).

Резюме такое – экологи – люди грамотные и старательные, но их работа лишена практического смысла. Автоматические станции мониторинга фиксируют превышение допустимых нормативов, передвижные лаборатории, как правило, не фиксируют ничего, потому что ядовитые газы или пыль от выбросов на цементных заводах уже улетучились.

Но защитить москвичей от отравы  они не могут. Открою маленькую тайну – я предложил госпоже Захаровой создать оперативную экологическую  группу быстрого реагирования и мониторинга экологических угроз, но она вежливо отказалась, как и подобает примерной московской чиновнице.

Итак, что же произошло на московском НПЗ, явном виновнике пришествия нечистой, пахнушей всеми  ароматами  ада, силы в Москву?

Да  в общем  все предельно ясно.

Сероводород  получают при  гидроочистке  нефтепродуктов. Обычно, его пускают на аминовую очистку.

фото установки Клауса

фото установки Клауса

Справочно:

Очистка углеводородных газов применением аминов.

Ведущее место в мировой практике в области очистки природного газа от кислых компонентов занимают аминовые процессы. Они применяются для очистки природного газа уже несколько десятилетий, но до настоящего времени остаются основными — примерно 70% от общего числа установок. Наиболее известными этаноламинами, используемыми в процессах очистки газа от Н2S и СО2, являются: моноэтаноламин (МЭА), диэтаноламин (ДЭА), триэтаноламин (ТЭА), дигликольамин (ДГА), диизопропаноламин (ДИПА), метилдиэтаноламин (МДЭА).

В состав установки очистки углеводородных газов растворами этаноламинов  входят, по крайней мере, два аппарата колонного типа – абсорбер и колонна регенерации аминового раствора. Кроме этого установка оснащена необходимым насосным, теплообменным оборудованием, фильтрами, арматурой и т.п. Часто регенерация аминовых растворов осуществляется на централизованных установках в составе нефтеперерабатывающих заводов. Это значительно улучшает экономические показатели установки.

При проектировании установки очистки основные решения относятся к выбору рабочего раствора амина или смеси аминов, определению параметров аппаратуры и технологии, обеспечивающих заданную степень очистки газа, проблемы защиты от коррозии, вспенивания раствора, снижение потерь за счет уноса и деградации раствора.

Но совсем недавно на МНПЗ  внедрили новую технологию —  запустили установку Клауса. И видно что-то пошло не так.

Справочно:

Процесс Клауса — процесс каталитической окислительной конверсии сероводорода. Источник сероводорода — природные и промышленные газы. Природными источниками являются месторождения нефти и газа, вулканическая деятельность, разложение биомассы и т.д. Промышленнные источники — переработка нефти и газа (процессы гидроочистки и гидрокрекинга), металлургия и т.д.
Сероводород, получаемый с гидрогенизационных процессов переработки сернистых и высокосернистых нефтей, газоконденсатов и установок аминной очистки нефтяных и природных газов, обычно используют на НПЗ для производства элементной серы, иногда для производства серной кислоты.

схема установки Клауса

схема установки Клауса

Взгляните на схему установки Клауса. На вход подается  неочищенный сероводород  и кислород, а на выходе – чистый сероводород и сернистый ангидрид. Оба крайне ядовиты и опасны для здоровья. Сероводород пахнет тухлыми яйцами, а сернистый ангидрид – серой.

Справочно:

Сернистый газ – едкий газ искусственного происхождения, не имеет цвета, но отличается ярко выраженным запахом (так пахнет зажжённая спичка).

Вот и найдено объяснение разнице в ощущениях москвичей – где-то пахло жжеными спичками, где-то тухлыми яйцами. То есть продуктами «деятельности» установки  Клауса,  «внедренной»  недавно на МНПЗ.

Я  говорил с опытными операторами, работавшими на такой технике. Тут все дело в том, что нужно очень точно выдерживать пропорцию между сероводородом  и кислородом  на входе. Иначе возникает нештатная ситуация с непредсказуемыми  последствиями. А на МНПЗ, видимо, сэкономили на обучении персонала. МНПЗ сейчас перешел в собственность «Газпрома» и там действительно устанавливается новое современное оборудование, преимущественно импортное.  В прошлом году я посещал это МНПЗ, видел, как он обновляется технологически. Но психология… Психология менеджмента, как явствует из вчерашних событий осталась старой, по типу «авось обойдется».

Что и ощутили, верней, обоняли сотни тысяч москвичей. По моему мнению, ситуация развивалась так.

Была нарушена технология работы на установке Клауса и пришлось в нештатном порядке сбросить, как говорят технологи, байпасом(в обход установки)   газы на самую  высокую свечу  рассеивания(факел). Поэтому ядовитое облако село не в Капотне, где расположен МНПЗ, а в Люблино и дальше рассеялось надо всей Москвой.

В ряде сообщений  говорилось о запахе карбида(то есть ацетилена), а в сообщениях МЧС  — об утечке стирола. Не исключено, что на МНПЗ случились  еще какие-то нештатные ситуации, о которых общественность так ничего и не узнала. Сообщения о том, что московский мэр  Собянин следит за ситуацией, как не успокаивают.

«Прогнило что-то в датском королевстве», сказал бы принц  Гамлет.

 И воняет.

 

Владимир Прохватилов,

Президент Фонда реальной политики(Realpolitik),

эксперт Академии военных наук

Рейтинг@Mail.ru