Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Понедельник, 23 01 2017
Home / Экономика / Белое золото

Белое золото

Как семье ученых удалось превратить Россию в производителя хлопка

hlОтец и сыновья Фурсовы научились производить в России хлопок, по качеству не уступающий среднеазиатскому стандарту. Почему уникальный бизнес остается низкоприбыльным?

Цветущий на 100 га Приволжского района Астраханской области хлопок сегодня сложно отличить от ближайших среднеазиатских конкурентов – узбекского и туркменского. Под нежно-сиреневыми цветами вызревает пухлая коробочка, набитая воздушной «ватой». Производство российского хлопка наладила семья Фурсовых. Как им это удалось?

«Джинн» для хлопка

Виктор, Василий и Николай Фурсовы бежали в Астраханскую область из Туркменистана в 1996 году за неделю до введения визового режима. На родине бросили производство цветного хлопка на 5000 га, выделенных президентом Туркмен-Баши, сколотив на этом бизнесе $2 млн капитала. Эти средства и стали финансовой подпиткой для старта хлопкового проекта в России. Еще 1 млрд рублей добавили областные власти.

Глава семьи Виктор Фурсов — потомственный ученый-селекционер, создавший восемь хлопковых тонковолокнистых сортов. Его сыновья — 58-летний Василий и 55-летний Николай — биологи-генетики.

Они смогли убедить тогдашнего астраханского губернатора Анатолия Гужвина в перспективах выращивания хлопка российских сортов и получили, кроме денег, несколько сотен гектаров под посевы. Часть денег на старт производства пришлось занять у банков.

Выращивание хлопка очень затратно: по данным Минпромторга за 2013 год, себестоимость тонны хлопка-сырца начинается от 27 000 рублей. «Да и начинать пришлось полностью с нуля: из оборудования было только устройство для отделения хлопкового волокна от семян — так называемый «джинн», что мы привезли из Туркменистана», — говорит Василий Фурсов.

Все имеющиеся средства семья инвестировала в покупку мини-завода для сбора и переработки хлопка-сырца, насосных станций, на рытье каналов и проведение на поля электричества. Новую компанию назвали «Русский хлопок». Первый год закончился для предпринимателей плачевно: в конце лета хлопковые коробочки так и не раскрылись.

Снова с нуля

Оказалось, все дело в привозных семенах. Те сорта, что давали в Туркменистане богатый урожай, для российского климата не подошли. Срочно требовалось вывести скороспелый сорт, ведь лето в Астрахани короче, чем в Средней Азии. Фурсовы занялись адаптацией и селекцией семян. За основу взяли среднеазиатские сорта, добавив к ним несколько североамериканских и даже австралийских. В итоге получили четыре новых сорта и летом 1998 года собрали первый полноценный урожай — более 150 тонн  хлопка-сырца.

Урожай переработали в хлопковое волокно и в прессованном виде упаковали в специальные тюки. В поиске покупателей вновь помогли местные власти, договорившиеся о сотрудничестве с Фабрикой нетканых материалов из подмосковного Воскресенска, купившей порядка 100 тонн астраханского хлопка. Оставшиеся 50 тонн Фурсовы раздали чуть ли не бесплатно в расчете на знакомство будущих клиентов с новым продуктом.

Сами предприниматели качеством своего первого волокна остались недовольны. «Много пуха, хлопок грубоват и коротковат», — не стесняется вспоминать Василий Фурсов. Пришлось вновь заняться селекционной работой и одновременно расширять посевные площади.

Следующий урожай получили уже с тысячи гектар. Выяснилось, что прошлогодняя тактика «раздачи» хлопка была правильной: Кинешемская прядильно-ткацкая фабрика, Буденновская хлопчатобумажная фабрика, что в Ставропольском крае, швейники из Тосно Ленинградской области вышли на астраханцев самостоятельно.

«Мы были в шаге от заключения договора с белорусскими производителями трикотажа — представители областных властей договаривались с ними о поставках хлопка в обмен на поддержку продаж белорусского трикотажа в Астраханской области, — с сожалением вспоминает Василий Фурсов. — И в этот момент у нас начались проблемы».

Бизнес постигла неудача: владельцы «Русского хлопка» столкнулись с попыткой рейдерского захвата со стороны местных «авторитетов».

«Нам всерьез угрожали, в результате мы вышли из бизнеса», — говорит Василий Фурсов. Хлопковые поля остались новым «собственникам». Но без Фурсовых, разбирающихся в тонкостях хлопкового дела, бизнес не пошел. Дважды не получив урожая, новые владельцы ликвидировали компанию «Русский хлопок». Конец истории? Ничего подобного.

Ниже биржи

Двумя годами позже Фурсовы зарегистрировали «Крестьянско-фермерское хозяйство», договорились с областными властями (помог губернатор Александр Жилкин) о передаче им ста гектаров земли и начали заново.

В 2013 году хозяйство собрало 56 тонн хлопка-сырца, в этом году сбор еще не закончен. «Качество хлопка получилось не хуже, чем у традиционных среднеазиатских поставщиков, — хвалит Фурсовых начальник отдела растениеводства администрации Астраханской области Ринат Дубин. — В том числе по крепости и длине нити — длина хлопкового волокна от 30 до до 72 мм».

«У Фурсовых все не так радужно, — возражает гендиректор курской фабрики «Славита» Татьяна Носова. — Трикотажникам и швейникам нужно не просто хлопковое волокно из переработанного сырца, а крашеная нить — из нее можно сразу ткать полотно».

К такому повороту дел фермерское хозяйство Фурсовых пока не готово: нет ни специального оборудования для получения нити и для ее окрашивания, ни средств на это. В 2013 году выручка составила 3,5 млн рублей.

«О новых технологиях мы только думаем, — признает Василий Фурсов. — Но пока наша  задача — вновь стать рентабельными».

Цены поднимать нецелесообразно — надо конкурировать со среднеазиатским хлопком, так что Фурсовы продают свой хлопок на 20% ниже биржевой цены. Если в 2013 году она составила $2410 за тонну хлопка, то астраханское хлопковое волокно продавали примерно по $1900 за тонну.

Долгая работа

Повысить рентабельность можно, если удастся получить урожай с нынешних 25 до 45-60 центнеров с га — то есть  в два раза больше, чем в Узбекистане. Мечта или реальность?

Помочь поднять производство должно «ученое» прошлое: предприниматели вновь взялись за селекцию и вывели новый сорт, позволяющий увеличить урожай при прежней площади. Секрет сорта – «в балансе гормонов и микроэлементов, воздействующих на корень и длину растения», неохотно делятся своими бизнес-тайнами Фурсовы.

Идея проста: если обычные кусты хлопка  обладают пышной листвой, закрывающей доступ техники к хлопковым коробочкам (их собирают вручную), то хлопковые кусты нового сорта сбрасывают листву и практически не отбрасывают тень, благодаря этому их можно сажать ближе друг к другу. А заодно создаются идеальные условия для машинной, а не ручной сборки хлопка — так дешевле.

В 2015 году шестью тоннами семян нового сорта планируется засеять все сто гектаров.

Масло — заводам, жмых — свиньям

О своем желании развивать хлопковое направление в той же Астраханской области заявлял в мае 2012 года член совета директоров тверской «Рождественской мануфактуры» Михаил Зайцев. Наладить переработку хлопка Зайцев планировал в кооперации с властями Ивановской области (планировалось, что они помогут со сбытом). План реализовать не удалось: «Рождественская мануфактура» закрылась на долгосрочную реконструкцию, а идея производства хлопка никого, кроме Зайцева, так и не заинтересовала.

Еще один конкурент — Всероссийский НИИ овощеводства и бахчеводства, что в той же Астраханской области, в 2011 году создал отдел хлопководства. Два сезона подряд команда НИИ пробовала выращивать хлопок на 60 га. Известно, что новые попытки НИИ прекратил.

Тем временем Фурсовы наладили производство других продуктов хлопковой «цепочки». В раскрывшейся хлопковой коробочке находятся и семена – их отделяют и пускают на производство хлопкового масла. Техническое хлопковое масло от Фурсовых в машиностроительной отрасли идет нарасхват, а полученный после отжима семян жмых продают на корм свиньям.

Областные чиновники, казалось бы, поддерживают начинания: на совещаниях ежегодно звучат намерения «со временем обеспечить 15-25% спроса на хлопковое сырье в России». По данным Минпромторга России, в 2013 году потребность российской текстильной промышленности в хлопке составила 80 000 тонн и покрывается в основном за счет узбекского и турецкого хлопка. Однако рыночная конъюнктура сейчас не на стороне российского производителя.

«Сейчас не самое подходящее время для хлопкового бизнеса – текстильные предприятия закрываются, у остальных снижается спрос, — говорит Татьяна Носова из курской «Славиты». — Предложения о покупке хлопка мы получаем каждый день. Думаю, астраханцам нужно вновь посмотреть в сторону белорусского рынка — текстильная отрасль там на коне».

Главная проблема сегодняшнего хлопкового проекта Фурсовых — небольшие посевные площади и недостаток современной техники для сбора и получения хлопкового волокна, а такое оборудование чрезвычайно капиталоемкое.

«Фурсову нужен крепкий инвестор с мешком денег», — заключает Ринат Дубин.

Василий Фурсов оценивает вес «мешка» в $1,7 млн. На эти деньги он готов очистить еще 500 га полей от выросшего леса, подвести воду, протянуть трубу, поставить насосную станцию и купить современное оборудование. Тогда и в Астраханской области на хлопке можно будет зарабатывать как в Туркменистане.

Виктория Костоева
Фото: Corbis\ All Over Press

Источник: forbes.ru

Рейтинг@Mail.ru