Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 27 05 2017
Home / СЛАЙДЕР / Нефтяная форосомахия

Нефтяная форосомахия

История законотворческого соплежуйства.

546

Справочно:  по — гречески «форосомахия» – налоговые битвы

В экспертных и ведомственных кругах продолжается обсуждение все новых вариантов налогового маневра в нефтяной отрасли. То, что налог на добычу полезных ископаемых примитивен и непродуктивен в прямом смысле этого слова, было ясно всегда. А введен он был от безысходности. И автор этих строк имеет к этому решению некоторое  отношение.

В конце 80-х и начале 90-х годов прошлого века я работал в Верховном Совете России, в комитете по экономической  реформе.  Занимал один кабинет с весьма известными тогда деятелями – Петром Мостовым и Петром Филипповым. Тогда  стоял вопрос, каким налоговым путем пойти российским реформаторам. В обсуждениях  участвовали, кстати, многие из тех, кто сейчас и прокладывает налоговый  курс России. И нынешний замминистра финансов Сергей Шаталов  в том числе.  Я пару раз к нему заходил сверить часы, что называется, так как он входил  в комиссии и подкомиссии по налоговой политике.

Серая экономика тогда была на подъеме  и  законодатели  ломали голову, как государству собирать налоги в этих условиях. И пришли к выводу, что нужно взять пример с Древнего Египта и Киевской Руси.

 В Древнем Египте вначале взимали дань, и лишь в  период расцвета  цивилизации  перешли к  процедуре оценки налоговой базы. В Киевской Руси взимали дань с «дыма» и «плуга». Полной аналогии, может быть, и нет, но совпадение очевидно. И НДПИ и экспортная пошлина фиксируют сам факт добычи и продажи полезного ископаемого, за что и нужно заплатить налог, отвертеться от которого невозможно,  нюансы вторичны.

Классический пример современного  налога на  «дым» — транспортный налог.

И налог на недвижимость.

581652_553654941354058_1114971831_n

Такая налоговая система примитивна  и не стимулирует  производство и экономический рост. Зато дает гарантию, что некий минимум будет собран.

Налог с «дыма», то бишь НДПИ,  был неплох, когда цены на нефть были заоблачными и российские начальники мнили себя хозяевами жизни. Хотя египетские фараоны перешли к стимулирующему налогообложению именно в период расцвета страны.

Российские  продвинутые эксперты также  пытались перейти к более прогрессивным формам налогообложения.

Замена НДПИ на налог на финансовый результат (НФР, или  налог на добавленный доход – НДД) обсуждается  аж с 1997 года. В том году концепция новой системы налогообложения была внесена в Госдуму, но соответствующий закон так и не принят. Крупные нефтяные компании, такие как ЮКОС, ТНК и Сибнефть  воспрепятствовали  попыткам  наложить государственную лапу на их сверхдоходы.

В 2003 году партия «Родина» во главе с Сергеем Глазьевым снова попыталась заменить НДПИ на НДД, но отраслевые лоббисты с помощью Минтопэнерго уговорили премьера  Фрадкова отложить этот вопрос в долгий ящик.  Зато была введена  дифференцированная  шкала  налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортных пошлин. То есть фараон стал накладывать на своих подземных изыскателей выборочную дань.

Дискуссии на тему реформы налогообложения российской нефтянки ведется с тех самых времен, но ни к чему не приводит. Рассматриваются самые разные варианты.

1.Предлагают снизить НДПИ и экспортные пошлины и одновременно ввести НДД.

2.Отменить экспортные пошлины, сохранить НДПИ и ввести НДД.

3.Ввести НДД только на шельфовых месторождениях.

  1. И т.д.

В  2011 году Сергей Шаталов, ставший замминистра финансов говорил, что концептуально он за НДД, добавляя при этом, как «товарищ Саахов» из «Кавказской пленницы», что «торопиться не на-а-адо!» . А через некоторое время концептуально перестроился и сказал, что НДД утратил свою актуальность в  силу дифференцированного  подхода  к проектам и объектам.

А в чем, собственно говоря, элемент новизны НДД(НФР) и каковы его преимущества?

  1. НДД учитывает горно-геологические и экономические условия добычи углеводородов. Он объективней с точки зрения  нефтяников.
  2. стимулирует инвестиции в освоение новых месторождений (нулевой налог в первые годы добычи, когда осуществляются основные капиталовложения.
  3. учитывает изменение условий добычи в процессе эксплуатации месторождения.
  4. реагирует на изменение внешних экономических условий производства и мировых цен.
  5. Позволяет более точно прогнозировать эффективность инвестиционных проектов.

Собственно говоря, переходить  от дани фараону и налога на дым к стимулирующему налогообложению следовало давно. Причина медлительности и осторожности того же Сережи Шаталова(впрочем, это его системное качество еще с конца 80-х годов прошлого века) и других представителей исполнительной и законодательной власти – в непрозрачности российской экономики. Прибыль( варианты – доход, финансовый  результат) можно показать, а можно и спрятать. Эта биовыживательная традиция идет еще от старых добрых советских времен, когда план либо «делали»(приписывали отчетность), либо реально выполняли.

Вот и сейчас во властных структурах  не хотят передавать полномочия по исчислению налоговой базы в руки самих  нефтегазовых налогоплательщиков. Ибо боятся сверхчерной  дыры в бюджете, когда нефтяники и газовики «покажут» прибыль, ну или «финансовый результат», близкую к нулевому сальдо.  А с налоговыми  инспекторами «договорятся»  на месте.

377439_originalНезависимые компании трудно будет в этом обвинить еще и в силу непростых условия работы в регионах. На этот раз я имею в виду не природные условия. А взаимодействие с региональными структурами, которые выставляют  «чисто конкретные условия» частному бизнесу, которые непредсказуемо варьируются. А следовательно и финансовый результат и зависящие от него  выплаты налогов в госбюджет независимой нефтяной компании будут непредсказуемыми.

Если рассуждать «по понятиям», то следовало бы создать трехсторонние комиссии(производители, регионалы, федералы), которые имели бы полномочия по урегулированию всех этих вопросов. Не факт, что таких «комиссий» не существует де факто.  Вопрос в том, что никакие теневые договоренности не заменят твердых и не подлежащих пересмотру ни  одной из сторон  законов, обязательных для всех.

На данный момент  высокое руководство идет другим путем. Путем мега-проектов, которые пытаются реализовать  государственные суперкорпорации. Им абсолютно волюнтаристски предоставляются налоговые преференции. Так «Газпром» на 14 лет освобожден от выплаты НДПИ  и на 20 лет от налога на имущество для более успешной реализации проекта газопровода «Сила Сибири». Ирония судьбы в том, что когда этот газопровод  дойдет до Китая, то  китайцы  будут единственными покупателями сильносибирского газа  Это  будет такая монополия покупателя, что даже  трубопрокладочные  издержки вряд ли отобьются в ближайшее тысячелетие. Уже сейчас европейская деловая пресса злорадно  подсчитывает миллиардные убытки, которые понес «Газпром» из-за того, что заключал украинские контракты не напрямую, а через посредство олигарха Фирташа.  Что-то подсказывает, что  практика китайских контрактов будет еще менее успешной, а возможно таковой является уже сейчас.

«Роснефть» – фактически  банкрот. Сообщение  об ускоренной приватизации 19, 5 процентов этой  корпорации  при  том, что ее капитализация сейчас ниже, чем  сумма покупки ею  ТНК – ВР год назад, говорит именно об этом. А государство еще и поддерживает бездарных менеджеров триллионами рублей из ФНБ.

На этом фоне «праведная»  позиция государственных структур, совершающих невнятные налоговые маневры, не приводящие ни к каким позитивным результатам, можно объяснить лишь тем обстоятельством, что все участники форосомахии(по-русски  говоря – налоговых страданий)  отдают себе отчет, что на ближайшие 10-15 лет нефти в России хватит и без налогового маневрирования. А это такой  дальний стратегический горизонт, за который  ни корпорации, ни госчиновники всех уровней заглядывать не хотят. Они знают, что гораздо раньше Россию ожидают столь грозные испытания, что  те, кто их преодолеет, будут жить в совершенно других  геоэкономических реалиях, которые на данный  момент  нам  не открыты. Россия не участвует в мировой глобальной  конкуренции между Америкой,  Евросоюзом и Китаем и не может устанавливать правила игры и, следовательно, не может планировать свое будущее.

Конформное  отображение  концептуальной  несостоятельности  государства  в  глобальной  сфере   — невнятность во внутренней экономической политике и шарахание  от энерго-имперских  идей  к концепции осажденной крепости с либеральным  уклоном.

В рамках концепции энергетической сверхдержавы нефть и газ должны были служить оружием геополитической экспансии на Запад. Теперь они  видятся нынешнему руководству страны как инструменты обслуживания  экономических аппетитов восточного  гиганта – Китая.

В свете( или в темноте) всего вышесказанного нетрудно спрогнозировать, что, что судьба налоговой реформы нефтяной отрасли решается и будет решаться  на уровне ситуативного реагирования на внезапно возникающие угрозы и  препятствия. Внезапность проистекает от неумения или нежелания  консолидировать  отрасль( а если честно, то и государство) в единый организм, обладающий  стратегической интуицией и  способностью адаптироваться к любым вызовам агрессивной внешней среды.

НДД(или НФР) введут локально, в порядке эксперимента, что не даст никакого значимого в  масштабах страны эффекта и не даст возможности остановить и повернуть  вспять нисходящий  тренд нефтедобычи в России.

…Египетские фараоны  и  российские императоры   укоризненно  качают головами на небесах.

По следам нашей публикации: мне только что позвонили из  Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» и попросили уточнить их позицию. Выполняю их просьбу.

«Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» предлагает опробовать механизм НДД (или НФР) на отдельных малых и средних независимых нефтяных компаниях, не аффилированных ни с государством, ни с крупными ВИНК. Потому что в этом случае и риски для бюджета, чего опасается Минфин, будут меньше, да и фискальным структурам научиться администрировать новый налог будет несравненно проще в виду отсутствия в таких компаниях сложной вертикальной интеграции».

Владимир Прохватилов,

Президент Фонда реальной политики(Realpolitik),

эксперт Академии военных наук

 

Рейтинг@Mail.ru