Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 15 12 2017
Home / Персона / «Чтобы всем на нашей земле жилось счастливо!»

«Чтобы всем на нашей земле жилось счастливо!»

На вопросы «НВ» отвечает Герой России Юнус-Бек ЕВКУРОВ.

KMO_130450_00011_1_t218

С главой Ингушетии удалось встретиться между двумя полетами. Он только вернулся в столицу из Пекина и торопился домой, в Магас. Тем не менее, Юнус-Бек Евкуров охотно согласился побеседовать с обозревателем еженедельника.

— Ваша поездка в Пекин — что? как? зачем?

— Это был экономический форум. Его организовала крупная инвестиционная компания — собрала вместе деловых людей из Китая и России, перезнакомила и свела к взаимной выгоде.

Мы стали ближе к осуществлению давнишнего нашего проекта — строительства каскада малых гидроэлектростанций. Также появилась реальная возможность попасть на китайский рынок с нашими экологически чистыми продуктами. Еще обсуждали план строительства завода по сборке китайских автомобилей — это новые рабочие места, зарплаты, налоги, поддержка и семейного бюджета, и республиканского.

— Но на этом фоне странно, скажем так, смотрятся заграничные инвестиции российских олигархов. Вон Алишер Усманов объявил, что делает ставку на Китай, Юрий Мильнер вкладывает в Индию, Олег Теньков тратится на датских велосипедистов, а Виктор Харитонин покупает гоночную трассу в Германии… Свои же регионы вынуждены у китайцев искать деньги. Конечно, дома вряд ли получится слупить 500 процентов прибыли, как удалось недавно Усманову где-то за границей…

— Все, кого вы перечислили, немало вкладывают и в российскую экономику, особенно Алишер Усманов, но и заграница для прибыли нужна, ничего в этом плохого не вижу. И потом. Нужны деньги на проекты, а занять особо негде. Сейчас Минэкономики предлагает выделить через суборды до 20 процентов средств из Фонда национального благосостояния банкам — для кредитования инвестпроектов в регионах. Будем надеяться на реальную поддержку.

Кстати, по данным на начало года, по объему прямых инвестиций в Россию лидировал Кипр. И вряд ли это деньги коренных островитян. Наши деньги к нам и возвращаются. Пусть и извилистыми тропами.

— Кто бы и о чем сегодня ни говорил, все равно заканчивается одним — гражданская война на Украине. В России сейчас уже более миллиона беженцев с юго-востока страны. Вас этот вал коснулся?

— Да, первых беженцев мы приютили еще в августе, сейчас у нас живут уже около ста человек, бежавших из Луганской и Донецкой областей. У всех крыша над головой есть, люди получили медицинские полисы, большинство работает. Среди беженцев треть составляют дети. Республика сделала для них все: школьники учатся, их одели, обеспечили учебниками, выделили помещение и ставку преподавателя — устроили продленку, чтоб без надзора не оставались после занятий. Маленькие ходят в детский сад. Специально даже ясельную группу открыли. Жалко людей…

— Но у вас около 80 тысяч безработных. И теперь эта новая нагрузка легла на плечи… Не боитесь «конфликта интересов» — своих и беженцев?

— Они теперь тоже наши. Честно скажу, есть и недовольные: зачем они, нам самим надо помогать… Мы проанализировали: никому дорогу беженцы не перешли — они заняли те места, которые были свободны, которые по разным причинам местных не устраивали. Не тайна, что кому-то выгодней числиться официально безработным и заниматься своим хозяйством…

Да и приютить людей, бежавших от войны, — это не вопрос денег. Есть лишние или нет, да и не бывает лишних. Это вопрос совести и чести для человека. И встретили беженцев у нас по-доброму. Приезжайте — они сами расскажут.

— Вам лучше многих знакома эта доля…

— Да, как тут не вспомнить печально известную операция «Чечевица». С 23 февраля по 9 марта 1944 года все население Чечено-Ингушской республики — почти полмиллиона человек — полностью вывезли в Казахстан и Среднюю Азию. Республика была упразднена, ее территория поделена между Дагестаном и Осетией. Исключений не было сделано ни для кого… С фронта отзывали солдат и офицеров и отправляли в ссылку…

— Ваша семья как выживала?

— Как все. У нас все пострадали, все выживали, ни одной семьи не осталось дома, всех депортировали. Наша семья оказалась в казахских степях…

— Вы не хотите говорить об этом. Почему?

— Мы помним и не забудем никогда. В память обо всех, кто погиб тогда, кто умер от голода и холода, от болезней, мы строим нашу республику. Ингушетия опять есть на карте страны, и мы должны все сделать для нее. Чтобы всем на нашей земле жилось счастливо! А слова зачем? Постоянно вспоминать про горе и трагедии — это контрпродуктивно.

— Кстати, наш знаменитый десантный бросок в Югославии, ваш бросок…

— Я подумал, вы сейчас спросите об ингушах, которые воюют на Украине на стороне националистов.

— Почему?

— Потому что об этом все журналисты спрашивают.

— Но там с обеих сторон участвуют в войне люди разных национальностей и государств, в том числе и русские. А в Нальчике судили жителя республики, который воевал наемником в Сирии. И что — в этом виновата Кабардино-Балкария?

Итак. Знаменитый марш-бросок десантников майора спецназа ГРУ Евкурова в Югославии. События тогдашние там и нынешние на Украине похожи?

— Ситуация на Украине повторяет сейчас югославскую второй половины 90-х. Только тогда Запад занял сторону косовских сепаратистов, начавших вооруженную борьбу с сербами за создание отдельного государства для этнических албанцев. А вот на Украине наоборот — ее русскоязычное население не имеет права на самостоятельность. Потому что Украина под боком у России. Удобный плацдарм для войск НАТО.

Тогда тоже шла речь об удобном плацдарме: с марта по июнь 1999 года шли непрерывные бомбежки и постепенная оккупация Югославии войсками НАТО. В этой ситуации аэродром «Слатина» в Приштине приобретал стратегическое значение. И было важно прийти туда первыми.

В ночь с 11 на 12 июня наш отряд из 18 человек марш-броском преодолел 200 километров и вышел на указанную позицию.

— Так просто? А ведь ваш бросок называют теперь последней удачной военной операцией России в Европе. И Вас наградили за него званием Героя России!

— Мои бойцы и я хорошо сделали свою работу. Мы исполнили приказ точно и в срок.

— Прошлой осенью Вас вновь назначили главой республики. А почему отказались от прямых выборов? Решили деньги сэкономить?

— Дело не в затратах. Мы долго и на всех уровнях обсуждали, как поступить. Нам столь дорогой ценой достались и наша нынешняя мирная жизнь, и стабильность в обществе, что мы готовы платить за них, и не только деньгами. Потому весной прошлого года на съезде ингушского народа было решено: пусть главу региона выбирает парламент.

— Но у вас — мононациональная республика, единый народ, никакой розни быть не может! В соседних же с вами регионах потому и не стали проводить прямые выборы глав, что они многонациональные по своему составу, и там боялись всплеска именно национальной вражды.

— Вы думаете, рознь может быть только на национальной почве? Да объяви в республике предвыборную ситуацию, и не то что между партиями и организациями пошли бы распри, чей кандидат достойней — в каждом селе люди спорили бы, чей кандидат лучше? А еще у нас в стране проигрывать не умеют. В любом случае, кто ни победи, тут же последовали бы обвинения в нечестных выборах, взаимные упреки. Почему выиграл этот, а не тот? Их, а не наш? Прямые выборы сейчас пока не нужны.

— Первый год первого президентского срока и первый год второго. Какими они были для Вас? Чем отличались, что общего?

— Небо и земля! Обстановка тогда в республике была страшная — подрывы, убийства, расстрелы, банды… Очень тяжелая изнуряющая работа, и каждый день — похороны, прощания, слезы…

Да, если посмотреть только официальные сводки, и то мороз по коже пробирает: 3 января 2009 года — ранен военнослужащий, охранявший парламент, 4 января — скончался от ран омоновец, 5 января — взрыв у здания СКП в Малгобеке, 7 января — взрыв в сельском магазине, сработало взрывное устройство у жилого дома — двое убиты, 11 января — уничтожены четверо боевиков, ранены три милиционера, 12 января — застрелен командир отряда ВВ, 13 января — взрыв в Управлении судебных приставов в Назрани — 8 человек погибли на месте… И так день за днем, неделя за неделей…

А сегодня мы просто живем! На улицах люди идут и улыбаются, толпа разноцветная, не как раньше — все в черном, в траурном… Да, много проблем — нужны детские сады, школы, больницы, сильно осложняет работу нехватка средств, безработица и коррупция — в общем, заботы тяжелые, но это — жизнь. Зато у людей есть теперь надежды на завтрашний день. И хотя я — кадровый армейский офицер, но лучше такие, мирные задачи решать.

— У каждого настоящего мужчины должны быть враги! Судя по той попытке в 2009 году, когда взорвали вашу машину, погибли люди, а сами вы чудом остались живы, они у вас есть.

— Есть и будут. Враги — это хорошо. Они заставляют не расслабляться, быть готовым к любой ситуации и быстро находить решение. Еще они помогают работать. Только правильнее, наверное, говорить не о врагах — о соперниках, о конкурентах в политике, о недопонимании, шероховатостях в отношениях. И даже резком неприятии другой позиции некоторыми людьми, что и заставляет их «действовать»…

— Они такие кровожадные?

— Скорее, просто жадные.

— Вы кого имеете в виду? У нас ведь таких немало — еще вчера он был «Миша Два Процента», а сегодня зовется лидером партии, либералом и демократом…

— Или вчера он был мошенником — обманул банк, в котором взял 20 миллионов, а сегодня называет себя правозащитником, организатором и руководителем конгресса ингушского народа.

— Илес Татиев? Тогда точности ради его следует называть зэком, отбывающим наказание за мошенничество.

Поясню для наших читателей. В МВД офицер, который вел его дело, рассказывал: первый раз Татиев наказал республиканский бюджет в 2009 году — на полмиллиона, получив по фальшивым бумагам субсидию, в 2011 году занял без отдачи 20 миллионов в «Россельхозбанке», в чем ему помог тогдашний замдиректора Хасмагомед Богатырев. И уехал в Вену, где живет семья. Прошлым летом, когда Татиев прилетел из Вены в Москву провести конгресс ингушского народа — в отличие от съезда в Ингушетии его участники выступали против отмены прямых выборов, его задержали. Он не вернул деньги банку ни через год, как должен был, ни через два, не считал нужным и проценты платить.

— Но как подается это им самим и его людьми? Жертва произвола, герой без страха и упрека, страдалец за народное счастье…

— Ну, и это тоже еще не все! Районный суд в Ингушетии, осудив Татиева, даже не потребовал вернуть 20 миллионов! А народный герой уже готовится к УДО. Выгодное дело — быть у вас в Ингушетии в оппозиции к власти.

— Решение суда не оспариваю и не обсуждаю. Сам приговор подтверждает совершенное преступление и наказание за него.

Извините, но я вынужден прервать наш разговор, иначе самолет улетит без меня, а я должен быть в Магасе вовремя, там уже назначено совещание и люди соберутся.

— Спасибо за беседу и внимание к нашим читателям. Счастливого полета!

Беседу провела Ольга КИТОВА

политический обозреватель «НВ»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru