Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 17 10 2017
Home / Общество / Я — Гюмри!

Я — Гюмри!

Свобода слова без совести и чести просто не имеет смысла.

55E001A6-806B-40FC-97E7-876FC9FF3861_mw1024_s_n

После Парижа и у нас случилась страшная трагедия, которая чуть было не прошла незамеченной. Выходит, что свобода слова (о, Шарли!) вне совести еще не гарантирует нормальное психическое состояние информационного поля.

Но обо всем по порядку. 12 января рядовой срочной службы Валерий Пермяков, покинув с автоматом территорию 102-й российской военной базы, расположенной в армянском городе Гюмри, проник в дом семьи Аветисян и перестрелял всех находившихся там людей, в том числе двухгодовалого ребенка. Семимесячный малыш, которому российский солдат нанес удар штык-ножом, выжил и был доставлен в реанимацию, но спасти его не удалось. Пермякова вскоре задержали российские пограничники и передали командованию военной базы.

Как выяснилось, солдат никому не мстил и не планировал это дикое убийство. Он просто вышел прогуляться (как рассказали адвокаты), захотел попить, для чего и залез в первый попавшийся на пути дом.

Армянский адвокат российского военнослужащего, Тамара Яйлоян, выслушав признание подозреваемого (пока не убийцы) отказалась вести это дело. И объяснила свое решение журналистам: «Он рассказал, что забрался в дом через окно, там были три комнаты — в первой был один человек, он проснулся, что-то крикнул по-армянски. Пермяков сказал, что не понимает по-армянски, а когда человек потянулся за телефоном, выстрелил. Потом услышал голоса из второй комнаты, зашел туда и увидел двух человек, убил обоих, в третьей комнате находились четыре человека, троих он застрелил, хотел застрелить и малыша, однако автомат дал осечку, поэтому заколол штык-ножом. После этого он сменил одежду, выпил воды и ушел».

Выходит, водичку все-таки попил…

После этого рассказа Тамара Яйлоян и отказалась вести дело Пермякова.

Понятно, что в Гюмри (бывший, кстати, Ленинакан) начались волнения. Люди стали требовать суда над преступником в Армении, поскольку преступление совершено не на территории военной базы, но российская сторона заявила, что следствие по делу еще может вести армянская прокуратура, а вот судить его будут только на Родине.

Возмущенные митингующие блокировали военную базу, полиция разогнала митингующих…. Республика забурлила. Чем закончится всё это, сказать пока сложно. Мне же кажется, что в данном случае принцип «своих не сдаем» выглядит несколько неубедительно. Есть признание подозреваемого, есть трупы. Почему бы Пермякова не судить в Гюмри? В конце-концов, Армения самый верный союзник России на Кавказе и такой шаг навстречу будет ею правильно понят.

Но оставим данную проблему на совести политиков и юристов. Сейчас речь о другом. А именно — как эта трагедия была отражена в СМИ и Интернете?

Так вот, бойня в Гюмри была отнесена отечественными СМИ к событиям… второго плана. Основное внимание на главных телеканалах было уделено войне на Украине, смерти великой певицы Образцовой, очередному нарушению прав человека в США. На Гюмри просто не хватило времени? (Только «Дождь» не заметал следы).

Газеты о страшном убийстве армянской семьи писали, но, так сказать, лишь в информационном формате. (Заметно было, что это событие явно не афишируется). И в последнем абзаце непременно содержалось сообщение о том, что «несмотря на преступление, в руководстве Гюмри считают, что выводить российскую военную базу из Армении не нужно». Иначе говоря, политический подтекст оказался важнее человеческой драмы.

Армянский журналист Рафаел Ованнисян на своей странице в Фейсбуке написал: «Вчера российский срочник, проходивший службу на военной базе в армянском городе Гюмри, хладнокровно расстрелял армянскую семью из шести человек… Но ни 1-й канал, ни… Россия-1 не сказали об этом ни слова… Я ничего не имею против русских. И никогда не имел. Я имею сказать руководителям ведущих российских каналов, что вы — просто гниды… И в вас нет ничего мужского. И человеческого».

Хочу верить, что «перевод» гюмринской бойни в разряд информации второго плана — это не указание власти, хотя такое вполне возможно в нашей стране, умеющей сражаться за свободу слова в Париже.

…Спустя несколько дней информационные агентства сообщили, что «президент России Владимир Путин позвонил президенту Армении Сержу Саргсяну и еще раз (выделено мною. — А.М.) выразил соболезнования родственникам погибших и всему армянскому народу в связи с трагедией в городе Гюмри».

Странно, но первое соболезнование как-то прошло незаметно… Во всяком случае, Армения его не услышала, что только подняло градус возмущения. Наверно, и в России его не услышали. Поскольку после «повторного» соболезнования российские СМИ вдруг стали разом говорить об этой трагедии.

Честно говоря, мне бы очень хотелось, чтобы мой президент не позвонил, а прилетел в Гюмри. Летает же он со стерхами и к своей тигрице. А тут — такое громкое дело…

И еще мне очень бы хотелось, чтобы журналисты тех изданий, что недавно носили майку «Я — Шарли», надели бы майки с криком: «Я — Гюмри». Этот древний армянский город тоже ведь теперь имеет отношение к свободе слова.

Которая без совести и чести просто не имеет смысла.

Акрам МУРТАЗАЕВ

 

NB!

Мнение колумнистов «НВ» может не совпадать с точкой зрения редакции.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru