Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 28 07 2017
Home / Политика / От Ялты до Крыма

От Ялты до Крыма

70 лет назад началась конференция стран антигитлеровской коалиции.

detail_af6df75c3b2b1b36783c5f56052cf88a4 февраля 1945 в Ялте состоялось заседание глав стран антигитлеровской коалиции. Сталин, Черчилль и Рузвельт договорились о принципах «нового мира», сохранявшихся до развала СССР.

После успешной высадки англо-американского десанта в Нормандии в июне 1944 года для союзников по антигитлеровской коалиции стала очевидна необходимость проведения трехсторонней конференции на высшем уровне, чтобы зафиксировать итоги войны и определить контуры послевоенного мироустройства. Рузвельт и Черчилль предлагали провести ее на Мальте, принадлежавшей Великобритании. Но Сталин, очень трепетно относившийся к своей безопасности, категорически отказался туда ехать. Он настоял, чтобы конференция проходила на советской территории, в недавно освобожденном от немцев Крыму.

У каждого из союзников были свои цели. СССР хотел, чтобы послевоенное устройство Европы твердо гарантировало его безопасность, поэтому настаивал на создании в Центральной и Восточной Европе буферной зоны из нейтральных или дружественных ему государств. США не особенно интересовались будущим Европы. Американцам была нужна скорейшая победа над Японией, к войне с которой они стремились привлечь Советский Союз. В свою очередь, Великобритания пыталась сохранить свои международные позиции. Ее беспокоило растущее усиление советского влияния в Европе, особенно в Польше.

Именно будущее Польши стало самой трудной темой переговоров в Ялте, проходивших с 4 по 11 февраля 1945 года. Сталин настаивал, чтобы в освобожденной Красной армией стране власть перешла к просоветскому польскому комитету национального освобождения («Люблинскому комитету»), а Черчилль требовал признания полномочий правительства Польши в изгнании, которое с 1939 года находилось в Лондоне. Рузвельту этот спор казался малозначимым, в частных разговорах он называл Польшу «вечной мигренью Европы». В польском вопросе он поддержал Сталина, англичанам пришлось уступить и согласиться на советский вариант послевоенного устройства страны. Советский лидер обосновывал свою жесткую позицию тем, что для СССР было стратегически важным иметь дружественную Польшу, которая испокон веков служила плацдармом для нападения на Россию с запада.

Отдельно решалась проблема с границами восстановленного Польского государства. Как известно, после нападения Германии на Польшу в сентябре 1939 года Советский Союз в соответствии с пактом Молотова-Риббентропа занял ее восточные территории, населенные преимущественно украинцами и белорусами. Естественно, отдавать обратно полякам эти земли Сталин не собирался. Восточную границу страны союзники договорились провести приблизительно по «линии Керзона», предложенной англичанами еще в 1919 году, «с небольшими отступлениями от нее в некоторых районах в пользу Польши». В качестве своеобразной компенсации за утрату Западной Украины и Западной Белоруссии Сталин предложил отдать Польше германские территории к востоку от Одера и Нейсе, а также Силезию, Померанию и значительную часть Восточной Пруссии. Как вспоминал много лет спустя польский дипломат Ян Карский, «границу на Одере-Нейсе мы получили только по милости Сталина. Он не уступал и настаивал: полякам это полагается… Черчилль и Рузвельт протестовали: «Это просто абсурд — давать Польше границу на Нейсе!» Черчилль кричал: «Я не собираюсь кормить этого польского гуся, он подавится этими территориями!» А Сталин повторял: «Полякам это полагается, они страдали, они сражались»».

Что касается Германии, то стороны сравнительно быстро договорились о ее разделе на оккупационные зоны. Для баланса сил в послевоенной Европе отдельную зону выделили и недавно освобожденной от гитлеровских войск Франции. Хотя союзники не стремилась к расчленению Германии, именно их решение об оккупационных зонах предопределило последующее разделение страны на ФРГ и ГДР. Столь же легко в Ялте решили судьбу балканских стран. Греция осталась в зоне влияния Великобритании, а освобожденные Красной армией Югославия, Румыния и Болгария вошли в сферу интересов Советского Союза.

Помимо передела границ и сфер влияния, важный результат конференции — решение о создании Организации Объединенных Наций, призванной заменить не оправдавшую ожиданий Лигу Наций. Именно ООН предстояло формировать послевоенный миропорядок, гарантом которого выступят державы-победительницы, а также Франция и Китай. Любопытно, что Сталин предложил включить в ООН, помимо СССР, все его союзные республики. Когда эта идея не нашла понимания ни у Черчилля, ни у Рузвельта, он оставил только три — Украину, Белоруссию и Литву. Впрочем, в ходе дальнейшего обсуждения ему удалось продавить этот статус только для УССР и БССР.

Ялтинская конференция в целом успешно справилась со своими задачами. Особенно доволен ее итогами был Сталин — он получил почти все, чего хотел. Решающую роль в этом сыграла поддержка американского президента. Впоследствии, когда между бывшими союзниками разразилась холодная война, многие американские политики упрекали уже покойного Рузвельта в мягкотелости. Но, как справедливо замечает французский историк Марк Ферро, «в январе 1945 года… с одной стороны, русские находились в 150 километрах от Берлина, с другой стороны, немецкое наступление на Арденны — «последний брошенный Гитлером жребий» — угрожал свести на нет успех союзнической высадки. Сталин оказался в сильной позиции. Об этом ни слова не говорили впоследствии те, кто упрекал Рузвельта в сделанных им в Ялте уступках».

После окончания холодной войны в мире возникла тенденция к пересмотру результатов Ялтинской конференции. Резко отрицательно оценивали ее значение и итоги государства Восточной Европы, которые после Второй мировой войны либо попали в сферу влияния Советского Союза, либо, как, например, страны Балтии, вообще утратили независимость. Хотя все восточноевропейцы были освобождены от гитлеровской оккупации Красной армией, соглашения в Ялте они теперь ставят в один ряд с мюнхенским сговором 1938 года и пактом Молотова-Риббентропа 1939 года. Более того, после интеграции в евроатлантические структуры они стремятся навязать свою оценку итогов войны западному общественному мнению. И достигли в этом определенных успехов: 7 мая 2005 года во время выступления в Риге тогдашний президент США Джордж Буш назвал ялтинские соглашения «одной из величайших несправедливостей истории». Ранее, в ноябре 2002 года, в Вильнюсе он объявил, что «не будет больше ни одного Мюнхена и ни одной Ялты».

Как бы то ни было, ялтинско-потсдамская система оказалась жизнеспособнее и устойчивее версальско-вашингтонской, которую она заменила. Практически в неизменном виде эта система просуществовала почти полвека — до распада СССР и окончания холодной войны. Но с 1991 года процесс ее эрозии только нарастал. Распад Югославии, провозглашение независимости Косово, Абхазии и Южной Осетии, присоединение Россией Крыма — все это нанесло серьезный удар по системе международных отношений, сложившихся на основе решений Ялтинской конференции.

Кризис ялтинского мира очевиден для всех. За минувшие десятилетия в мировые лидеры выдвинулись проигравшие во Второй мировой войне Германия и Япония. Все настойчивее они требуют формального закрепления своего нового статуса, например включения в состав постоянных членов Совета Безопасности ООН. Но добиться этого непросто: весь мировой исторический опыт свидетельствует, что никто из бенефициаров прежнего миропорядка добровольно своих позиций не сдает. Смена глобальных правил игры всегда происходила только в результате крупных военных конфликтов. Например, венская система международных отношений, возникшая после наполеоновских войн, прекратила свое существование только с началом Первой мировой войны. Ее сменила версальско-вашингтонская, приведшая ко Второй мировой войне. Что придет взамен ялтинско-потсдамской системе и какими процессами будет сопровождаться ее слом, сегодня не рискнет ответить никто из ответственных политиков.

Рейтинг@Mail.ru