Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 17 01 2017
Home / Политика / Российский выбор – изоляционизм или империя?

Российский выбор – изоляционизм или империя?

Яков Миркин и Владимир Прохватилов об экономике и политике.

KMO_120929_00622_1_t218_195250

Предисловие Владимира Прохватилова: «Новые ведомости» опубликовали не так давно интересные и глубокие статьи профессора Я.Миркина, с которыми я был абсолютно согласен. На этот раз я предлагаю читателям  статью этого известного экономиста, с которой я во многом не согласен. Наш сайт – это свободный информационный ресурс, где могут высказать свою точку зрения самые разные авторы. Без какой-либо цензуры. Замечу, что не так давно мы дали слово известному русскому империалисту Ермеку Тайчибекову, который призывает к восстановлению Российской империи. Его позиция диаметрально противоположна позиции профессора Миркина.

Это нормально. Только в честной дискуссии можно высветить тот  путь развития, который даст процветание и России и сопредельным с ней государствам.

1237587

Яков Миркин: Нельзя больше оставаться бедными

Какой резон был погружаться в эту бесконечную дыру, и тратить людей и миллиарды на то, чтобы закрепиться там, где места тебе нет?
Полтора века назад, были положены сотни тысяч «отцов, и дедов, и братьев» ради южных славян, чтобы и турок, и немцев от них отогнать, дабы воссияла идея панславизма. Первая мировая – начало от Сербии, от угнетенных славян в Австро-Венгрии. Число погибших россиян в первой мировой – более 1,5 миллиона человек. Сейчас и южные, и западные, и какие угодно славяне замечательно пристраиваются у теплой печки ЕС, и панславизм – маргинальное течение. Нет любви, нет братства, нет привязанности, а есть голый расчет в треугольнике «США – Германия – Россия», или даже что-то, подозрительно напоминающее нелюбовь.

40 – 50 лет назад «военная помощь составляла 1% всей продукции машиностроения в Советском Союзе». «В 1975 году общее количество вооружений трех основных арабских стран составляло от7 до 14% советского количества. Если к этому добавить остальные арабские стран, то этот показатель будет колебаться между 9 и 19%. Так, Египет, Сирия и Ирак имею около 5500 советских танков, в то время как у всех арабских стран, вместе взятых, 7500 танков при 40 тыс., имеющихся у Советского Союза. Сопоставимые данные по боевым самолетам: 1200 и 1600 по сравнению с 8600 во всех видах советских вооруженных сил».
Это данные из книги, бывшей когда-то в спецхране в ЦК-овских учреждениях – «Советская экономика в перспективе» (Сборник докладов, представленных Объединенной экономической комиссии Конгресса США 14 октября 1976 года), М., Прогресс, 1976.

«Более двух десятилетий Советский Союз на военную помощь Ближнему Востоку около 2% всего своего оборонного бюджета и почти 6% своего производства вооружений (в том числе и усилий в космосе)….Со временем большая часть рассчитанных показателей военной помощи значительно возросла: так, военная помощь этому региону увеличилась с 1,1% оборонного бюджета в течение 1955 – 1966 годов до1,7% в конце 60-х годов и достигла 3,5% в 1971 – 1974 годах, то есть показатель возрос более чем в 3 раза» (Там же, С.76 – 77).

Куда все это делось? Десятки или даже сотни тысяч людей, которые прошли через «экспорт революции», «через расширение влияния», через «распространение идей социализма». Они и сейчас еще есть среди нас, с тоской вспоминая знойные ночи и базары где-нибудь в Багдаде или Триполи, или в Каире и Дамаске. Миллиарды долларов, заработанных и списанных. Какая часть списана?

Потом нас взяла в плен идея постсоветского пространства, в конечном счете, рассыпавшегося, как разбитая ваза. Кто-нибудь считал размеры переданного Россией в виде ценовых льгот и списанных долгов в 1990-х – 2000-годах? Где всё это? Где эти немереные усилия? Есть только постепенно сжимающаяся общность.

Сейчас нас неумолимо захватывает евразийская идея и, чтобы она совершилась, будут затрачены новые люди и новые ресурсы.
Прогноз — с тем же результатом.

Почему? Потому что мы привычно – вместо сухого, рационального расчета – попадаем в плен идеологии, которая заставляет, растрачивая свой собственный народ и его ресурсы, не жалея его сил, его жизней, его денег, его еды, его домов отдавать всё это куда-то на сторону – в погоне за мифами, на других океанах, в чужих песках.

Потому что нужно бы сначала устроить собственную жизнь – в достатке и на свободе, с растущей собственностью, с отличными дорогами, с эффективной экономической моделью, а уже в меру этого – расширяться, а, точнее, привлекать к себе рядом живущие народы и государства.

В России народ никогда так и не смог накопить семейную собственность. Каждое поколение последние сто с лишним лет начинало с нуля.

Есть замечательная идея – изоляционизм. Она не означает отсутствия внешней политики, или же слабой армии, или же отказа от торговли оружием за рубежом.
Она означает только одно – лишнего делать не нужно, подчиняясь еще одной жар-птице и оставаясь тотально бедными.

Всю экономическую политику я бы свел к нескольким простым формулам.
Притормозить в том, чтобы переливаться за края. В панславизме, интернационализме, в защите постсоветских границ, в православной солидарности, в евразийстве с его поворотом на восток, в тысяче других идей, которое может породить воспаленное воображение.
Нельзя больше оставаться бедными.
Нужна хотя бы пара десятков лет относительной экономической свободы, легких налогов, низкого процента и устройства самих себя на новой, более удобной квартире.

Что касается отношений с соседями – ближними, дальними, партнерами и совсем не партнерами – то, как показывает жизнь, нет ни своих, ни чужих, ни ближних, ни дальних.
И армия, и флот – тоже не самые лучшие друзья, потому что они могут, как друзья, существовать, только основываясь на сильной экономике.
Самый лучший друг – рост внутреннего спроса и предложения, не накачанного гормонами и антибиотиками, подчиненного благосостоянию собственного народа, а не тоннам и баррелям.
Сухой, рациональный, может быть, протестантский расчет, в котором есть место только обогащению собственного народа и защита интересов его собственности, а не защита чьих-то интересов, в какой бы «изм» они ни укладывались.
Это и есть, по крайней мере, сегодня, лучшая формула «братства навек» с любым, кто живет по ту сторону границы.

https://www.facebook.com/yakov.mirkin/posts/1581820168722431

Владимир Прохватилов: Настоящая империя – это мир, свобода и процветание.

На мой взгляд, позиция уважаемого Якова Миркина довольно уязвима. Впрочем, неуязвимых позиций не бывает. Так вот – добиться «обогащения собственного народа» на пути изоляционизма довольно проблемно. Его невозможно добиться и на нынешнем пути  убогой евразийской экспансии, когда присоединяющимся к ЕАЭС странам от России нужны только льготные тарифы на нефть и газ. Ничего иного привлекательного для соседей у России нет. Поэтому в таком формате любые экономические союзы оборачиваются для нашей страны экономическими же потерями. Экономическое объединение стран Евросоюза оказалось для большинства стран Европы ловушкой, в которую их заманила Германия. И  отчасти – Франция и Северная Италия. Это так называемое каролингское ядро Европы, территории, которые входили в  Священную Империю Германской нации Карла Великого, и которые сохранили цивилизационную идентичность той Европы, которая была мастерской и университетом всего мира.

Все остальные страны нужны хозяевам новой европейской империи, Четвертого Рейха, только как источник человеческих и территориальных ресурсов. Это явственней всего видно на примере Греции.

С  Четвертым Рейхом и борется и сотрудничает еще более крупный империалистический хищник – США. Америка хочет превратить Европу в свой внутренний рынок сбыта и вдобавок изолировать от  Европы Россию.

С американским хищником борется и сотрудничает не такой крупный, но более хитрый агрессор – Британская империя, у которой свои, отработанные в течение столетий приемы и уловки. Британский энциклопедист, ученик знаменитого христианского просветителя Бэды Достопочтенного Алкуин Флакк Йоркский(римлянин по происхождению) был наставником и советником Карла Великого. Основоположник современного научного метода Фрэнсис Бэкон был инициатором проекта англосаксонской империи Нового Света. Британский разведчик  Лоуренс Аравийский был  организатором и вдохновителем освобождения арабов из — под власти Османской империи. И т.д.

А есть ли в современной России  люди или институты, равные по своей трансценденции этим великим мыслителям, вождям и героям?

Нам эту роль сегодня претендуют Александр Дугин и Игорь Стрелков. Но кого сегодня можно увлечь монархической или евразийской идеей? Если реально взглянуть на сегодняшние настроения в России, да и окрест нее, то людей  вдохновляют  только два вектора —  национализм и социальная справедливость. «Обогащение собственного народа», как сформулировал Яков Миркин – это замечательно. Но механизмов для реализации этого концепта сегодня нет и не предвидится. Такие механизмы были в Америке в ее первоначальный период, когда сотни тысяч свободных, сильных, хитрых и равных между собой людей хлынули на американский континент, истребили его коренных жителей и в жестокой конкуренции друг с другом создали государство, где основой государственности была свобода личности. Идеолог анархизма и личной свободы Петр Кропоткин считал, что Америка первой половины девятнадцатого века – идеал  свободы.

Думаю, что профессор Миркин не может не признать, что в нынешней России нет ни малейших предпосылок для создания  условий такой свободной конкуренции, как Америке тех времен.

Евразийская идея и евразийское пространство нужно нынешних хозяевам России для обеспечения безопасности национальных границ через цепочку государств-лимитрофов, и для гипотетической реиндустриализации. Для  создания собственного технологического  кластера, независимого от зарубежных кластеров, нужен собственный рынок сбыта порядка  трехсот миллионов человек. Вот российские начальники и  пытаются такой рынок организовать. Правда, они делают это столь «умело», что Белоруссия требует торговать только за доллары, а Казахстан собирается вводить эмбарго на ряд наших товаров.

Тем не менее мировой тренд образования больших империй никто не отменял. Такую империю создает Америка. Очень хитрыми методами – Британия. Мечтает об этом Германия. Такой проект есть у Китая.

Иных мировых игроков на планете больше нет. Россия  в течение нескольких лет пыталась вновь войти в престижный клуб великих держав, но споткнулась, пытается встать на ноги, но ноги ее шатаются, а в голове – только гулкий звон, признак семантического вакуума.

Когда американцы создают зону евроатлантического сотрудничества, они не говорят – «мы теперь не американцы, не французы и немцы, а евроатланты».

А в мантрах адептов российского  евразийства  такой уклон явственен.

Ну и как агитировать россиян – русских, татар, евреев, калмыков – на такое евразийство, когда по улицам России и так уже ходят толпы выходцев из Средней Азии и вселяют пока еще тихий ужас в душе коренного населения.

А как агитировать за свободу и конкуренцию по Якову Миркину, когда вся торговля в Росси подмята под себя этнической и силовой мафией? Обогащение собственного народа обернется на деле обогащением  олигархических гипермаркетов, в одном из которых недавно довели до смерти старушку-блокадницу и еще большим обогащением кавказских диаспор, контролирующих все российские торговые рынки. А если учесть еще нарастающую внешнюю агрессию, то ситуация предстает в еще более мрачном свете.

Я не выдвигаю своих собственных лозунгов и концептов. Это не означает, что их у меня нет. Как говорят в Одессе, их есть у меня. Но я же не экстремист, чтобы об этом говорить вслух. Как сказал бы товарищ Сталин, «я русский человек, мне это чуждо».

По этой причине я оставлю читателя наедине с его собственными воспоминаниями и  размышлениями. Сумеет ли Россия создать свою новую империю, где воцарится мир и свобода, я не знаю. Но если не создаст, то скорее всего перестанет существовать. В этом я уверен.

Владимир Прохватилов,

Президент Фонда реальной политики(Realpolitik),

эксперт Академии военных наук

Рейтинг@Mail.ru