Home / В Мире / Сказки Великих Укров

Сказки Великих Укров

Про Сен цзу и Мамору.

288615_original

Антон Сосницкий

Сам я Украинец, сейчас временно в паРаше. Недавно друг вернулся с АТО, рассказывал историю: попали они в окружение под Дебальцево, ватники крепко сыпали на них «градом» и ствольной артиллерией, применяли тяжелое вооружение, в том числе прикатили под Дебальцево два печально известных комплекса «Буратино», которые локально открывают портал в ад, по-другому и не скажешь, глядя на их разрушительное действие. А у них в батальоне служил доброволец родом из Китая, звали его вроде бы Сен Цзу. Положение, надо сказать казалось безвыходным, что уж тут греха таить — окружение, земля выжигается РСЗО и буратинами. Батальон сидел у костра, грелся холодным вечером, смотрят — Сен Цзу сидит в отдалении ото всех и глубоко о чем-то задумался, не реагируя на окружающих. В батальоне был старый Вояка Тарас, который медленно поднялся, отошел от наших и, подойдя к китайцу, спросил у того: о чем ты задумался? Китаец ответил: «Готовность пожертвовать собой ради выполнения долга есть основа поддержания жизни». Тарас кивнул, как будто понял что тот имел в виду, снял с себя вышиванку и протянул ее Сен Цзу. Тот радостно ее надел и все отправились спать. На следующее утро, когда все проснулись, обнаружилось, что китаец пропал. И буквально через полчаса пришло известие, что проход в западном направлении свободен, нужно как можно быстрее выбираться из окружения. Когда наши вояки выбирались из окружения, они увидели дымящиеся остовы сепарской бронетехники. И когда они уже почти прошли это место, тот самый Тарас окликнул бойцов — «гляньте, братцы». На земле лежал кусочек ткани с родовым узором Тараса, частица той самой вышиванки, что он подарил китайцу накануне, а на стене одного из полуразрушенных зданий был нарисован белой краской китайский иероглиф. Все поняли, что произошло, один из солдат бережно перерисовал иероглиф в блокнот, а когда они вышли из окружения, он поинтересовался у одного из преподавателей китайского языка  Киевского университета, что же означает данный иероглиф. Этот иероглиф переводился как «Слава Украине». Сен Цзу сейчас вроде бы как навечно записан в личный состав 128 бригады как вечно присутствующий. Слава герою, который пожертвовав собой спас сотни жизней Украинских Воинов!

Римо Сварожич

Недавно друг вернулся с АТО, рассказывал историю. Стояли они на блокпосту под Мариуполем, ближе к Новоазовску. Батальон добровольческий , названия говорить не буду, чтобы вата не растиражировала и не переврала. Был у них один парнишка, лицом чистый азиат, звали Мамору — у него мать украинка с Ивано-Франковск а, отец японец, родители в девяностых познакомились, батя потом в Японию свалил. Этот Мамору был странный, всегда таскал с собой катану, думали игрушечная или талисман какой, но все оказалось не так.

Сепары поперли на Новоазовск, каша была жуткая, если еще учитывать рашкованские Т-80. Только представьте, блокпост, народу там меньше взвода, а на них танк прет. РПГ нету. Ну, думают, хана. Тут Мамору повязывает на голову белую повязку с красным кружком и какими-то иероглифами, отдает калаш, катану свою игрушечную за спину и говорит: ждите. Дело было к вечеру, еще туман наполз.

Что там было, неизвестно. Слышно только, стреляли. Наутро комвзвода решил посмотреть. Танк остановился метрах в ста, видно, что или подбит или покинут экипажем. Подошел и обомлел. Двигательный отсек начисто искромсан, решетка выломана, башня заклинена, люки словно консервной банкой вскрыты. Внутри — каша, вату как через мясорубку провернули. Как получилось — непонятно. Тут стон из-под гусеницы: Мамору, едва живой, весь переломанный: успели его танком подмять. Так на глазах взводного и помер.

Потом осмотрелись пристально, все стало ясно. Мертвый Мамору в катану из руки не выпустил, на переднем бронелисте, прямо на броне глубоко, будто ножом по маслу, вырезано несколько иероглифов. Сфотали, отправили в Киев. Оказалось — «Слава Украине! Героям слава!». Только потом по документам узнали, что отцом Мамору был племянник тогдашнего микадо, учился в Иван-Франковске в сельскохозяйств енном, а сыну свой меч оставил. Потом за мечом из посольства приезжали, вернули в Японию, в императорское хранилище — вещь бесценная, на вес бриллиантов, любую сталь кромсает.

Вот такой настоящий украинский герой — тело по восточным обычаям сожгли, а Орест Грицюк, который бензин подливал, потом уверял, что из клубов дыма ему будто кто-то шептал: «Божественный ветер… Слава Украине!»…

 

Рейтинг@Mail.ru