Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 23 05 2017
Home / Общество / Нас опять «посчитали»

Нас опять «посчитали»

О ситуации вокруг Союза журналистов России и его имущества обозреватель «НВ» Ольга Китова беседует с председателем СЖ Всеволодом БОГДАНОВЫМ.

KMO_051218_00229_1_t210

— Всеволод Леонидович, такое чувство, что это должно было случиться. Ведь помещения в самом центре столицы — слишком лакомый кусок, чтобы не положить на них глаз. Да и время самое то — продолжается первоначальное накопление капитала, когда можно все. Хотя — не всем. Поэтому удивляться следует не тому, что и до СЖР добрались, а тому, что до сих пор и Союз журналистов, и Домжур еще наши. Это ведь не первая атака?

— Нет, очередная. Первую мы отбили еще в 2001 году, вторую — в 2002-м, еще одну — в 2007-м… И вот спустя семь лет о нас вспомнили и, как в известном мультфильме, опять «посчитали». Впрочем, о нас, точнее — о наших помещениях, и не забывали. Почти три тысячи квадратных метров на Зубовском бульваре да две с половиной тысячи на Никитском — некоторые господа никак не могут смириться, что такое богатство принадлежит не им.

Ведь и в периоды затишья между «боями» ко мне постоянно ходоки с заманчивыми предложениями являлись. Давайте, мол, поможем вам приватизировать, оформить передачу помещений, надо делиться, не обидим, возьмем в долю… Все сами сделаем, только не встревай! Причем абсолютно одинаковые предложения поступали от разных лиц — и высоких чиновников, и просто очень богатых «новых русских».

— Похоже, наш Союз остался последним, сохранившим профессиональный клуб, каковым Домжур, безусловно, и является в первую очередь?

— Предпочитаю слову «последний» другое — единственный! Не забуду, как переживал возглавлявший Союз театральных деятелей Михаил Ульянов, когда они потеряли свой дом. Его просто сожгли. За то, что отказались «добровольно» сдаться. Так не доставайся же ты никому! То была трагедия для членов СТД — они превратились в бездомных.

— Тогда они, помнится, потеряли не только свой дом, но и чуть было не потеряли свой союз! Не этого ли добиваются теперь власти, пытаясь лишить СЖР и офиса на Зубовском, и Домжура на Никитском бульварах? Превратить Союз журналистов в бомжа, и пусть он закончит свое существование где-нибудь под забором!

— Ну, до этого, я надеюсь, дело не дойдет — вряд ли кто осмелится эдакую многоходовую спецоперацию провести. Тем не менее, от этого легче не становится. Для журналистов жизненно важно иметь свою организацию.

Не только потому, что всем вместе… нет, не легче, а хотя бы можно защищать свои права. Нужен им, безусловно, и клуб по интересам типа нашего Домжура, где можно в любое время собраться, посидеть за рюмкой чая, поговорить «за жизнь».

— В этом не может быть никаких сомнений: без Союза журналистам нельзя! Для кого-то он может оказаться единственным шансом на спасение жизни, честного имени, права на профессию.

— Союз не только защищает — уже много лет в Домжуре работают Юридическая гостиная, школы и семинары для журналистов, открыта «горячая линия», создано Большое жюри для рассмотрения острых конфликтов…

Союз не позволяет забыть наших погибших коллег. В новой России было убито более 300 журналистов — такого не знает ни одна страна в мире! Каждый год мы проводим День памяти, собираем со всей страны их близких. Союз создал Клуб детей погибших журналистов — старшие у нас учатся уже в вузах и даже работают, многие из стали журналистами!

Мы организовали благотворительный фонд ветеранов журналистики, в мае 2002 года заложили первый камень в основание Дома ветеранов прессы в Елино… Ежегодно проводим фестивали прессы в Дагомысе и Балы прессы в Москве, даем возможность профессионального общения и роста, проводя разные конкурсы, отмечая лучшие работы… И при этом — подчеркну для особо одаренных — Союз журналистов, в отличие от других творческих объединений, не берет у государства ни копейки! С другой стороны, экономическая независимость от государства дает нам и некая политическая независимость от структур этого государства.

— Мало того, что власти не помогают, так еще и нажиться на Союзе захотели! Знаю, что главным действующим лицом в этой грязноватой истории выступает федеральное агентство «Росимущество», глава которого состоит в ранге замминистра. Выходит дело, журналистам фактически противостоит одна из структур правительства Российской Федерации.

— Страна находится в тяжелейшем кризисе, правительство не всегда адекватно и быстро реагирует на новые вызовы, зато у него есть время на борьбу с Союзом журналистов за пару домиков! Когда мы прошлой осенью категорически отказались исполнить требование чиновников освободить помещение нашего союза и Домжур, «Росимущество» решило добиться нашего выселения через суд. Первый назначен на 30 марта, второй — на 8 апреля.

— Я не понимаю: Домжур еще с 20-х годов принадлежал Союзу журналистов СССР, правопреемником которого стал Союз журналистов России. В конце 70-х наши взносы пошли на строительство здания на Зубовском бульваре. Кто имеет право лишать нас наших домов? И это происходит в стране, в которой с высоких трибун чиновники любят покричать о святом праве на собственность?!

— Скажу больше. Даже в советское время государство не покушалось на наш Домжур, он сначала был на балансе ВЦСПС, а в 1962 году передан на баланс Союза журналистов СССР. Здание же на Зубовском бульваре строилось к Олимпиаде, в том числе и на деньги Союза журналистов СССР! Так что часть его — это наша доля, мы законно владеем помещениями в нем. Когда строительство было закончено, мы получили ордер на почти 4 тысячи квадратных метров в этом здании.

В 1991 году Верховный Совет предписал тогдашнему правительству передать имущество общественных организаций, в том числе и творческих союзов, им в собственность. В 1993 году президентским указом поручалось помочь оформить творческим союзам права собственности на их недвижимость. И потом помещение СЖ и Домжур были переданы нам на баланс на праве безвозмездного бессрочного пользования.

— То есть, навсегда? Пока существует Союз?

— А как еще можно понять слова «бессрочное пользование»? Больше никак.

— На каком же основании тогда отбирают?

— Основание одно — право сильного, у которого всегда бессильный виноват. Теперь мы вынуждены констатировать: нас обманули! То было не просто нарушение Указа президента России, а обдуманная прозорливая хитрость. Нам обязаны были оформить документы на наше же имущество в собственность. Но вместо этого, мы получили его в безвозмездное бессрочное пользование. Казалось бы, разница не столь существенна, как говорится, что в лоб, что по лбу. Но… Любому пользованию вроде как чужим имуществом всегда можно положить конец.

— И что же делать — вечный «русский» вопрос?

— Если такой набег совершает банда, то можно просить защиты у власти — полиции и т.д. И тебе придут на помощь. Но что делать, если сами чиновники действуют как бандиты? Остается лишь надежда на собственные силы и поддержку общественности. Только так — всем вместе — и можно совладать с этим чиновничьим беспределом.

Следует сказать, что и раньше нам помогали депутаты сначала Верховного совета, потом Государственной думы. Вмешательство главной законодательной власти в государстве спасало нас от рейдеров! И в этот раз Госдума выступила в нашу защиту и приняла решение поручить профильному комитету, цитирую: «проверить законность и обоснованность действий чиновников, направленных на отторжение имущества у Союза журналистов России».

— Скажите, а то, что нынешний наезд на Союз журналистов происходит в столь сложное время, когда страна оказалась в тяжелейшем экономическом и политическом кризисе, — это случайное совпадение или..?

— Знаете, я так скажу: скорее, нет, чем да. Решили под шумок… Мол, точно не до Союза журналистов будет. А потом — поди докажи! У нас ведь теперь во власти — «менеджеры». Что будет со страной завтра, вряд ли их волнует. Они себе новую работу найдут.

— Или новую страну…

— Вот именно!

Беседовала Ольга КИТОВА

Рейтинг@Mail.ru