Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Понедельник, 16 01 2017
Home / Политика / Перемещенные лица

Перемещенные лица

Как живут и чего ждут украинские беженцы в Ростовской области.

preview_956be230f81e842f7ed75cbecf45c141Тысячи мирных жителей, вынужденные покинуть свои дома из-за вооруженного конфликта на востоке Украины, нашли убежище в России. Большинство беженцев, пересекая границу, попадают на территорию Ростовской области, ставшей транзитным пунктом для тех, кто отправляется на постоянное размещение в другие регионы. Несмотря на непрерывную ротацию, в Ростовской области пребывают около 50 тысяч украинских беженцев. Те, у кого нет знакомых или родственников, ждут распределения по пунктам временного размещения (ПВР). В окрестностях Таганрога действует восемь таких пунктов. Все они оборудованы в старых санаториях на берегу Азовского моря.

Фотограф Сергей Строителев специально для «Ленты.ру» изучил быт вынужденных переселенцев.

Те, кто приезжает поездом, остаются на вокзале и ждут распределения в пункты временного размещения (ПВР). Время ожидания варьируется от нескольких дней до месяца. Бюрократические проволочки тут не редкость. Однако украинцы относятся к этому просто — «Главное, что живы». Те, кто приезжает в Россию на автобусах гуманитарных миссий, могут избежать ожидания на вокзале и направляются прямиком в ПВР.

Центральный железнодорожный вокзал Ростова-на-Дону

В детской комнате железнодорожного вокзала. В рисунках украинских детей сегодня очень часто можно встретить военные сюжеты.

ПВР «Звезда»

Многие остаются в ПВР, чтобы вернуться домой после окончания боевых действий. Другие ждут распределения по квотам в другие регионы. Они планируют закрепиться в России, но их пугает сложная система получения вида на жительство и гражданства.

ПВР «Спутник»

Расселяют беженцев семьями, в некоторых комнатах живут сразу три поколения. Семья из Тельманово с ужасом вспоминает обстрелы. Когда садились в автобусы, думали, что самое страшное позади. Но как только их колонна двинулась в сторону Ростова, по ней был открыт артиллерийский огонь.

ПВР «Орленок»

Елена из Горловки и ее сын Кирилл. Перед отъездом долго сидели в подвале, в итоге приняли решение — надо ехать. Кирилл надеется получить в России высшее образование и найти работу. Его мать в данный момент является заведующей по организационным вопросам своего корпуса ПВР.

ПВР «Спутник»

ПВР работают при финансовой поддержке государства. Каждый из таких санаториев принимает одновременно от 150 до 600 человек.

ПВР «Парус»

Меры безопасности не бросаются в глаза, однако все пункты находятся под присмотром ФСБ. По словам самих сотрудников, это делается для выявления провокаторов, которые появлялись минувшим летом в палаточных лагерях.

ПВР «Красный десант»

Семья из Тельманово. Женщина, попросившая не называть ее имя, со своим сыном. Их муж и отец воюет в ополчении.

ПВР «Орленок»

Сергей из Луганской области воюет в виртуальном пространстве.

ПВР «Парус»

В морозную погоду постиранное белье сушат на батареях отопления в комнатах и коридорах санатория.

ПВР «Звезда»

Андрей — герой труда Украины, шахтер из Донецкой области. Вспоминает, как всей семьей встречали Новый год в подвале своего дома. Бомбежки не прекращались несколько дней. Рад, что всем родным и близким удалось уцелеть.

ПВР «Ромашка»

В своих временных жилищах беженцы хранят иконки, привезенные из дому. Они напоминают им о мирной жизни и привносят немного домашнего уюта в комнаты с голыми стенами и железными кроватями.

ПВР «Звезда»

Устройством собственного быта, начиная с уборки и заканчивая работой на кухне, переселенцы занимаются самостоятельно.

ПВР «Ромашка»

Беженка Марина сочиняет стихи о войне. В молодости она жила в Ленинграде и вела поэтическую колонку в одном из городских изданий.

ПВР «Парус»

Дети остаются детьми даже в стенах временного жилища. Они беззаботно играют, не осознавая, что их жизнь уже никогда не будет прежней.

ПВР «Спутник»

По утрам беженцы выходят на берег Азовского моря, откуда виден Мариуполь. А еще это единственное место, где доступен сигнал украинских сотовых операторов. Отсюда можно позвонить родным и соседям, оставшимся на Украине, узнать об их здоровье и состоянии своих домов.

ПВР «Орленок»

Семья из Мироновки. До последнего оставались дома — надеялись, что все скоро кончится. Но когда снаряд попал в огород к соседям — испугались за детей и приняли решение уехать.

ПВР «Звезда»

Беженцы следят за новостями в интернете. Стараются быть в курсе происходящего на юго-востоке, особенно если их населенные пункты находятся в непосредственной близости от линии фронта.

ПВР «Парус»

В общем зале есть телевизор. Те, у кого нет выхода в интернет, следят за событиями на Украине через призму российских СМИ.

ПВР «Спутник»

Девочка ожидает начала занятий с психологом. С маленькими беженцами работают специалисты-волонтеры из Ростова и Таганрога. Их задача — помочь детям преодолеть стресс без последствий для психики.

ПВР «Парус», 23 февраля

На подвешенное состояние чаще всего жалуются мужчины, которые в одночасье превратились из кормильцев в иждивенцев. Однако не уехать они не могли. Основная причина отъезда — дети. В каждой семье здесь по 2-3 ребенка.

ПВР «Спутник»

Данил из Макеевки с собакой Лизой. Он учился на факультете иностранных языков в педагогическом, но не знает, сможет ли работать по специальности в России с неоконченным высшим образованием.

ПВР «Спутник»

Кирилл с мамой приехали из Макеевки.

ПВР «Звезда»

К очередному перемирию между украинской армией и ополчением Новороссии здесь относятся скептически. Беженцы не верят, что минские договоренности будут соблюдаться, но все равно молятся о скором мире.

ПВР «Спутник»

Время обеда. Беженцев кормят три раза в день. Качеством еды они довольны. Говорят, что дома не каждый день мясо ели, а тут и на обед, и на ужин.

ПВР «Спутник»

Многие беженцы находятся в неведении относительно происходящего в их родном городе или селе. Люди закрыли дома на ключ и просто уехали. Большинство даже не знают, уцелело ли их жилище.

ПВР «Спутник»

Комната многодетной семьи.

ПВР «Красный Десант». Масленица

Волонтеры из общественных организаций и местные власти устраивают для детей различные групповые занятия и праздники.

ПВР «Спутник»

Волонтеры занимаются с детьми рисованием

ПВР «Парус»

Подростки предпочитают устраивать свой досуг самостоятельно. В межсезонье настольные игры остаются одним из немногих способов совместного времяпрепровождения.

ПВР «Парус»

Желание поскорее покинуть ПВР особенно велико у молодых мужчин, которые еще недавно зарабатывали деньги, а теперь сидят без дела. Бывшие шахтеры ждут распределения в восточные регионы России, где можно найти работу по специальности. Они рассказывают, что инфраструктура и промышленность на Донбассе полностью разрушены, работы нет. На восстановление уйдут годы.

ПВР «Спутник»

Артема недавно выписали из ростовского госпиталя, где он лечился после осколочного ранения. В Дебальцево он потерял жену во время артобстрела. «Помню раздался взрыв. Она только успела сказать «ой», и после ее не стало», — вспоминает он.

ПВР «Спутник»

В ПВР действуют медицинские пункты, где беженцы могут получить первую медицинскую помощь. Однако некоторые дети, страдающие хроническими заболеваниями, такими как бронхиальная астма, вынуждены обращаться в городские клиники. К сожалению, деньги на проезд и на лекарства есть далеко не у всех.

ПВР «Спутник»

Те, кто подал заявление на переселение по квоте, — живут «на чемоданах» и ждут отъезда в другие регионы России.

ПВР «Спутник»

Они все равно готовы вернуться и начинать жизнь с чистого листа. Даже если дома, которые семьи строили десятилетиями, разрушены до основания. «Родная земля есть родная земля», — говорят здесь.

ПВР «Красный десант»

За окном Азовское море.

 

Источник:  lenta.ru

Рейтинг@Mail.ru