Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 25 05 2017
Home / Тайны века / «Гюнтер», «Хенни» и другие…

«Гюнтер», «Хенни» и другие…

17 фашистских кораблей и одну подводную лодку потопил в первые годы войны командир минного заградителя Петр Грищенко. Но его подвиг до сих пор так и не получил должной оценки.

0_8a4f3_9e4ab440_XL

Великую Отечественную Петр Денисович встретил уже опытным моряком. Шел ему 31-й год, за плечами были военно-морское училище и академия, после окончания которой капитан 3 ранга был направлен на Балтику командиром подводного минного заградителя Л-3 «Фрунзевец».

22 июня 1941 года лодка Грищенко несла дозор в море, а уже через четыре дня Петр Денисович получил приказ комбрига капитана 1 ранга Николая Египко выставить минные заграждения в районе Мемеля (Клайпеды), на которых подорвался и затонул тральщик «Гюнтер». Чуть позже в районе Данцигской бухты на выставленных «Фрунзевцем» минных заграждениях подорвались и ушли на дно фашистские транспорты «Хенни», «Полукс» и «Эгерау». Согласитесь, тральщик и три транспорта — солидный вклад «фрунзевцев» в будущую победу. Однако основные события разыгрались в 1942 году.

В августе, выполняя боевую задачу, Л-3 заняла позицию юго-западнее острова Борнхольм. Район очень важный для фашистов, так как здесь находились центр германского судостроения и система военно-морских баз Макленбургской, Любекской и Кильской бухт. Но именно здесь у подводников неожиданно лопнула крышка цилиндра правого дизеля. Чтобы устранить поломку, требовалось покинуть занятую позицию, но Грищенко пошел на оправданный риск — положил минзаг на грунт. Когда температура крышки спала, подводники подручными средствами подняли трехсоткилограммовую махину. Всё делали очень тихо, чтобы не засекли «слухачи» фашистов. Когда работы уже подходили к концу, рядом с лодкой прогрохотал якорь. Гидроакустик старший матрос Жеведь доложил: «В бухту вошли полтора десятка вражеских миноносцев, сторожевиков и тральщиков». Работы продолжили, но крайне осторожно. Даже гирокомпас (прибор для определения курса объекта. — Ред.) остановили, ботинки сняли с ног, чтобы не стучали по палубе. В страшном напряжении провели подводники полсуток, но себя не обнаружили и поставили две минные банки. На них позже подорвались четыре транспорта, шхуна и подводная лодка «U-446».

В этом же походе Грищенко проверил и силу торпедного оружия Л-3. 18 августа вахтенный командир обнаружил вражеский конвой: двенадцать транспортов шли в охранении миноносца, нескольких катеров и сторожевых кораблей. Грищенко принял решение атаковать самый большой транспорт и двумя торпедами его потопил. Фашисты два часа «фильтровали» воду в том квадрате, сбросили 38 глубинных бомб, но «Фрунзевец» ушел.

За мужество и героизм командир и 15 членов экипажа были награждены орденами Ленина, 24 моряка — орденами Красного Знамени, еще 15 — орденами Красной Звезды. То есть, за один поход все без исключения члены экипажа корабля были удостоены высших наград государства — подобного не припомнят ни в одной морской державе мира!

О самом драматичном, пятом боевом походе «фрунзевцев» ярко рассказал сам Петр Денисович в книгах «Схватка под водой» и «Соль службы». Подводники без помех поставили мины сначала в районе острова Уте, потом в районе Мемеля — Либавы, отчего ушли на дно транспорты «Гинденбург», «Остланд», «Вольфрам», «Грундзее». Здесь-то 13 ноября и был обнаружен идущий на юг конвой врага.

Условия для атаки были прекрасные, и Грищенко принял решение атаковать главную цель. Но вдруг опустился туман, видимость ухудшилась. Тем не менее, своего решения командир не изменил. На боевом курсе Л-3 неожиданно попала в самую середину конвоя. Шумы заглушили пеленг главной цели. Как атаковать? Всего на мгновение поднял Грищенко перископ, чтобы уточнить пеленг на цель. И на миг увидел надвигающийся борт вражеского корабля. И тут же таранный удар сорвал с подлодки оба перископа. Командир с разбитой головой упал на палубу рубки, а лодка резко ухнула вниз.

Лишь на глубине 42 метра удалось остановить падение. Ослепший «Фрунзевец» шел под водой пятьсот миль, пробивался через минное поле в Финском и семьдесят три раза пересекал линии мин. Судьба благоволила к подводникам.

1 марта 1943 года, за несколько дней до перевода Петра Денисовича Грищенко в штаб флота, пришла весть: минному заградителю присвоено гвардейское звание.

В наградных реляциях фамилия командира, однако, умалчивалась. Казалось бы, что еще нужно: вот они, цифры, они записаны в наших документах, подтверждены немецкими архивами. Но в нашей действительности факты — это еще не всегда упрямая вещь.

Многие годы ветераны Балтийского флота пытались восстановить справедливость в отношении Александра Маринеско и своего добились: наконец-то (пусть и посмертно) он стал Героем. Восторжествовала справедливость и в отношении командира подводной лодки «Лембит» Алексея Матиясевича — ему также посмертно присвоено звание Героя России. А документы с представлением на Петра Грищенко затерялись в московских коридорах власти…

И вот на днях ветераны-подводники отправили Президенту России очередное (уже 11-е по счету!) обращение с вопросом: кто более Грищенко достоин высшего в Отечестве звания? Интересно, что на этот раз ответит морякам Верховный Главнокомандующий.

Валерий ГРОМАК

капитан 1 ранга запаса

собкор «НВ»

КАЛИНИНГРАД

Рейтинг@Mail.ru