Home / Политика / В Госдуме ищут объективную истину

В Госдуме ищут объективную истину

Российским судам предлагают вернуться  в советские времена.

58-3-1Депутат-единоросс Александр Ремезков повторно внес в Госдуму законопроект, возвращающий в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) понятие «объективная истина». Ее поиск предполагается сделать главным делом любого судебного процесса. Основой же приговоров должны стать не столько доводы сторон, сколько подлинные обстоятельства преступления. Такой принцип был основным для советских судов, а последние три года его продвигает глава Следственного комитета (СК) Александр Бастрыкин.

Сегодня при принятии решения судья руководствуется доказательствами сторон обвинения и защиты. Это называется «принцип состязательности» – кто убедительней, тот и выиграл.

Поправки Ремезкова заключаются в следующем: суд может самостоятельно исследовать доказательства, не полагаясь на аргументированность сторон процесса и не связывая себя их мнениями. Приговор же будет назначаться на основании истинных обстоятельств произошедшего преступления, а не ораторского искусства сторон – примерно так объясняет ситуацию депутат.

Единоросс называет неоправданным исключение понятия «объективная истина» из УПК в 2002 году и ссылается на российский и международный опыт: «Многие страны Европы успешно закрепили в своем законодательстве положение об объективной истине». Если судья сможет проявлять активность для выяснения подлинных обстоятельств, уверен он, появится «сбалансированная состязательность».

Напомним, что Ремезков в первый раз внес свою инициативу в Госдуму в январе 2014 года. Лишь в конце прошлой недели комитет ГД по законодательству вернул депутату текст на доработку, пояснив, что необходимо «усовершенствовать его с юридико-технической точки зрения». Правда, значимые изменения в документ внесены так и не были, оттуда лишь исчезли технические упоминания об утрачивающих силу ныне действующих статьях УПК.

В законопроекте при этом, например, говорится, что искать «объективную истину» должны не только судьи, но и прокуроры со следователями, которым прямо запрещается обвинительный уклон. Судья же должен стать активным участником процесса: по ходатайству сторон или по собственной инициативе ему разрешается «восполнять неполноту доказательств». Судьям тоже предписывается «сохранять объективность и беспристрастность и не выступать на стороне обвинения или стороне защиты».

У судей, кстати, появятся и новые основания для отправки дел на доследование – например, если доказательную базу они сочтут неполной. Сохранено у Ремезкова в обновленной редакции и изначальное предложение увеличить число причин для отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке. Это будет возможно, если судебное разбирательство оказалось «односторонним» и «неполным» – к таковым, например, относятся процессы, на которых «остались невыясненными обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда». Или же если не была проведена обязательная судебная экспертиза, не допрошены «лица, показания которых могут иметь значение для установления объективной истины по уголовному делу», не изъяты документы или вещдоки, имеющие значение для установления объективной истины по уголовному делу».

Стоит отметить, что законопроект депутата из ЕР – это не какая-нибудь его собственная блажь, он в точности повторяет инициативу, давно разработанную в СК. В марте 2012 года глава СК Александр Бастрыкин объяснил, почему, по его мнению, требуется возвращение «объективной истины» в уголовно-процессуальное право. Создатели действующего УПК, заявил он, посчитали этот институт «пережитком марксистско-ленинской политической идеологии», поскольку в отличие от научного познания в уголовном процессе объективная истина недостижима. «А главное, что в условиях состязательной модели судопроизводства этот вид истины вообще становится ненужным», – подчеркнул тогда Бастрыкин. По его мнению, установление объективной истины по уголовному делу «позволит обеспечить гарантии конституционного права на справедливое правосудие и повысить степень доверия граждан к правосудию».

И все же идеи Бастрыкина, подхваченные некоторыми депутатами, вызывают резкую критику со стороны профессиональных экспертов. «Закон об «объективной истине» уничтожит оправдательные приговоры», – заявил «НГ» адвокат Теюб Шарифов, – лоббируя эту инициативу, Бастрыкин снимает с себя часть ответственности как с органа, который должен не только выдвинуть, но и доказать уголовно-правовую претензию». По мнению эксперта, принятие проекта будет означать и фактическую отмену принципа презумпции невиновности. «Дело в том, что сейчас, если следствие не собрало убедительных доказательств вины, то подсудимый считается невиновным. А вот по новому закону это судья будет решать, виновен подсудимый или нет, даже если доказательств и нет», – сказал Шарифов. Он подчеркнул, что если суды будут вынуждены не только выслушивать доводы сторон, но и подробно изучать материалы дела, то они окажутся перегруженными, а судопроизводство затянется. «Однако в тексте нет ни слова о соответствующей переподготовке судей или об увеличении количества судов», – отметил адвокат.

Похожее мнение еще в прошлом году высказывала и судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова: «Это очень странный законопроект, возвращающий регламентацию судопроизводства в советские времена. Это проект, который построен на отрицании презумпции невиновности. Главное, что суд должен сам, помогая обвинению, искать доказательства обвинения. И если он сам не может это сделать, восполняя недостатки следствия, то он должен возвращать дело на дополнительное расследование. Печальные последствия – бесконечное продление содержания под стражей, абсолютная утрата судом контрольной функции».

По информации:  www.ng.ru

Рейтинг@Mail.ru