Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 20 10 2017
Home / В Мире / Ветер с Востока

Ветер с Востока

Китай для России, и Россия для Китая стали «вторым фронтом» против США

374179_original

Семидесятилетие Великой Победы над силами фашизма и милитаризма, которое мы празднуем в этом году, зачастую концентрирует внимание мировой общественности на европейском направлении Второй Мировой Войны. Между тем значительную, если не сказать больше, роль играли события на азиатском театре военных действий, где Япония, член антикоминтерновского пакта, первой начала массированную агрессию против Китая в 1931 году, тем самым создавая огромную стратегическую угрозу для нашей Родины. Именно этот аспект военно-политической обстановки должен был тревожить Москву в течение всех 30-х гг. и заставлял Кремль предпринимать ответные шаги помощи Китаю. Война на два фронта была кошмаром для стратегов всех стран-участниц Второй мировой войны. Хорошо помнивший уроки Первой мировой войны генеральный штаб Германии рассчитывал сначала захватить Францию и остальные страны Западной и Восточной Европы, сокрушить Англию и лишь затем перейти к плану «Барбаросса». Авантюризм фюрера и стойкость англичан сорвали этот план. Перенапряжение сил в войне на два фронта, особенно на ее финальной стадии, предопределило конец Германии.

Захватив Маньчжурию и приморские провинции Китая, командование Императорской армии Японии намеревалось продолжить продвижение на Юг и поставить под контроль важнейшие источники сырья в странах Южных морей. Неожиданно эффективная блокада США, их британских и голландских союзников, контролировавших богатые нефтью, каучуком и железом колонии, спровоцировала Токио изменить стратегию. Удар по Пёрл-Харбору в декабре 1941 года был нанесен вопреки предупреждениям командования ВМФ, справедливо считавшего одновременную войну против Китая, США и их союзников национальным самоубийством.

Вступив в войну против Японии после унизительного разгрома своего флота в Пёрл-Харборе, США всемерно оттягивали открытие второго фронта в Европе. Они пошли на этот шаг только после решающих побед Красной Армии в Европе и обескровливания с помощью Китая японских сил на Тихоокеанском театре.

Советское командование все предвоенные годы было вынуждено готовиться к войне на два фронта – на Западе и на Востоке. Стремлением предотвратить такое развитие событий, отодвинуть войну от своих границ можно объяснить как участие в Испанской войне (1936-39), так и масштабные столкновения с Императорской армией на озере Хасан и реке Халхин-Гол (1938 и 1939). Расчет на ослабление японских сил в ходе развязанной ими в июле 1937 года широкомасштабной агрессии против Китая лежал и в основе решения Кремля оказать всемерную помощь войскам Гоминьдана под руководством Чан Кайши и Гунчаньдана (Компартии) под руководством Мао Цзэдуна. Этот расчет оказался мудрым и помог предотвратить смертельную для Советского Союза перспективу противостояния одновременно Германии и Японии. Советский Союз стал единственной из стран-победительниц, которая не воевала на два фронта одновременно.

Первый фронт Второй мировой

Немало историков считают, что Вторая мировая война началась не 1 сентября 1939 года, а двумя годами раньше. 7 июля 1937 года расквартированные в окрестностях Пекина японские войска спровоцировали столкновение с китайскими частями. К тому времени Япония и Германия уже были связаны Антикоминтерновским пактом (25 ноября 1936). Германия уже вовсю воевала в Испании на стороне Франко, а японская Квантунская армия уже шесть лет хозяйничала на Северо-Востоке Китая, где в 1931 году было создано марионеточное государство Маньчжоу-Го. Таким образом, 7 июля 1937 года война антикоммунистического блока приобрела межконтинентальный, мировой масштаб.

Почему японские войска оказались на окраинах Бэйпина, как тогда назывался Пекин? Дело в том, что необъявленная война против Китая началась еще в 1931 году, а к 1937 году под контролем Императорской армии оказалась не только Маньчжурия, но и провинции Северного Китая. Консолидировав свои приобретения на материке, подтянув резервы и заручившись поддержкой Германии, японцы решили начать новый этап агрессии по принципу «шелковичный червь пожирает тутовый лист».

7 июля 1937 года после ночных учений вблизи городка Ваньпин в юго-западных предместьях Бэйпина японское подразделение недосчиталось одного солдата. Чтобы провести розыск пропавшего, японцы потребовали доступа в Ваньпин. Командование расквартированной там китайской дивизии требование отвергло. Тогда японцы подвергли город артобстрелу и атаковали позиции у старинного моста Лугоуцяо, известного также как мост Марко Поло. Несмотря на яростное сопротивление, китайские части были выбиты из города. Через несколько дней японские войска перешли в наступление во всем северном Китае и до конца июля захватили Пекин и Тяньцзинь.

В тот трудный период страны Запада, все еще надеявшиеся столкнуть Японию с Советским Союзом, заняли выжидательную позицию, отказались даже осудить агрессора. На помощь Китаю пришел лишь Советский Союз. Уже 21 августа 1937 года, в самый тяжелый для обороняющейся страны период, между Советским Союзом и Китайской Республикой был подписан Договор о ненападении сроком на пять лет. Тем самым была разорвана существовавшая de facto международная изоляция Китая. Китайскому правительству был предоставлен крупный советский кредит в размере 450 млн. долл. За первые четыре года войны Китай получил через советскую Среднюю Азию 904 самолета, 1140 артиллерийских орудий, 82 танка, 9720 пулеметов, 50 тыс. винтовок, другое оружие и снаряжение. Весной 1938 года началось прямое участие советских военных специалистов и инструкторов в разработке планов операций, а также в боевых действиях против японцев. Среди советников были будущие генералы и маршалы Василий Чуйков, Павел Рыбалко, Павел Батицкий и другие. С японскими пилотами сражались 2 тысячи советских летчиков-добровольцев, каждый десятый из них погиб.

Для Советского Союза, тогда уже глубоко вовлеченного в гражданскую войну в Испании, это был еще один фронт противостояния странам Антикоминтерновского пакта, к которому в ноябре 1937 года присоединилась Италия, в феврале 1939 года Венгрия и Маньчжоу-го, в марте того же года — Испания. Неоценимой помощью и фактическим участием СССР в войне на стороне Китая стали операции Красной Армии в 1938 году на советско-маньчжурской границе в районе озера Хасан, и еще более крупномасштабные бои в 1939 году на границе Монголии с Маньчжоу-Го в районе реки Халхин-Гол. В первом конфликте с обеих сторон участвовало примерно по 20 тысяч бойцов (погибло около 1000 советских и 650 японских солдат), во втором с советской стороны – около 60 тысяч (погибло 7632 человека), а с японской около 75 тысяч (погибло 8632 человека). Нашими войсками командовал будущий четырежды Герой Советского Союза, русский народный герой маршал Г.К. Жуков. Многие историки, в том числе американские и японские считают, что именно эти поражения Квантунской армии в «необъявленной войне» с Советским Союзом убедили верховное командование в Токио в нецелесообразности нанесения главного стратегического удара на север континента и к разработке «южного марша».

Китай принимает удар на себя

К концу 1937 года японцы заняли Тяньцзинь, Шанхай, Нанкин и десятки других городов в самых многонаселенных и экономически развитых районах Северного и Центрального Китая. Начались самые тяжелые месяцы войны – постоянного наступления Императорской армии и отступления Национальной армии Китая. Ожесточенные бои развернулись 13 августа за Шанхай, в них участвовало около 280 тыс. японских солдат, а также крупные силы ВВС и ВМС. Чан Кайши послал на защиту города свои лучшие дивизии, обученные и вооруженные Германией еще до создания Антикоминтерновского пакта. Японское командование поначалу обещало взять город за три дня, а весь Китай – за три месяца. Героическая оборона Шанхая продолжалась целых три месяца, потери агрессоров превысили 40 тыс. солдат и офицеров. Однако 12 ноября китайские войска оставили Шанхай, а месяцем позже – и Нанкин, выполнявший тогда функции столицы Китайской Республики.

Неудачи продолжались и в следующем, 1938 году. Были потеряны крупные города Сюйчжоу и Кайфэн. 21 октября японский десант захватил важнейший порт южного Китая Гуанчжоу (Кантон). Главным сражением года стала оборона крупного города Ухань на стратегически важной реке Янцзы, продолжавшаяся четыре с половиной месяца. 250 тыс. японцев противостоял миллион китайских солдат и офицеров, в боях с обеих сторон участвовали подразделения ВВС и ВМС. Советские летчики-добровольцы прикрывали с воздуха китайских товарищей по оружию, жертвовали за них своими жизнями. За взятие Уханя 25 октября японцы заплатили большими потерями в живой силе и технике.

Китайцам время от времени удавалось наносить и другие чувствительные удары — 25 сентября 1937 года дивизия коммунистической 8-й армии в районе заставы Пинсингуань на Великой китайской стене уничтожила свыше тысячи солдат отборной дивизии генерала Итагаки. В апреле 1938 года под Тайэрчжуаном соединения правительственной армии уничтожили свыше 10 тыс. врагов.

Добившись ценой немалых потерь завоевания наиболее густонаселенных и экономически развитых районов Северного, Центрального и Южного Китая, японцы столкнулись с проблемой установления эффективного контроля. Растянутые линии фронта и коммуникаций, на которых действовали партизаны, упорное сопротивление некоторых китайских соединений, нехватка продовольствия и снаряжения истощали силы Императорской армии и вынудили ее после взятия Уханя и Гуанчжоу перейти к «стратегической обороне». Японское командование временно прекратило крупномасштабные операции и было вынуждено основное внимание уделять борьбе с народными мстителями. К концу 1938 года, по данным китайских историков, «Япония использовала свыше 70% своих сил в контрпартизанских операциях на Северо-Востоке, Севере, Центре и Юге Китая В начале Тихоокеанской войны у Японии было 2.1 млн солдат, из них 1.4 млн находились на китайском театре и 400 тыс. воевало на просторах тихоокеанского театра. Таким образом, одна китайская нация приняла на себя в три раза большее число общих врагов, чем десять наций во главе с США».

Стремясь сломить дух армии и населения Китая, японцы стали прибегать к акциям устрашения. Была провозглашена стратегия «Санко» (трех подчистую) – всех подчистую убивать, все подчистую отбирать, все подчистую жечь. 13 декабря 1937 года, после взятия города Нанкин, там случилась печально знаменитая «Нанкинская резня» – 300 тыс. военнопленных и мирных горожан были зверски убиты. Их закалывали штыками, заживо хоронили, рубили головы, устраивая самурайские соревнования. В токийских газетах опубликовали фото двух «чемпионов». Тосиаки Мукаи за день отрубил мечом 106 голов, а Ивао Нода – 105. За несколько дней в Нанкине было изнасиловано 20 тысяч женщин. Японцы выстраивали своих жертв со спущенными штанами вдоль улицы и горделиво фотографировались на их фоне.

У Китая был свой «второй фронт» — внутренний

Неудачи на фронтах и террор на оккупированных территориях делали свое дело. В руководстве правившей остатками Китая партии Гоминьдан и среди военачальников правительственной армии усилились прояпонские и антикоммунистические настроения, сформировалась группа капитулянтов. Еще недавно входившие в высшее руководство Гоминьдана Ван Цзинвэй и Чжоу Фохай в конце мая 1939 года побывали с секретным визитом в Токио и согласились возглавить марионеточный режим со столицей в Нанкине. 30 марта 1940 года было создано т.н. Национальное правительство, под номинальный контроль которого японцы отдали практически все оккупированные китайские земли, за исключением другого марионеточного «государства» Маньчжоу-го.

Это был большой политический успех Империи. Даже среди сторонников Чан Кайши в правительстве, перебравшемся из Нанкина в главный город западной провинции Сычуань Чунцин, усилили свои позиции сторонники пассивного сопротивления японцам и активной борьбы с коммунистами. Все чаще происходили «случайные» столкновения с войсками образованных из коммунистов Восьмой и Четвертой армий. В конце 1941 года по приказу Чан Кайши сразу 7 дивизий были брошены на уничтожение Четвертой армии. Благодаря сложным переговорам Антияпонский фронт удалось сохранить, но ему теперь противостояла не только японская армия, но и 800-тысячные войска прояпонского Нанкинского правительства. Таким образом, воевать на два, а то и три фронта приходилось как коммунистам, так и гоминьдановцам: против японских войск, против «союзников» по Антияпонскому фронту, против марионеточных правительств в Нанкине и Маньчжоу-го.

Китай – плацдарм союзников в Тихоокеанской войне

Тихоокеанский театр Второй мировой окончательно сформировался после атаки японцев на Пёрл-Харбор 7 декабря 1941 года. К тому времени почти две трети японских сухопутных войск уже были связаны на фронтах и в тылах Китая. Впрочем, и оставшейся трети хватило для блицкрига в странах Южных морей. С 8 по 25 декабря длилась блокада Гонконга, завершившаяся сдачей в плен крупного английского гарнизона. Несколько дней ушло на разгром британских колониальных войск в Малайе. За 6 дней пал Сингапур, «неприступная крепость» Великобритании, где в плен сдались 70 тыс. британцев и австралийцев. В Голландской Ост-Индии (Индонезии) сопротивление японцам продолжалось около двух месяцев, с 11 января по 2 марта. Около четырех месяцев потребовалось для разгрома американских войск на Филиппинах, являвшихся тогда колонией США. После длившегося сутки сопротивления союз с Японией заключил Таиланд. 8 марта десант японцев захватил столицу британской Бирмы Рангун, а к маю они контролировали уже почти всю страну. Ни одна из колоний не смогла продержаться дольше, чем иные китайские города.

Захват все новых обширных районов Китая поистрепал соединения Императорской армии, а активные боевые действия в странах Южных морей и последовавшая оккупация заметно растянули коммуникации, потребовали новых войск для контроля захваченных территорий. Думается, что эта реальность, а также воспоминания о неудачах на озере Хасан и реке Халхин-Гол вынудили Токио отказаться от выполнения союзнического долга перед Германией в самые трудные для нас первые месяцы советско-германской войны. Несмотря на требования Берлина, Токио в целом соблюдал положения Японо-советского договора о нейтралитете, который был заключен 13 апреля 1941 года. Думается, что антисоветский второй фронт не был открыт Японией в значительной степени благодаря китайскому «второму фронту», который приобрел стратегическую ценность для Москвы намного раньше, чем тот, что гораздо позже стал действовать в Европе.

Впрочем, Китай играл важную роль и в тех операциях, которые вооруженные силы США и остатки британских войск вели на Тихоокеанском театре. Объявив войну Германии вскоре после ее нападения на Советский Союз и Японии после атаки на Пёрл-Харбор ((в течение 5 лет боевые действия велись обеими сторонами без формального объявления войны), Китай стал участником Второй мировой войны. Весной 1942 года союзники сформировали Объединенное командование Китайской военной зоны, куда кроме самого Китая входили также Вьетнам, Бирма и Таиланд. Главнокомандующим стал Чан Кайши. Крупный китайский экспедиционный корпус выдвинулся из провинции Юньнань в западные и северные районы Бирмы на помощь окруженным там английским войскам. Через Бирму Китай получал по программе ленд-лиза американское оружие.

Контролируемые правительственными войсками и вооруженными силами Компартии районы Китая имели стратегическое и тактическое значение для союзников по Антигитлеровской коалиции. Точно так же оккупированные японцами и подконтрольные прояпонскому Нанкинскому правительству обширные районы Китая играли роль стратегического тыла Императорской армии. Ради сокращения территории свободного Китая японцы в 1941–1942 годах провели целый ряд карательных операций. Общая численность населения опорных антияпонских баз Компартии сократилась в 1942 году вдвое по сравнению со 100 млн. человек в 1940 году. Нелегко пришлось и державшим основной фронт регулярным китайским частям. Их успешное противостояние в городе Чанша в конце 1941 – начале 1942 года 100-тысячному войску противника сопровождалось неудачами на других участках фронта.

Пытаясь вернуть себе стратегическую инициативу в Китае, японцы весной 1944 года начали крупномасштабную «Операцию номер один». 500 тыс. солдат нанесли серию сильных ударов по китайским позициям. Были оккупированы обширные территории вокруг крупных городов Чжэнчжоу в Центральном Китае, Гуйлинь на Юге и Чанша в юго-западной провинции Хунань. 700-тысячный город Гуйлинь был сожжен дотла. Потеря Чанша разорвала маршрут снабжения зерном подконтрольных правительству провинций.

К маю 1945 года стратегическая ситуация правительственных вооруженных сил и союзных им войск Компартии складывалась явно не в пользу Китая. Японская армия контролировала широкую полосу земель вдоль всего морского побережья, где была сосредоточена львиная доля китайского населения и промышленного потенциала. Правительство Китайской Республики находилось в эвакуации на юго-западе в провинции Сычуань. Китайские дивизии, а также действовавшие в рамках Антияпонского фронта регулярные и партизанские формирования Компартии, вели тяжелые бои в Северном, Центральном и Южном Китае. Для всех них мало что меняли успехи американских войск на тихоокеанских островах, штурм Окинавы и даже вероятность высадки на Японских островах. Японцы создали на территории Китая не только стратегические запасы, но и создали в Маньчжурии мощную промышленную и аграрную базы, способные обеспечивать войска даже в случае утраты связи с метрополией. Там была создана, по существу, «вторая Япония», с обширными сельскохозяйственными угодьями, богатыми сырьевыми ресурсами, развитой промышленностью и транспортом. Командование Квантунской армии разработало долгосрочный план экономического развития Маньчжоу-Го, на основе которого в 1937 году был принят первый пятилетний план, а в 1941-м – второй. По существу, была создана «промышленная колония». Обеспечивался высокий уровень капиталовложений из японской казны, из метрополии ввозилось новейшее промышленное и транспортное оборудование. Приоритетом стала тяжелая промышленность, быстро развивалась черная и цветная металлургия, расширялся выпуск оборудования и станков, автомобилей и локомотивов, танков и самолетов.

Советский блицкриг – спасение для Китая, шанс для Компартии

Безрадостная ситуация в корне изменилась после вступления Советского Союза в войну против Японии 8 августа 1945 года. Стремительное продвижение Красной Армии в Северо-Восточном Китае обрекло на поражение самую многочисленную и боеспособную группировку японцев на территории Поднебесной — Квантунскую армию, лишило надежды на выживание не только ее командование, но и ставку Императорской армии в Токио. 15 августа Сын Неба объявил о безоговорочной капитуляции, а 3 сентября на борту американского линкора «Миссури» в присутствии представителей стран антигитлеровской коалиции, включая Китай, были подписаны соответствующие документы.

Можно по-разному оценивать стратегический вклад Китая в победу союзников. Но бесспорным фактом является то, что он, несмотря на невыносимые тяготы противостояния более сильному противнику, не капитулировал по примеру Франции. Он восемь лет (если считать даже с 1937-го года, хотя на деле жертвой агрессии Китай стал еще в 1931-м) сопротивлялся Японии. Все эти годы Китай сковывал сотни тысяч японских солдат, которые могли бы напасть на советский Дальний Восток, захватить Индию, Австралию, дойти до Ирана и арабских земель. Для Советского Союза траншеи китайско-японской войны были реально действовавшим «вторым фронтом», открытия которого на Западе Москва так долго добивалась от американцев и англичан. С 1931 по 1945 год потери Китая составили, по оценкам западных историков, 4 млн. солдат и офицеров, а также 16 млн. мирных жителей Обнародованная несколько лет назад официальная китайская оценка такова – 35 миллионов!

Советские удары по японцам сильно облегчил победу Компартии Китая в соперничестве с Гоминьданом. Москва передала под контроль лидеру коммунистов Мао Цзэдуну захваченную у Квантунской армии территорию промышленно-развитого Северо-Востока, трофейную военную технику. Потом Мао признавал, что не смог бы одержать победу, если бы не было Советского Союза и если бы не было разгрома японского империализма. Тем не менее, победа Компартии в начавшейся в 1946 году гражданской войне вовсе не была предопределена. Достаточно сказать, что в 1947 году войска Чан Кайши даже захватили город Яньань на Северо-Западе Китая, где многие годы действовала Ставка Мао Цзэдуна. Поначалу войска Гоминьдана превосходили войска Красной Армии и численно, и в вооружениях. Им активно помогали Соединенные Штаты, рассматривавшие Чан Кайши как важного союзника в начавшейся холодной войне. Китай мог стать для Запада новым «вторым фронтом», на этот раз для окружения Советского Союза. Сталин после некоторых колебаний сделал окончательную ставку на Мао Цзэдуна.

Благодаря высокому боевому духу, умелому управлению войсками и советской помощи Компартия Китая победила в гражданской войне и 1 октября 1949 года провозгласила создание Китайской Народной Республики (КНР). В США рассматривали «потерю Китая» как огромный провал, вину за который попытались возложить на «коммунистических агентов» в вооруженных силах, Государственном департаменте и даже Голливуде. Именно тогда Америку охватила «охота на ведьм». Потеря действительно была огромной. Китай снова стал «вторым фронтом», на этот раз в холодной войне против Запада. Союзнические отношения между СССР и КНР были зафиксированы официально. Сталин и Мао Цзэдун подписали 14 февраля 1950 года в Москве Договор о дружбе, союзе и взаимопомощи.

Этот документ оформлял самый высокий в истории двусторонних отношений уровень — военно-политический союз. Этот уровень, не достигнутый и по сей день, был необходим как КНР, так и СССР. Трудно себе даже представить развитие событий, если бы Китай вошёл в систему глобального окружения Советского Союза. Третья мировая война, скорее всего, стала бы реальностью уже в начале 50-х годов. Если бы СССР не открыл над КНР «зонтик безопасности», то США, скорее всего, решились бы на реванш и развязали против нее войну еще в конце 40-х начале 50-х.

Новый союз прошел проверку на прочность уже через несколько месяцев после подписания: 25 июня 1950 года началась Корейская война, а 19 октября китайские «народные добровольцы» перешли границу с КНДР. Именно они при военно-технической помощи Советского Союза реально противостояли американцам и их союзникам. За три года войны было убито около миллиона китайских солдат и офицеров, погиб даже сын Мао Цзэдуна.

В свою очередь, Москва выполнила свои союзнические обязательства перед Пекином, прикрыв с воздуха «добровольцев» и промышленную базу в северо-восточных провинциях (Маньчжурии), а затем передав Китаю все права по совместному управлению КВЖД, выведя свои войска с военно-морской базы Порт-Артур, отдав советское военное имущество в городе Далянь (Дальний). Полным ходом развернулось строительство и реконструкция 50 крупных промышленных объектов, в КНР приехали сотни советских специалистов в самых разных областях промышленности, сельского хозяйства, науки и техники, государственного управления и СМИ, а тысячи китайских студентов стали образцами трудолюбия и тяги к знаниям в советских ВУЗах. Союзнические отношения КНР с СССР помимо Корейской войны косвенно проявились в национально-освободительных войнах в Индокитае в 50-е годы и даже во Вьетнамской войне (1965–1973), уже после начала советско-китайской холодной войны в 60-х годах.

Начавшийся как идеологический спор по итогам ХХ съезда КПСС и критики Сталина, конфликт Хрущева и Мао Цзэдуна перерос в свертывание экономического, научно-технического и военного сотрудничества. В конце 60-х годов произошли пограничные столкновения на Дальнем Востоке и в Центральной Азии. Геополитический разворот Мао Цзэдуна на Запад увенчался визитом президента США Никсона в Пекин в 1972 году и установлением дипломатических отношений. Готовность Китая стать «вторым фронтом» против Советского Союза и его союзников была подтверждена после смерти Мао Цзэдуна в 1976 году новым руководством КНР во главе с Дэн Сяопином. В 1979 году китайские войска атаковали Вьетнам. Представляется, что без встраивания в фарватер геополитики Запада Китай не получил бы от него помощи в первые десятилетия развития под лозунгом «реформ и открытости». Открытие рынков для китайских товаров, прямые капиталовложения и передача технологий обусловили «мирное возвышение Китая».

Однако «чрезмерные» успехи Китая стали беспокоить американские деловые и политикоформирующие круги уже в конце 90-х годов. Отказ Пекина притормозить свое развитие и стать «младшим братом» в тандеме с Вашингтоном в рамках конструкции « G-2» в 2009 году стал точкой отсчета политики сдерживания Китая. В 2011 году была провозглашена концепция «поворот на Восток» (Pivot to Asia), которая предусматривает концентрацию американских сил, особенно ВМФ, вблизи китайских рубежей, создание широкой антикитайской коалиции из стран Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии.

В этих условиях китайские стратеги стали все чаще вспоминать о советско-китайском союзе. На те же времена пришлось резкое усиление сдерживания Западом России. По существу Запад вопреки своим долгосрочным интересам стал подталкивать Москву и Пекин к воссозданию союзнических отношений. Эта тенденция усилилась после возвращения В.В. Путина в Кремль и начала правления Си Цзиньпина в Чжуннаньхае (конец 2012 года). Особенно рельефно совпадение интересов национальной безопасности России и Китая, готовность к взаимной поддержке проявилась в ходе событий на Украине. О настроениях в правящей партии Китая можно судить хотя бы по статье в газете «Хуаньцю шибао» (Global Times), входящей в систему партийных изданий органа ЦК КПК «Жэньминь жибао».

«Пока китайскому правительству приходится сохранять дипломатичный баланс по ситуации на Украине, общественное мнение Китая должно твердо встать на сторону России и поддержать ее в сопротивлении давлению Запада. Некоторые думают, что, поддерживая Россию, Китай отойдет от своей традиционной политики невмешательства и попадет в дипломатическую ловушку. Но это логика слабаков. Именно Запад всегда вмешивается в дела других стран, хотя и не признает этого. Мы согласны с теми, кто поддерживает Россию. На Украине Россия сопротивляется натиску Запада, и это важно не только для судьбы самой России, но и для стратегических интересов Китая. Россия и Китай стали тыловой стратегической зоной друг для друга. Если Запад победит руководимую Путиным Россию, то это станет тяжелым ударом по геополитическим интересам Китая. Россия является стратегическим партнером, на которого Китай сможет полагаться в ближайшие два-три десятилетия. Никакая другая страна не сможет заменить нам Россию. Вот почему Китай должен оказать России поддержку. Да, мы хотели бы видеть компромисс между Западом и Россией. Но если Запад перейдет к реальным санкциям, китайское общество должно оказать России больше помощи, особенно экономической. Российское сопротивление Западу имеет глобальное значение. Поддержка России цементирует основную стратегию Китая. Если эта стратегия будет единой, наши двусторонние отношения с третьими странами будут беспроблемными. Мы не должны разочаровать Россию в момент испытаний».

На сегодняшний день и Москва, и Пекин не поддерживают призывы формализовать де-факто складывающийся военно-политический союз. Однако на деле Россия уже становится «вторым фронтом» для Китая, а Китай – для России. Пекинские политологи выражают суть нынешней ситуации таким сравнением: отношения Китая и России как отношения губ и зубов. И действительно именно неформальное военно-стратегическое взаимодействие в обстановке усиливающегося давления США служит сохранению позитивного военного баланса, тем самым сохраняя статус-кво и политическую стабильностью.

Юрий Тавровский

Фото: ruspravda.info

По информации: Завтра.ru


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru