Home / Персона / В кино должны придти доброта и человечность

В кино должны придти доброта и человечность

Так считает режиссер Александр Панкратов-Черный, председатель жюри завершившегося в Смоленске кинофестиваля «Золотой Феникс»

546

 

В ходе диалога с мэтром наш корреспондент, тем не менее, повел разговор не столько о фестивале, сколько вообще о современном отечественном кинематографе.

 — Меня порадовало, что на этом «Фениксе» появилось много новых имен. С другой стороны, очень печалит, что большие мастера уходят из жизни.

Мне бы хотелось, чтобы в кино пришла доброта, человечность, гуманность, чтобы кинематограф вглядывался в человеческие судьбы. Надо повернуться к народу, к зрителю.

Пока же в нашем кинематографе — колоссальная разобщенность. Распределение бюджетных денег на создание фильмов происходит непонятным образом. Их, эти деньги, нередко получают люди, совершено далекие от кинематографа. А такие мастера, как Павел Чухрай или Александрдр Миндадзе на реализацию своих проектов не получают ни копейки.

Что уж говорить о молодых талантливых режиссерах — они на задворках, а то и вовсе сидят без работы. Если москвичи еще как-то могут пробиться, то ребятам из провинции «выйти в свет» чрезвычайно трудно, если не сказать — невозможно. Я помню, как один кинорежиссер пробивал свой очень острый и современный проект, но в бюджете на картину ему отказали. Зато на кино про бандитов деньги всегда находятся. Эта продукция, которая не учит ни добру, ни духовности, сейчас превалирует на наших экранах, особенно на телевидении. В этом смысле такие кинофестивали, как «Золотой Феникс» — хорошее явление, его надо поддерживать. Особенно важно, что эти фестивали проходят в регионах. И главное — без помпезности, зато очень торжественно и по-домашнему.

К сожалению, в наших кинотеатрах русское кино показывают всё реже. И это печальная тенденция. Особое внимание сейчас уделяется кассовым сборам. И уже относительно этого определяется значимость кино. Считать же, по моему твердому убеждению, нужно не деньги, а сколько людей пришло посмотреть фильм, и что они на экране увидели. Разве можно считать героем фильма человека, убивающего женщин только потому, что они похожи на его возлюбленную?!

— А сами вы собираетесь снимать кино?

— Планы есть. Но я пока раздумываю. Не хочу брать деньги из бюджета, с надеждой, что они достанутся молодым, начинающим. И потом боязно немного. Ведь я уже 20 с лишним лет ничего не снимаю. Последний мой фильм — «Система ниппель» — был снят в 1990-м году. Он пролежал на полке во времена нашего демократического правительства восемь лет. Произошли мистические совпадения: в фильме психи захватывают Белый дом, в город вводятся войска, на танк залезает Бамбук, чиновник в исполнении Анатолия Кузнецова, точно в таком же костюме и галстуке, в которых через год после съемок Ельцин залезет на танк…

Очень жалею, что скончался Евгений Коротких — замечательный писатель. Мы почти год работали с ним над комедией «Наезд на Париж». Фильм должен был быть о том, как русский казак попадает в Париж в поисках своего брата и знакомится с французским жуликом, проходимцем. Сам Пьер Ришар давал согласие сниматься. Но автор скончался, сценарий остался незаконченным, а я хотел снимать эту картину. Ведь комедия вообще умерла, зритель уже забыл, когда смеялся в кинозале. Ему упорно суют одни страшилки, даже любовь замешивают на крови.

А для меня главное, чтобы желание и добро было в человеке.

Андрей КНЯЗЕВ

На фото: Александр Панкратов-Черный
Фото: smolgazeta.ru


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru