Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 17 01 2017
Home / ШОУБИЗ / «Если кто-то в России снимает жестокий хоррор — мы не прочь присоединиться!»

«Если кто-то в России снимает жестокий хоррор — мы не прочь присоединиться!»

Ник Кейв о предстоящих концертах в Москве и Петербурге

nickcave_201409220920550

Британско-австралийский певец и композитор Ник Кейв снова собирается на гастроли в Россию. 25 мая он выступит в «Крокус Сити Холле» в Москве, а 26 мая — в петербургском БКЗ «Октябрьский». Ник Кейв представит программу, в которую войдут песни из альбома «Push The Sky Away» (2013) и лучшие песни за всю его карьеру. БОРИС БАРАБАНОВ расспросил музыканта о его новом концертном шоу, о кинематографических и литературных планах, а также о «Музее важного дерьма».

— Год назад в Москве состоялась премьера вашего фильма «20 000 дней на Земле». Это был удивительный эксперимент. Как вы оцениваете фильм сейчас?

— Мне понравилось. Мы все сильно рисковали, снимая это кино. Но то, как мы его придумали, сработало.

— Этот фильм — подтверждение тому, что хороших песен сегодня мало, музыканту обязательно нужно придумывать что-то вокруг них, не так ли?

— Документальные фильмы о музыкантах снимают не первый год. Не думаю, что «20 000 дней на Земле» был создан, чтобы сделать более привлекательным наш альбом «Push The Sky Away», вы ведь о нем? Но вы правы, сейчас идея записи альбома ради записи альбома выглядит архаичной. Люди не покупают альбомы. И индустрия придумывает разные способы заработать. Вот взять интернет. Кто-то говорит, что это хорошее дело. А кто-то — что это посланное нам свыше проклятье. И я не знаю, на чьей я стороне. Да, люди ищут способы продавать. Но для меня все выглядит так: я сажусь за стол, на котором стоит старая пишущая машинка, и пытаюсь сочинить какую-то вещь. Что происходит с ней потом? Я не могу этого контролировать.

— Я имею в виду не только фильм «20 000 дней на Земле», но и сайт «Музей важного дерьма», который, как я понимаю, сделали авторы ленты.

— Да, режиссеры Иэн Форсайт и Джейн Поллард зацепились за этот образ — вещи, которые не имеют смысла для других, но для нас чуть ли не святыни. Такие вещи есть у каждого, это и есть важное дерьмо. Мусор для остального мира, но для нас — священный Грааль. И вот благодаря этому сайту люди могут показать свое важное дерьмо всем на свете. Признаться, я на этом сайте никогда не был. Но звучит забавно.

— Что-то вроде социальной сети? 15 минут славы благодаря «важному дерьму»?

— В этом весь смысл интернета, не так ли? Самопромоушен? Интернет подарил многим людям идентификацию, которой у них не было, это факт. Может быть, это ложная идентификация, но это способ произвести впечатление. Может быть, это вредный способ, не знаю. У меня нет аккаунта ни в одной социальной сети. У моей группы что-то такое есть, но я не эксперт в этой области.

— Я видел имена Иэна и Джейн среди авторов ваших роликов под общим названием «Песня гигиенического пакета». Это ролики на какую-то новую песню, новый маленький проект, что это вообще?

— Секундочку, ничего себе «маленький проект»! «Песня гигиенического пакета» — это моя новая книга. Моя третья книга, лучшая, что я написал. Эти ролики — фрагменты текстов из книги.

— А для кино вы что-то сейчас пишете?

— В данный момент — нет. Несмотря на то что я написал несколько сценариев, это по-прежнему не главное занятие для меня. Чего не скажешь о саундтреках! Мы пишем музыку для фильмов вместе с моим товарищем Уорреном Эллисом. Если вести отсчет от «Предложения», то мы сделали штук двенадцать звуковых дорожек для кино. Так что киношники к нам обращаются теперь уже не потому, что мы известные ребята из The Bad Seeds, а потому, что у нас хорошо получаются саундтреки. Мы к этой работе относимся очень серьезно и всегда открыты новым предложениям. Так что если кто-то в России снимает радикально жестокий хоррор — мы не прочь присоединиться.

— У нас полно хороших сюжетов для хоррора! На афишах вашего нынешнего турне — только ваше имя, никаких The Bad Seeds. Чего нам ждать?

— Ну кое-кто из нынешнего состава группы с нами все-таки ездит. Уоррен — обязательно. Томас Уидлер, который давно со мной не играл. С бас-гитарой, конечно, Мартин Пи Кейси. И парень по имени Ларри Маллинс — за клавишными. Таким маленьким составом мы, несмотря ни на что, можем сыграть большинство хитов The Bad Seeds, от самых тихих до самых нервных. Хоть сорок песен, если нужно. При этом я не пою, сидя за роялем, а стараюсь успевать всюду. Вы удивитесь, когда услышите, какая у нас получилась версия песни «Higgs Boson Blues». Красота.

— Я слышал, Барри Адамсон вернулся в группу?

— Ох, что-то мне подсказывает, что он снова ушел. Никогда нельзя быть уверенным.

— Я видел сет-листы концертов этого тура. Там много новых песен, но вы, кажется, вообще не исполняете ничего из альбома «Murder Ballads»?

— Никаких ограничений у нас нет. Если вы думаете, что я решил никогда больше не играть «Where The Wild Roses Grow», то ошибаетесь. Мне просто не с кем ее петь, если в городе нет Кайли.

Фото: www.peoples.ru

По информации: kommersant.ru

Рейтинг@Mail.ru