Home / Общество / «Вонючий прудик» против нерадивых чиновников

«Вонючий прудик» против нерадивых чиновников

Учредители SMM-агентства «Медиазавр» Константин Родчанин и Лада Перебайлова рассказали «Югополису» об истории появления в краснодарских социальных медиа аккаунта «Вонючий Прудик», о способах борьбы с отписками нерасторопных чиновников и о том, что в любом хорошем деле главное — это несгибаемые намерения.

555

Учредители SMM-агентства «Медиазавр» Константин Родчанин и Лада Перебайлова рассказали «Югополису» об истории появления в краснодарских социальных медиа аккаунта «Вонючий Прудик», о способах борьбы с отписками нерасторопных чиновников и о том, что в любом хорошем деле главное — это несгибаемые намерения.

 Технический водоем в районе улицы Старокубанской добрый десяток лет отравлял жизнь местным жителям — пройти мимо, не зажав нос от удушающей вони, получалось только у тех, кто страдал хроническим насморком.

Небольшой пруд стараниями неизвестных, но ушлых людей из года в год превращался в отстойник, куда из канализационных труб ежедневно сливались нечистоты, фекалии и прочие отходы неизвестной этимологии. Зимой этого года ситуация с водоемом стала меняться – фекалий в пруду меньше не стало, но, благодаря кампании, развернутой в социальных сетях, городские власти обратили на пруд пристальное внимание и сделали ряд громких заявлений о том, что проблема взята на контроль и, возможно, близка к разрешению.

Фото: Федор Обмайкин / Югополис

Фото: Федор Обмайкин / Югополис

— Константин и Лада, вы стали создателями «Вонючего Прудика». Зачем и почему?

— Офис нашей компании расположен в здании, которое находится в непосредственной близости от этого злосчастного прудика. Там действительно пахнет, даже не пахнет — воняет. Это удручало. Да, проблема локальная, не резонансная, такое, скажем, бельмо на глазу можно отыскать в любом краснодарском микрорайоне. Люди годами ходят мимо, время от времени возмущаются, но разобраться в проблеме и решить ее руки ни у кого не доходят.

Мы решили попробовать и доказать на примере отдельно взятого прудика, что это реально решаемо, пока вроде бы получается. Нам было интересно разобраться с прудиком, не обивая пороги различных инстанций и строча бесконечные жалобы, а используя привычные в нашей работе инструменты.

 — Почему вы решили начать именно с социальных сетей?

— А с чего было начинать? За все время существования пруда, вернее, неконтролируемого слива в него канализационных стоков – а это без малого десять лет – ни одно местное СМИ ни разу не уделило данной проблеме внимания. Желающих не нашлось.

Мы разработали единую стратегию введения проблемы многострадального прудика в информационное поле Краснодара. Поставили задачи: создать общественный резонанс, обратить внимание наших гражданских активистов на проблему, заставить шевелиться чиновников и создать единую интернет-базу материалов о техническом водоеме.

Социальные сети в нашем плане стали первым и очень важным звеном.

Фото: Федор Обмайкин / Югополис

Фото: Федор Обмайкин / Югополис

— Сколько времени вы отводили себе на решение поставленных задач?

— Неделю на подготовку, еще два месяца — на основные действия. В феврале этого года мы запустили аккаунт «Вонючий Прудик» в твиттере, появились странички в ВКонтакте и Инстаграме. Твиттер нам был нужен для привлечения внимания краснодарских журналистов, которые толкутся там в рабочее время, Инстаграм – для выкладывания фотографий пруда, ВКонтакте – для работы с различными краснодарскими сообществами, по сути – для привлечения внимания общественности.

Появление аккаунта в твиттере не прошло бесследно, «Вонючий Прудик зафолловили и начали репостить — пошла первая волна. Мы не ожидали столько интереса, что проблема начнет раскручиваться так быстро.

 — Дело в емком названии? Вы на это и рассчитывали?

— Сначала нас сравнивали с «Носками Гусака», «Усами Пескова» и «Чулками Кекош», смеялись. Но у нас была конкретная цель — раскручивать историю, а не веселить народ. У нашего аккаунта была социальная направленность, это не однодневный мем.

Фото: Федор Обмайкин / Югополис

Фото: Федор Обмайкин / Югополис

Параллельно мы начали аккумулировать всю информацию, касающуюся пруда. Мы провели, скажем так, микрорасследование, собрали в одну стопку все отписки из разных инстанций, покопались в интернете. И тут оказалось, что есть от чего хвататься за голову. Выяснилось, что все о проблеме знают – здесь мы имеем в виду не жителей близлежащих к пруду многоэтажек, а чиновников всевозможного ранга – от окружной администрации до, к примеру, Роспотребнадзора. Мы узнали вопиющие факты, которые никто и никогда подвергал информационной огласке, все просто ходили вокруг прудика, зажимали нос и все!

Мы выяснили, что наш вонючий прудик никому не принадлежит, никто за ним не ухаживает, он не является ничьей собственностью. И это очень удобно чиновникам — пруда нет на балансе городской администрации, значит, не нужно искать виновных в систематическом сливе фекалий. Мы получили информацию о пробах воды из пруда – вредные вещества в этих анализах просто зашкаливают.

Это очень удобно чиновникам — пруда нет на балансе городской администрации, значит, не нужно искать виновных в систематическом сливе фекалий»

Мы разобрали документы, выстроили логическую цепочку, расположили факты хронологически и опубликовали большую статью в интернете. Думаю, многие не стали ее читать — слишком большой объем информации, подкрепленный документами. Но для нас это стало важной точкой входа в информационное поле — в плане серьезной подачи структурированной информации.

Используя личные связи, мы поставили в известность представителей мэрии о начавшейся вокруг пруда кампании и начали действовать дальше.

Фото: Федор Обмайкин / Югополис

Фото: Федор Обмайкин / Югополис

— Последние месяца два тема городских водоемов вообще стала пользоваться популярностью – чиновники прозрели и увидели вдруг, в каком ужасающем состоянии находится Затон, идеей номер один на многих совещаниях звучит концепция создания парковой зоны вокруг всех Карасунских озер.

— Здесь, наверное, нам просто повезло – как говорится, звезды совпали — параллельно с «Вонючим Прудиком» появилась концепция по благоустройству Карасунов, которую начал продвигать Григорий Корнев со своими «Городскими решениями». Мы решили примкнуть к этой концессии, и получилось, что наш технический водоем стали рассматривать наравне с Карасунами. В конце февраля на «Югбилде» во время конференции по вопросам о благоустройстве Краснодара упомянули и «Вонючий Прудик» — это было успехом для нас.

После этого на сайте городской администрации был размещен красивый пресс-релиз, в котором описывалось состояние прудика, но не указывались никакие сроки решения проблемы. Мы поняли, что это очередное замалчивание реальной ситуации, которое ведет в тупик.

Фото: Федор Обмайкин / Югополис

Фото: Федор Обмайкин / Югополис

— Оказалось, что чиновников не так-то просто заставить быть расторопными?

— Мы начали раскручивать тему всевозможными способами. В разработанной нами стратегии было много прекрасных моментов – например, размещение на Авито фальшивого объявления о продаже прудика, но мы решили спуститься на землю и действовать конкретно. Удалось заинтересовать редакцию одной краснодарской газеты, там посмотрели на документы и выпустили материал, в котором говорилось о планах администрации и о наших сомнениях в целесообразности этих планов.

Мы же хотели донести до администрации, что есть группа людей, готовых шуметь в интернете и СМИ и подгонять чиновников к тому, чтобы они нашли нарушителей и заставили их ликвидировать несанкционированные врезки в канализацию. Это и сейчас наша конечная цель — да, чиновники обещают засыпать пруд и на его месте сделать зеленую зону. Это прекрасно, спору нет. Но давайте сначала разберемся с источником проблемы – этими самыми незаконными врезками.

Фото: Федор Обмайкин / Югополис

Фото: Федор Обмайкин / Югополис

— Как к вашей деятельности отнеслись жители домов, которые расположены возле самого пруда?

— История с «Вонючим Прудиком», бесспорно, хорошо выстрелила, а потом наступило небольшое затишье. Мы начали работать с местными жителями. Нашли, например, женщину-астматика, выяснилось, что у нее в прошлом году был сильнейший приступ, а она живет в доме напротив пруда. Мы показали ей папку с письмами, рассказали, что пруд бесхозный. Она удивилась — таких подробностей в открытом доступе не было. После общения с местными жителями мы поняли, что надо объединяться и решать проблему вместе. Мы приняли решение собирать подписи от лица инициативной группы, организовали собрание дома — собрали для начала 40 подписей, с требованием, чтобы незаконные врезки нашли и устранили.

Тем временем внимание чиновников оказалось переключено на уже упомянутый проект благоустройства Карасунов. Наш прудик в лучшем случае был довеском и с ежедневными сбросами в него фекалий по-прежнему никто не считался.

Тогда мы решили взять на абордаж местных телевизионщиков. Пришлось трудно – им требовался герой и история, поэтому мы по сути сделали за журналистов всю черновую работу, как бы спродюсировали их съемки и приурочили их к объявлению о том, что краснодарцы намерены устроить пикет из-за неопределенной ситуации с прудом.

00

Фото: Федор Обмайкин / Югополис

И откуда что взялось — чиновники моментально организовали совещание с главным архитектором города, кучей специалистов. Сюжет о совещании и о самом прудике в прайм-тайм показали три местных телекомпании. Хочется верить, что они сделали это не для того, чтобы осветить в очередной раз деятельность чиновников, а чтобы помочь нам решить проблему.

Нам пообещали найти виновных – до конца апреля.

 — И вы поверили?

— Да. И отложили пикет на неопределенный срок, вернуться к этой теме никогда будет не поздно. В это же время мэр города на отчетном совещании объявил, что в Краснодаре будет создана комиссия по поиску несанционированных врезок в местные водоемы. Там же он озвучил и проблему нашего пруда, назвав его именно «Вонючим Прудом».

Фото: Федор Обмайкин / Югополис

Фото: Федор Обмайкин / Югополис

— Это ли не успех придуманной вами кампании?

— Успех, конечно же. Если оценивать по канонам классического PR, мы добились своего и очень хорошо сработали. Результат превзошел наши ожидания. Мы не хотели затевать скандал, были настроены на позитивный исход, мы понимаем, что агрессивная позиция вызовет обратную агрессию. Но теперь мы хотим довести начатое до конца.

Если чиновники расслабятся, у нас есть все инструменты для того, чтобы напомнить им о данных обещаниях. История «Вонючего Прудика» — хороший пример того, как можно решить локальную городскую проблему малой кровью. И главное здесь — несгибаемые намерения.

Валентина Артюхина

Фото: www.surprisse.com

По информации: yugopolis.ru


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru