Home / ШОУБИЗ / Мату – мат!

Мату – мат!

Письмо Михалкова и Бондарчука не убедило Минкультуры смягчить запрет на ненормативную лексику

kino_f74ea7_2

Министерство культуры разработало законопроект, позволяющий показывать фильмы с нецензурной лексикой на всех российских кинофестивалях (сегодня это возможно только в рамках киносмотров со статусом международных), и пока менять его не собирается. Об этом «Известиям» сообщили в пресс-службе ведомства.

«Смягчения каких-либо норм так называемого закона о мате, за исключением поправок, которые освобождают российские фильмы от обязательного получения прокатных удостоверений при демонстрации на кинофестивалях внутри России (находятся на согласовании с профильными ведомствами), в ближайшее время не планируется», — говорится в сообщении пресс-службы.

В январе 2015 года деятели театра и кино написали письмо на имя премьер-министра Дмитрия Медведева с просьбой смягчить действующее законодательство и разрешить выдачу прокатных удостоверений фильмам с нецензурной лексикой. Письмо подписали Никита Михалков, Федор Бондарчук, Карен Шахназаров, Сергей Мирошниченко, Олег Табаков и Владимир Хотиненко.

«Указанная норма приводит к невозможности публичной демонстрации кинематографических произведений, обладающих высокими художественными достоинствами, но при этом реалистично демонстрирующих негативные проявления общественной жизни, включая использование героями фильмов нецензурной брани», — отмечалось в письме.

Позднее один из подписавшихся — директор «Мосфильма» Карен Шахназаров отозвал свою подпись.

— Сначала несколько моих коллег убедили меня в том, что мат необходимо вернуть в порядке исключения, но позднее я свою точку зрения изменил. Не могу сказать, что мат является показателем искусства — уверен, хорошие фильмы можно снимать и без нецензурной лексики. И не думаю также, что это самая важная проблема сейчас в нашей культуре, — считает режиссер.

Другие подписанты письма оказались недоступны для комментария на момент написания материала.

По информации ряда СМИ, Дмитрий Медведев дал устное поручение Министерству культуры подготовить предложения по поправкам в «закон о мате» — это было сделано либо в ответ на просьбу режиссеров, либо совпало с ней по времени. Однако официально о разработке нового законопроекта объявлено не было.

В феврале стало известно, что по поручению правительства Минкультуры «обобщит мнения творческих союзов» и модернизирует систему возрастных маркировок информационной продукции — а именно это предлагают многие кинематографисты, недовольные законом о запрете мата.

— Позиция Киносоюза проста — мы считаем, что любые запреты в сфере искусства — это проявления цензуры — политической, вкусовой и т.д., — пояснил «Известиям» глава организации, режиссер Андрей Прошкин. — Соответственно, в XXI веке они недопустимы. Для «рискованных» картин есть законная ниша — прокат с возрастными ограничениями. Этих ограничений вполне достаточно, чтобы оградить детей (а депутаты всегда прикрывают свои глупости детьми) от разлагающего влияния обсценной лексики, человеческой наготы и т.д. Наше предложение — отменить запреты на изображение всех проявлений жизни (включая мат, курение и всё, что еще эти господа выдумают) и сосредоточиться на выполнении кинотеатрами возрастных ограничений.

С одной стороны, ведомство выполняет требования кинематографистов и упрощает действующую систему маркировок. Законопроект, который уже разработан и внесен в правительство, предлагает оставить обязательной только маркировку «18+», а указание остальных категорий («0+», «6+», «12+», «16+») сделать добровольным — на усмотрение производителя или распространителя. При этом ужесточено наказание за несоблюдение маркировки — присутствие ребенка на показе фильма с маркировкой «18+» грозит кинотеатрам штрафом до 5 млн рублей и приостановлением деятельности до 90 дней. Но этот закон, подчеркивают в ведомстве, никак не отменяет запрет на нецензурную лексику — фильм с матом всё равно не сможет выйти в прокат даже под маркировкой «18+».

Подходит к концу год действия закона о запрете мата, который вступил в силу 1 июля 2014 года. В первую очередь закон ударил по арт-кино — «Левиафан» Андрея Звягинцева, лауреат Каннского кинофестиваля и «Золотого глобуса», вышел в прокат в цензурированном виде, хотя и заслужил похвалу от одного из разработчиков закона о запрете мата Станислава Говорухина.

Были переозвучены «Дурак» Юрия Быкова (приз в Локарно) и «Да и да» Валерии Гай Германики (приз Московского кинофестиваля). В «матерной» версии фильм Германики успел выйти в двухдневный прокат до вступления закона в силу и собрал на семи площадках порядка 1 млн рублей.

«Комбинат «Надежда» Натальи Мещаниновой (участник фестиваля в Роттердаме) до сих пор не добрался до экрана. Картина изначально была снята в двух версиях — с матом и без мата — однако, по словам режиссера, вторая версия получилась значительно хуже оригинальной и пока не готова к релизу.

Вступивший в силу с 1 июля 2014 года закон запретил, с одной стороны, выдачу прокатных удостоверений для фильмов с нецензурной лексикой, а с другой — публичный показ фильмов без прокатного удостоверения. Первое правонарушение влечет за собой наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от 50 тыс. до 100 тыс. рублей. Повторное совершение административного правонарушения наказывается штрафом в размере от 100 тыс. до 200 тыс. рублей для юридических лиц или административным приостановлением деятельности на срок до 90 суток.

Николай Корнацкий

Фото: www.s-photo-spb.ru

По информации: izvestia.ru

Рейтинг@Mail.ru